Столько же на лапу

Уровень коррупции в России снижается незначительно, в пределах статистической погрешности

Ольга Болотова 09.12.2010, 15:24
Сергей Киселев/Коммерсантъ

За последний год давать взятку приходилось каждому четвертому россиянину, свидетельствуют данные ежегодного исследования Transparency International — чаще всего врачам, гаишникам и судьям. Сколько-нибудь заметного снижения уровня коррупции в России не произошло, констатируют эксперты. В Кремле считают исследование ненаучным и составленным на субъективной основе.

Уровень коррупции в России по-прежнему остается высоким, свидетельствуют данные исследования Transparency International «Барометр мировой коррупции-2010». Согласно результатам проведенного TI опроса, в течение последних 12 месяцев взятки давал каждый четвертый россиянин (26%). В прошлом году процент взяточников был чуть выше — 29%. Разница несущественная, считает директор TI Russia Елена Панфилова. «Практически одни и те же цифры. Рост коррупции опережает эффективность борьбы с ней, при этом граждане сталкиваются с коррупцией в сферах, которые наиболее важны для них», — утверждает она.

Cогласно данным TI, чаще всего с незаконными поборами гражданам приходится сталкиваться при обращении в правоохранительные органы, земельные службы, школы и больницы.

«На лапу» милиционерам и гаишникам за последний год давали 28% опрошенных, врачам 20,7%, землемерам и другим специалистам кадастровых служб 20,2%. В суд, школы и детсады «с конвертиком» ходили 18%.

В «Барометре-2009» цифры были несколько хуже. Тогда 30% опрошенных признались, что дали взятку милиционерам, 19% – работникам медицины, 16% – земельным службам, 14% – в сфере образования и 13% – судебной системе.

«Граждане России, как и прежде, наиболее коррумпированными считают именно те сферы государственного регулирования, которые напрямую связаны с обеспечением качества жизни и обеспечением безопасности. И именно в них же граждане наиболее часто сталкиваются с проявлениями коррупции», — отмечают авторы исследования.

Из результатов отчета следует, что самыми коррумпированными необязательно оказываются те службы, в которые граждане обращаются наиболее часто. Наоборот, взятки чаще приходится давать там, куда россияне обращаются редко. Например, обращаться в земельные службы за последний год приходилось всего лишь 11% опрошенных, но каждый пятый дал взятку землеустроителям. Общаться с таможенниками пришлось только каждому двадцатому, но 10% опрошенных пришлось «занести». Зато коммунальщикам, услугами которых гражданам приходилось пользоваться чаще всего, заплатили всего лишь 3% респондентов.

Неудивительно, что самыми коррумпированными секторами власти россияне считают госслужбу и правоохранительные органы. Из пяти максимально возможных для оценки уровня коррупции баллов респонденты дали им по 3,9 балла. Второе место поделили судебная система и образование. Уровень коррупции в этих «секторах власти» граждане оценили на 3,7.

Большинство дают взятки, чтобы избежать проблем с властями, четверть — чтобы ускорить решение своего дела.

Чем меньше доход, тем больше шансов оказаться в ситуации, когда придется дать «на лапу», полагают авторы отчета. «Коррупция представляет собой регрессивный налог. Люди, оказавшиеся на обочине жизни, и неимущие по-прежнему наиболее беззащитны перед вымогательством», — отмечают в TI. Возраст тоже фактор риска. Среди молодежи взяточников треть, а среди тех, кому за 50, меньше 20%.

Бороться с коррупцией своими силами бессмысленно, считает пессимистичное большинство. С утверждением «простые граждане могут помочь победить коррупцию» не согласились 66% опрошенных граждан. Впрочем, согласно опросу,

граждане вообще не верят, что победить коррупцию в России возможно. На вопрос, кто может эффективно бороться с коррупцией, 42% выбрали вариант «никто». И только 22% полагают, что эта задача под силу лидерам государства.

Правда, почти половина россиян хотя бы в теории может вообразить лично себя борцами с коррупционерами. Но комфортнее присоединиться к уже начатому кем-то делу: с утверждением «я готов поддержать друга или коллегу в борьбе с коррупцией» согласились 62% респондентов. «Стукнуть» о взятке согласны 52%. Среди тех, кто сам давал взятку, таких тоже примерно половина.

Авторы отчета обращают внимание на отсутствие эффективных механизмов защиты для граждан, заявляющих о коррупции, особенно для предпринимателей, считают в TI. «Менее защищенным чувствует себя предприниматель, говорящий о коррупции, поскольку, озвучивая подобные проблемы, он ставит под удар не только себя, но и своих сотрудников, само существование своего бизнеса, поскольку коррупционеры отнюдь не молчат в ответ на обвинения, а активно защищаются, используя для этого методы давления, связанные всё с той же коррупцией», — говорят эксперты. И добавляют: «Видимо, ситуация с коррупцией в нашей стране дошла до той точки, когда у людей не остается иного выбора, как заявлять о коррупции, невзирая на страх».

В этом году обнародование свежего рейтинга TI совпало с публикацией интервью главы администрации президента Сергея Нарышкина. В беседе с «Российской газетой»

кремлевский чиновник заявил, что с уважением относится к международным структурам, которые занимаются исследованиями проблем коррупции, однако считает, что «идея ранжирования стран по уровням коррупции» и «вообще распределения неких мест» вызывает «определенное неприятие».

«У меня создается впечатление, что лица, которые распределяют места в подобных списках, исходят из неких субъективных критериев и не базируются на научной основе», — заявил Нарышкин.

С точки зрения чиновника, постоянный мониторинг состояния дел в этой сфере проводить необходимо, в том числе и настроение общества, и его мнение об эффективности антикоррупционных усилий. «Такая работа сейчас активно разворачивается. В различных регионах страны проводится социологическое исследование, охватывающее широкий круг респондентов, в целях объективной оценки эффективности принимаемых антикоррупционных мер. Данное исследование проводится Общероссийским общественным фондом «Общественное мнение». По его результатам будут приниматься адресные меры, направленные на повышение эффективности противодействия коррупции, а также корректироваться нормативная база», — заявил он.