Пенсионный советник

«У нас уже на улицу нельзя выйти, чтоб не попасть под статью»

Фигурант «болотного дела» Владимир Акименков останется под стражей до 6 ноября

Ольга Кузьменкова 08.08.2012, 21:27
Владимиру Акименкову вменяют лишь участие в массовых беспорядках, без насилия над полицейскими Сергей Киселев/Коммерсантъ
Владимиру Акименкову вменяют лишь участие в массовых беспорядках, без насилия над полицейскими

Еще один фигурант «болотного дела», активист «Левого фронта» Владимир Акименков остался под стражей до 6 ноября. Суд удовлетворил ходатайства следователей, проигнорировав заявление адвоката об ухудшающемся здоровье молодого человека и особо отметив отрицательную характеристику участкового.

Поддержать фигуранта «болотного дела» Владимира Акименкова в суде в среду пришел лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов. Правда, до самого зала заседаний Удальцов так и не дошел: оппозиционера возмутило излишне назойливое внимание приставов, из-за которого он предпочел развернуться и уйти. «Приставы стали требовать чуть ли не до трусов раздеться: что у вас в сумке, какие ваши документы. Я первый раз с таким столкнулся, — пояснил Удальцов «Газете.Ru». — Они просто перешли все рамки: стали лезть в мои бумаги, чуть ли не по карманам шарить. Ну я так, что называется, культурно их послал куда подальше и был вынужден уйти».

Приставы в среду и правда проявляли к гражданам повышенный интерес: корреспондента «Газеты.Ru» обыскали дважды, дотошные сотрудники проверили в сумке все карманы.

Суд над Акименковым по меркам российского правосудия начался почти без опозданий: молодой человек вместе с двумя приставами появился на лестнице в здании Басманного суда всего на сорок минут позже заявленного времени. Прежде чем показался Акименков, приставы оттеснили журналистов и активистов «Левого фронта» от двери зала заседаний. «Лучше вам в сторону отойти… Бакс — он нервный», — предупредил один из приставов, озадачив собравшихся. Акименкова вели под руки двое: едва ступив в коридор и увидев своих соратников, молодой человек бодро и уверенно сказал: «Всем привет!» Потом оглушительно залаял Бакс. «Покормили бы вы свою собаку…» — огрызнулся кто-то из активистов.

Председательствующая Наталья Дударь зачитала Акименкову его права и поинтересовалась, есть ли у сторон какие-либо документы, которые нужно приобщить к делу. Следователь Александр Добарин сообщил, что хочет приобщить сделанную в начале августа медицинскую справку; в ней состояние здоровья Акименкова признано удовлетворительным. Адвокат Дмитрий Аграновский тут же пожаловался: «Ваша честь, 11 июля я направил запрос о проведении обследования на предмет установления у него инвалидности. И мне до сих пор ни ответа, ни привета!»

Суд справку от следствия приобщил и предоставил слово следствию. После чего Добарин скороговоркой зачитал отчет о ходе следствия.

Шмыгая носом в душном зале заседаний, простуженный следователь сетовал на то, что по делу о массовых беспорядках все еще предстоит провести «большое количество» работы, а также решить вопрос о выделении дела Акименкова в отдельное производство. Самого молодого человека все это время предлагалось держать под стражей.

Причины следователь Добарин перечислил те же, что и в случае с другими фигурантами «болотного дела»: находясь на свободе, Акименков может скрыться, оказать давление на свидетелей и потерпевших, уничтожить доказательства и продолжить заниматься преступной деятельностью. Конец своей речи Добарин дочитывал с листа, непрерывно утирая пот. Неожиданно следователь зашелся в приступе кашля. Откашлявшись, он извинился перед судом и публикой, а затем огласил предложение следствия: держать Акименкова за решеткой до 6 ноября.

— Обстоятельства, предусмотренные статьей 97, не изменились, поэтому поддерживаю, — сказал прокурор Владимир Кольчук.

Акименков, находясь за решеткой, держался спокойно и уверенно. Некоторое недоумение выдали лишь слова, обращенные к суду: «Как я могу скрыться, если на момент задержания я даже не имел загранпаспорта? Я не понимаю, о какой преступной деятельности может идти речь, если у нас в стране пока еще действует презумпция невиновности?»

Молодой человек также пожаловался на проблемы со здоровьем: в СИЗО прогрессирует врожденное заболевание радужной оболочки, зрение стремительно падает.

Справку о здоровье Акименкова, в которой зафиксированы его проблемы с глазами, приобщить к делу попросил адвокат Аграновский. Защитник напрямую обратился к председательствующей Дударь, попросив ее взглянуть на молодого человека, стоящего в клетке: «Вот, ваша честь, посмотрите, пожалуйста, на подсудимого. Его заболевание видно невооруженными глазами». Вместе со справкой Аграновский попытался приобщить поручительства от двух депутатов Госдумы — «эсера» Ильи Пономарева и коммуниста Бориса Кашина.

— Я возражаю против приобщения данного документа, — сказал следователь.

— На ваше усмотрение, ваша честь. На усмотрение суда, — неожиданно для всех сказал прокурор, впервые за всю серию судебных заседаний по «болотному делу» не став поддерживать следователя. Суд неожиданно для всех документы к делу приобщил.

Аграновский в своем выступлении подчеркнул, что поручительства от членов парламента — очень серьезные документы и «на эту тему есть четыре решения Европейского суда». Содержание же Акименкова под стражей в условиях его ухудшающегося здоровья — «бесчеловечное отношение». Аграновский рассказал, что молодой человек еще на воле собирался оформлять себе инвалидность, но не стал с этим торопиться, поскольку не ожидал ареста.

Адвокат не преминул напомнить, что вопросом остается и то, были ли вообще события на Болотной площади массовыми беспорядками. «У нас сейчас выйти на улицу нельзя спокойно, чтобы не попасть под эти статьи, — сказал Аграновский. — Содержание этих ребят наносит удар по престижу России и дискредитирует власть в глазах мировой общественности».

После его выступления судья Дударь приступила к изучению материалов дела. Она перелистывала бумаги, оказавшиеся на ее столе, и наконец дошла до характеристики по месту жительства от участкового (Аграновский потом особо подчеркнул, что такие документы должны делать не полицейские из местного ОВД, а сотрудники ЖЭКа).

«Характеризуется по месту жительства отрицательно, неоднократно поступали жалобы на его поведение со стороны соседей, ведет антиобщественный образ жизни, участия в поддержании порядка в доме не принимает, скрытен, старшим людям уважения не оказывает. Не является для проведения профилактических бесед, от письменных объяснений отказывается, все действия сотрудников полиции снимает на видеокамеру…» — цитировала судья характеристику по месту жительства, которую на Акименкова вместо соседей написали полицейские.

Наконец прокурор Кольчук не выдержал, перегнулся через стол к собравшейся публике и тихо прокомментировал характеристику на Акименкова: «С бабушками у подъезда не здоровается и улицы не подметает!»

Услышав смешки, Дударь, не поднимая глаз, пообещала выставить из зала суда всех, кто «будет улыбаться», и удалилась принимать решение о мере пресечения. Через 40 минут она его огласила: продлить Акименкову арест еще на 2 месяца и 27 дней, до 6 ноября.