Вот в чем Морарь

Москва объяснила причины высылки Натальи Морарь

Александр Артемьев 18.01.2008, 10:45

Российские власти впервые объяснили причины высылки корреспондента The New Times Натальи Морарь. В четверг посольство РФ в Молдавии вручило журналистке официальную бумагу, которую в редакции The New Times теперь хотят обжаловать.

Корреспондент московского журнала «The New Times» Наталья Морарь официально признана угрозой российскому государству. В четверг в российском посольстве в Кишиневе ей вручили бумагу за подписью заведующего консульским отделом Григория Бирюкова, в которой объясняются причины отказа впустить журналистку на территорию РФ. Документ гласит, что въезд на территорию РФ ей запрещается в соответствии с пунктом 1 статьи 27 Федерального закона «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ».

Законодательная норма, на которую сослались в российском посольстве, гласит: «Въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если это необходимо в целях обеспечения обороноспособности или безопасности государства, либо общественного порядка, либо защиты здоровья населения».

При этом посольство, чей официальный ответ публикует в интернете Морарь, не поясняет конкретных причин, по которым в отношении журналистки применены подобные меры. Также не оговариваются и сроки запрета на въезд. «В соответствии со сложившейся мировой практикой власти различных стран не комментируют причины, по которым национальные компетентные органы отказывают во въезде иностранному гражданину. Это суверенное право государства, не требующее разъяснений», — говорится в документе.

Сама журналистка рассказала «Газете.Ru», что для получения официального ответа ее специально пригласили накануне в российское посольство. «Мне сказали, что пришла бумага из МИДа, на основании которой они и составили мне ответ. Но больше, чем в этом ответе, они мне ничего сказать не смогли, хотя я задавала очень много вопросов», — сообщила Морарь. По ее словам, сотрудники посольства затруднились уточнить, каким может быть срок запрета на въезд в страну, поскольку в данном случае речь не идет о депортации, которая возможна только по решению суда и самое большее — на пять лет. «Мне заявили, что в их практике это вообще первый запрет подобного рода на основании этой статьи. И только два ведомства в России вправе составлять такие списки запрещенных к въезду граждан — МВД и ФСБ». Само основание Морарь назвала «смешным». «Как 24-летняя девушка-журналист может представлять угрозу безопасности такого сильного государства, как Россия?» — усомнилась она. Морарь пообещала оспорить решение российских властей в суде.

В The New Times «Газете.Ru» подтвердили факт подготовки иска к российским властям. «В ответе говорится, что российские власти не обязаны объяснять причины высылки, но это не совсем так. Во-первых, есть российская Конституция, которая говорит, что иностранные граждане пользуются правами наравне с российскими.

Во-вторых, есть подписанный Россией акт ОБСЕ, который говорит, что журналисты не могут подвергаться выдворению или иным образом наказываться в результате законного осуществления их профессиональной деятельности», — отметила в разговоре с «Газетой.Ru» заместитель главного редактора журнала The New Times Евгения Альбац.

Ответчиком в предполагаемом в разбирательстве, по ее предположению, должна выступить ФСБ. Именно эта организация, как полагают в издании, стала инициатором запрета на въезд в Россию,обидевшись на публикации касательно возможного отмывания денег российскими чиновниками через банк «Дисконт» и австрийский «Райффайзен». Судебное разбирательство должно стать прецедентом подобного рода в России.

Правда, как пояснил «Газете.Ru» адвокат журнала Юрий Костанаев, ответ посольства пока не выглядит достаточным для немедленного обращения в суд. «Мы должны иметь постановление того уровня, который принимал решение (о недопущении журналистки в Россию. — «Газета.Ru»). После того, как мы его получим, можно будет говорить об иске», — объяснил адвокат в беседе с «Газетой.Ru». «Сейчас нами послано письмо в ФСБ касательно обстоятельств выдворения Морарь и официальный запрос в прокуратуру с просьбой рассмотреть законность случившегося. Если выяснится, что Морарь не пустили в Россию в нарушение закона, то мы потребуем принятия мер прокурорского реагирования», — добавил Костанаев.

По словам адвоката, от официальных властей требуется «точно и конкретно» разъяснить, какими своими действиями Морарь «угрожала безопасности государства». «Если выяснится, что именно по вине Морарь ракеты поразили какой-то частный коттедж в Подмосковье или она закладывала мины у расположения военных частей, то нам не останется ничего иного, как сказать: «Вы правы, мы разводим руками», — иронизирует защитник.

Запрос в ФСБ, по его словам, был направлен 28 декабря, а письмо в Генпрокуратуру «из-за сложностей с приемом заявлений» — только 17 января.

«Через месяц, — добавил адвокат, — нам должны быть отправлены официальные ответы, и я думаю, что уже пришло время выяснить в ФСБ, как обстоят дела в этом направлении».

Напомним, Наталью Морарь не пустили в Россию в ночь на воскресенье 16 декабря. В столичном аэропорту Домодедово пограничники сообщили, что решением ФСБ ей, гражданке Молдавии, имеющий вид на жительство, запрещен въезд в страну. Никаких других объяснений тогда не последовало, но журналистке, которая возвращалась из командировки в Израиль, ничего не оставалось как неожиданно для себя сесть на самолет в Кишинев. Коллеги Морарь и Международная федерация журналистов сразу же заявили, что случившееся напрямую связано с ее последними разоблачительными публикациями.

Известно, что Морарь работала в России легально: у нее была соответствующая регистрация в ФМС, а также разрешение на работу. Выпускница Московского государственного университета, Морарь в общей сложности прожила в Москве 6 лет и в апреле этого года ожидала ответ на свой запрос о получении российского гражданства.

Руководство журнала The New Times связало инцидент с журналистскими расследованиями Морарь. Серия статей была посвящена убийству зампреда Центробанка Андрея Козлова и истории с возможным отмыванием государственных средств через банк «Дисконт». Одной из последних публикаций Морарь в России стала статья о так называемой «черной кассе Кремля», из которой администрация президента якобы финансирует ведущие российские политические партии.

По другой версии, причиной недопущения в страну могло быть прежнее место работы Морарь. Она занимала должность пресс-секретаря оппозиционной коалиции «Другая Россия» и активно участвовала в политической деятельности, в том числе в запрещенных властями «Маршах несогласных».