Конституцию пропустили через страну

Совет федерации дал президенту 2 года

ИТАР-ТАСС
По итогам обсуждения антикоррупционных законопроектов Дмитрия Медведева наконец стало понятно, для кого разработаны и зачем так быстро принимаются парламентариями многостраничные документы. Сенаторы признались, что это сделано не для российских граждан, а для зарубежных наблюдателей. Правда, так и не пояснили, кому необходима спешка с изменением Конституции.

В понедельник Совет федерации единогласно одобрил поправки в Конституцию, увеличивающие срок полномочий президента до шести и Госдумы до пяти лет. В постановлении отмечается, что закон о поправке в Конституцию РФ в части изменения срока президентских полномочий и Госдумы был рассмотрен и одобрен всеми законодательными органами 83 субъектов РФ «в порядке, предусмотренном соответствующим законодательством». За увеличение сроков проголосовали 142 сенатора, воздержавшихся и противников не было.

Напомним, что законодательным органам субъектов дали год, чтобы обдумать и принять поправки, однако местные парламентарии решили не затягивать процесс и приняли решение за три недели. Для одобрения было достаточно 2/3 положительных решений субъектов, но к 18 декабря свое одобрение президентской инициативе высказали все 83 региона.

Оппозиция считает, что Совет федерации нарушил закон, утвердив волю регионов с такой срочностью.

«Яблочники», например, ссылаются на федеральный закон №33-ФЗ от 4.03.1998 «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции РФ», в котором сказано, что региональные парламенты должны принять решение «не позднее одного года». «СФ на своем очередном заседании, следующем за днем истечения срока рассмотрения законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации закона о поправке к Конституции РФ, устанавливает результаты этого рассмотрения», — гласит 11-я статья настоящего закона. «Яблоко» обращает внимание на то, что СФ должен был утвердить решение субъектов только в ноябре 2009 года. «Региональные парламенты имеют возможность изменить в течение года свое решение. Это имеет особое значение в тех регионах, где в течение года запланированы выборы в парламенты», — подчеркивается в заявлении партии. «Яблоко» призывает президента России оспорить принятое постановление в Верховном суде РФ.

Один из авторов российской Конституции, Сергей Шахрай, считает претензию несостоятельной. Законодательство оговаривает лишь максимальный срок для голосования по поправкам и четко устанавливает число заксобраний, которые должны одобрить эти поправки, — две трети, говорит Шахрай. Фраза же о необходимости повторного собрания СФ по истечении года с момента рассылки поправок в регионы присутствует в законодательстве для того, «чтобы рассмотрение поправок в регионах не длилось вечно», считает Шахрай.

Сегодня же с утра СФ занимался одобрением президентских антикоррупционных законопроектов. Сенаторы пытались опротестовать отдельные нормы, а представлявший законопроект председатель комитета по конституционному законодательству Алексей Александров отбивался от поправок.

Как и депутаты Госдумы, больше всего сенаторы обеспокоились кругом декларируемых родственников. Еще до начала пленарного заседания члены СФ шутили, что надо срочно на кого-то переписывать богатства жен и младенцев. Сенатор Александров настаивал на президентском варианте декларирования имущества супругов и несовершеннолетних детей, от безысходности признав бессмысленность этой нормы вообще. «Конечно, это важные принимаемые сегодня предложения, но не надо переоценивать их значение. Настоящий коррупционер не будет так просто переписывать имущество на родственников и даже друзей. Поэтому рабочая группа решила оставить все как есть», — пояснил сенатор.

«Гора родила мышь», — назвала законы сенатор от Тувы Людмила Нарусова. Сенатор от Владимирской области коммунист Евгений Ильюшкин заявил, что законопроекты следует отклонить для того, чтобы сохранить уважение граждан к руководству государства. «Срок подачи деклараций на родственников переносится на год — ну все же видят, что это сделано для того, чтобы все успели спрятать концы в воду!» — возмущался Ильюшкин.

Однако сенатор Евгений Тарло, уже имеющий опыт защиты законопроекта от депутатских поправок на заседании думского комитета по госстроительству, объяснил, в чем выражается борьба с коррупцией: «Если мы пойдем по пути дальнейшего обсуждения закона, мы вернемся к началу. Закон давно ждет вся страна, и нас не поймут, если мы будем тормозить процесс его принятия».

«Почему норма о декларировании имущества не распространяется на депутатов субъектов РФ?» — поинтересовался зампред комитета по бюджету Вячеслав Новиков, чем поставил Александрова в тупик. «Я даже не знаю, как ответить», — признался Александров.

В конце концов сенатор от Саратовской области Валентин Завадников, единственный проголосовавший против поправок в Конституцию 26 ноября, задал главный вопрос защитнику президентских проектов: «А в чем же фундаментальная новация закона?»

Уставший Александров, наконец, раскрыл карты: «Основная новация закона заключается в том, что мы дали определение коррупции». И расшифровал: «Мы объявили всему миру, что мы начали противодействие коррупции».

Несмотря на протесты против отдельных норм, проголосовать против противостояния коррупции решился только Ильюшкин. За базовый законопроект «О противодействии коррупции» проголосовали 139 человек, один против и двое воздержались. За ратификацию антикоррупционной конвенции ООН высказался 141 сенатор, один воздержался. Внесение изменений в закон о статусе государственных и муниципальных служащих и судей, а также поправки в закон о правительстве, обязывающие декларировать доходы супругов и детей, проголосовали 138 сенаторов и еще один воздержался.