Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Приговор на сон грядущий

Судья Данилкин продолжает читать приговор Ходорковскому и Лебедеву

ИТАР-ТАСС
На второй день чтения приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву подсудимые, адвокаты и корреспондент «Газеты.Ru» пытались разобрать слова судьи Виктора Данилкина. Судья торопится дочитать приговор до Нового года, говорит тихо, монотонно, так что речь его действует усыпляюще и понять его почти невозможно. Удалось выяснить, что суд, в частности, считает показания свидетелей защиты Виктора Христенко и Германа Грефа доказывающими вину Ходорковского.

С раннего утра вторника в окрестностях Хамовнического суда были приняты повышенные меры безопасности. Очевидно, это было связано с тем, что накануне сторонники Ходорковского и Лебедева организовали напротив суда многолюдный несанкционированный пикет и лозунги, а позже и крики в ходе задержаний заглушали и без того негромкого судью Виктора Данилкина. Во вторник 7-й Ростовский переулок, где находится суд, оказался перегорожен металлическими заграждениями, а район перекрытия охватил несколько многоквартирных жилых домов, посольство Турции, библиотеку и детский сад, где на вторник был назначен новогодний утренник. Для прохода людей в заграждениях оставили узкие промежутки, возле которых дежурила милиция.

Внутри были припаркованы 4—5 милицейских автобусов. На них можно было оперативно вывезти очередных сомневавшихся в справедливости Хамовнического суда. Автомобильного движения по переулку не было. Окрестных жителей через кордоны пропускали после предъявления документов, в посольство и суд также могли пройти только те, у кого были повестки, пропуска и паспорта.

Родителей, ведших детей на утренник, пустили только после того, как сторонники Ходорковского начали скандировать «Пустите детей на елку!».

На сам процесс журналистов пустили после некоторых трений, а остальным зрителям милиция сообщала, что «процесс закрыт, трасса (7-й Ростовский переулок) служебная». Хотя приставы, охраняющие суд, и объясняли, что мест в зале нет, на самом деле в зале было даже свободно.

Из-за большого объема приговора судья второй день оглашает его сидя, разрешая сидеть также участникам процесса и зрителям. Читает Данилкин очень тихо, очень монотонно и настолько быстро, что многие слова не проговаривает, а только обозначает. Отчетливо звучат только имена и цифры, а все, что между ними, сливается в сплошной поток.

Спустя полчаса после начала второго дня чтения начали засыпать зрители, спустя час прикорнул и главный герой первого «дела ЮКОСа» — прокурор Дмитрий Шохин, сидевший прямо возле судьи.

Прокурор Валерий Лахтин пришел с толстой кипой исписанных листов с желтыми наклеечками, которые перебирал на протяжении всего дня. Периодически он делал пометки на отдельном листе. Иногда складывалось впечатление, что прокурор следит за речью судьи и отмечает прочитанные места.

Ходорковский и Лебедев не теряли оптимизма, на второй день приговора они по-прежнему охотно улыбались теле- и фотокамерам. Лебедев в самом начале дня знаками показал адвокатам, что ничего не слышит, читал книжку и разгадывал кроссворды. Ходорковский тоже то читал, то писал, то просто сидел, откинувшись на спинку жесткой лавки.

Анализируя доказательства обвинения, судья пришел к выводу, что подсудимые, которых он накануне признал виновными в хищении нефти дочерних предприятий ЮКОСа, а также в легализации части средств, полученных от ее продажи, совершали свои преступления по заранее подготовленному плану.

Суд полагает, что они не только запланировали захват «Томскнефти», «Самаранефтегаза» и «Юганскнефтегаза», но и пытались придать захвату вид законных сделок.

Для заключения невыгодных предприятиям соглашений с ЮКОСом о купле-продаже нефти подсудимые подкупали акционеров, которые могли им противодействовать, платя им со счетов принадлежащих им иностранных компаний. В результате внутренние цены на нефть в ЮКОСе определяло его руководство, дочерние предприятия в процессе не участвовали, посчитал суд.

Подтверждение вины Ходорковского и Лебедева суд неожиданно нашел в показаниях вызванных по ходатайству защиты бывшего министра экономики РФ Германа Грефа и экс-министра энергетики Виктора Христенко.

В ходе прений сторон о том же заявлял прокурор Лахтин, хотя защита ранее расценила показания чиновников иначе. Адвокаты посчитали, что слова этих свидетелей об отсутствии у них информации о хищениях в ЮКОСе и законности применения трансфертных цен говорят в пользу Ходорковского и Лебедева.

В приговоре сделан вывод, что под руководством подсудимых «рисовались схемы, по которым нефть по заниженной цене должна изыматься у добывающих компаний и передаваться компаниям, зарегистрированным в зонах льготного налогообложения городов Лесной, Трехгорный, Байконур, Мордовия».

Адвокаты не скрывали от журналистов, что тоже очень плохо понимают Данилкина. «Даже за адвокатским столом приходится прочищать уши, пытаясь что-то понять», — жаловался адвокат Ходорковского Юрий Шмидт. «Вообще трудно понять, что читается, и трудно уловить смысловую связь между предложениями», — сказал еще один защитник экс-главы ЮКОСа Вадим Клювгант.

По словам Клювганта, «то, что происходит, нужно считать изложением доказательств виновности подсудимых». «Но, насколько это соотносится с содержанием, судите сами», — умыл руки адвокат. Тем не менее адвокатам вновь удалось расслышать «диковинные вещи, про которые судья опять же заведомо знает, что этого никогда не было, но в документ под названием «приговор» они вошли», сказал Клювгант. В пример он привел, в частности, доказательство вины в хищении нефти, которое заключается в признании Ханты-Мансийским антимонопольным комитетом ценового сговора между ЮКОСом и его «дочкой» «Юганскнефтегазом».

«У нас (вменяется) хищение путем покупки по заниженной цене. А тут ценовой сговор. Это решение антимонопольного комитета было в 1998 году, но уже в 1999 году было судом отменено, и судья это знает, это решение суда оглашалось и есть в деле!» — возмутился адвокат.

Клювгант также назвал «помесью некомпетентности и прямой лжи» заявление российского МИДа о давлении на суд в ответ на критику властями США и Евросоюза обвинительного приговора Ходорковского и Лебедева. Адвокат отметил, что МИД не в курсе обвинений, предъявленных подсудимым (в заявлении говорится, что они обвиняются в неуплате налогов и отмывании денег), а также опроверг тезис МИДа о том, что приговор суда является делом исключительно российской судебной системы. «РФ, и это впрямую входит в сферу ответственности МИДа, взяла на себя юрисдикцию Конвенции по правам человека, пакта ООН по правам человека, согласно которым защита прав человека не является внутренним делом какого-либо государства, а является универсальной ценностью, которая стоит выше национального законодательства. И Россия под всем этим подписалась. И МИД — это тот орган, который всеми этими договорами занимается», — заявил Клювгант.

По предварительным прогнозам адвокатов, резолютивная часть приговора со сроками наказания может быть оглашена 31 декабря.