«Выборы были мошенничеством»

Интервью Бориса Немцова

Светлана Бочарова, Елизавета Сурначева 27.04.2009, 20:55
Кирилл Лебедев

Ветеран многих избирательных кампаний, сопредседатель движения «Солидарность» Борис Немцов признался в интервью «Газете.Ru», что выборы в Сочи превзошли все его ожидания.

— Борис Ефимович, как вы оцениваете итоги голосования?

— Итоги досрочного голосования выглядят умилительно: результаты Пахомова доходят до 100%. На самом деле оно сильно отличается от результатов голосования сегодняшнего, что наводит на размышления. Любой человек понимает, что, когда 30% избирателей проголосовало досрочно, это никуда не годится.

— Раздельный подсчет голосов, когда досрочников отделяют от обычных избирателей, какой-то смысл имеет?

— Он имеет смысл. Если выяснится, что результаты разительно различаются, то это станет основанием для опротестования итогов голосования.

Если выясняется, что в день голосования 45% у Пахомова, 35% у меня, а при досрочном голосовании 99% у Пахомова, то очевидно, что это мошенничество.

Они беспредельники и остаются ими: ночью на участке арестовали американского журналиста из журнала New Yorker — наряд ОМОНа забрал его и увез в участок, угрожая посадить на трое суток. Что тут можно сказать: они хотят, видимо, чтобы Сочи не был столицей Олимпиады. Просто обезумели.

Для меня совершенно очевидно, что эти 30 тысяч голосов, которые проголосовали досрочно, это мошенничество. Это голосование под давление, под шантажом. У нас есть свидетельские показания людей, которых заставляли голосовать под угрозой, что их лишат работы и зарплаты. Конечно, в Сочи высокая безработица и очень низкий уровень жизни, низкие зарплаты.

И когда людям говорят, что голосование не за того кандидата означает лишение вас работы, ну как они могут себя вести?

Но то, что наши наблюдатели фиксировали досрочное голосование со стопроцентным голосованием, это явное нарушение Конституции, закона о выборах. В общем, власть показала себя во всей красе.

Нас сразу насторожило, что по данным на субботу было видно, что проголосовавших досрочно 14 тысяч человек (около 5% избирателей). В воскресенье с утра господин Рыков объявил цифру 30 тысяч. Как вот за ночь они получили дополнительно 16 тысяч голосов, остается только догадываться — где они там эти галки ставили, в каких кабинетах...

— А результат воскресного голосования, без досрочников, соответствует результатам экзит-полов (по данным представителей штаба Немцова, Пахомов — 46%, Немцов — 35%, Дзагания — 17% — «Газета. Ru»)?

— Да, похоже. Но вброс — 30% голосов, тут какой бы ни был экзит-пол... Сами понимаете.

— Какие-то еще серьезные нарушения вы зафиксировали?

— На самом деле эти выборы в высокой степени были мошенничеством, которое по крупному состояло из двух блоков: первый блок назвается «оболванивание избирателей».

Это стопроцентная блокада оппозиции, поток геббельсовской лжи без права ответить: этот «зомбоящик» — или «дебил-ТВ», как угодно можно называть, — это работало в течение всего месяца, и это было, конечно, фальсификацией и мошенничеством.

Вторая часть мошенничества — это 30 тысяч голосов, которые они решили набрать за своего кандидата. Были, конечно, и мелкие нарушения: были найдены люди, которые по три бюллетеня пытались бросить в урну, многие люди приходили на избирательные участки голосовать, а им говорили, что они уже проголосовали. Эти нарушения были, но они все-таки из области экзотики.

— Какие-то конкретные иски и жалобы уже подготовлены?

— Во-первых, у нас уже действуют иски к руководству избирательной комиссии (города Сочи — «Газета. Ru») за то, что оно участвовало в агитации против меня. Есть иски к так называемым СМИ, хотя в Сочи, надо иметь в виду, нет СМИ. Они уничтожены. В Сочи есть только средства массовой дезинформации. И журналистов в Сочи тоже практически нет. Журналисты превратились в обслуживающий персонал режима и по-холуйски выполняют все указания власти. Кроме того, есть иски, которые мы подали по фактам клеветы и нарушения закона о СМИ, и вот сейчас по итогам подсчета голосов будут иски по фактам крупномасштабного мошенничества при досрочном голосовании, по фактам давления на избирателей, шантажа и т. д.

— Что касается клеветы, по каким именно фактам подали иски?

— За обвинения меня в том, что я корейский шпион, коррупционер. Где деньги? Где 200 тысяч долларов (за которые Немцов якобы обещал продать Олимпиаду корейцам. — «Газета. Ru»)? Отдайте уже, может, я хоть свои расходы компенсирую (смеется). Мои многочисленные дети возмущаются, что столько денег, а они их не видят.

— Как вам идея с так называемым абхазским участком?

— Там было четверо проголосовавших. Я даже знаю итоги этого голосования — 50% за меня, 50% — за Пахомова.

Я думаю, что они абхазский проект остановили, потому что это был бы грандиозный международный скандал.

— Не знаю, можно ли задавать такие вопросы кандидатам в мэры, но можете ли вы оценить средства, затраченные на проведение кампании, и как вы будете отчитываться перед спонсорами?

— Вы знаете, поскольку я находился под прицелом спецслужб на протяжении всей этой кампании, я могу смело сказать: я потратил на кампанию ровно столько, сколько предусмотрено краснодарским законом, — 1 миллион 800 тысяч рублей. Для моего семейного бюджета это большие деньги, поверьте.

— То есть вы сами финансировали свою кампанию?

— В том числе. Залог я свой вносил, в частности. Я имел право половину внести собственных средств.

— Борис Ефимович, тут вот некоторые интересуются: это вы в Сочи так загорели или в солярии?

— Я загорел в Сочи еще как: я провел столько встреч на улице — наверное, ни одного политика нет, кто бы столько встречался с народом. Я, наверное, рекордсмен в этом смысле.

— Из всех кампаний, в которых вы принимали участие, эта была самой жесткой?

— Я расскажу: с точки зрения беспредела эта самая беспредельная.

При Путине вообще не забалуешь: ОМОН у него в выборах участвует, геббельсы во главе с Сурковым и т. д. Но то, что в родном городе происходило, — это, конечно, за гранью добра и зла. Честно говоря, я-то человек сильный достаточно и опытный, но мне жалко сочинцев, что они с этой убогой, гнилой, воровской властью столько живут и, по всей видимости, еще придется какое-то время жить. Но вообще скажу, что для меня стало открытием то, что в Сочи нашлось очень много людей гордых. И эти люди не хотят терпеть издевательство и холуйство. Также стало открытием, что очень многим людям уже осточертели вранье, фальшь, цинизм во главе с Путиным, Ткачевым и т. д. Я думаю, что определенная моя роль в этом есть — то, что я этих людей здесь собрал и дал им какой-то шанс на будущее. Независимо от исхода выборов мы продолжим в Сочи активно присутствовать (движение «Солидарность» — «Газета. Ru»), будем дальше заниматься Олимпиадой, поскольку поддерживать эту крупномасштабную аферу нормальный патриот не может. Тем более, патриот города.

— А вы с Пахомовым когда-нибудь лично встречались?

— Да нет, что вы, он меня боится как огня.

— А если Пахомова постигнет судьба троих предыдущих мэров, будете в выборах снова участвовать?

— Это зависит не от меня, а от жителей города. Если они готовы бороться, то тогда это нормальный, открытый вопрос. А если они уже об колено переломлены, тогда о чем говорить? Знаете, я человек независимый и вольный. И я не хотел бы быть мэром города, где живут сломленные люди.

— А зачем же вы тогда баллотируетесь?

— Нет, это другое. Дело в том, что люди, которые поддерживают меня здесь, — это люди достойные, приличные и образованные. И только ради них я и участвую в кампании. Но если выяснится, что большинство горожан с рабскими мыслями в голове, то тогда такой мэр, как я, им просто не нужен.