«Дверь откроется только в конце»: чего боятся аэрофобы

Почему аэрофобы боятся летать и как с этим бороться

Катастрофа самолета SSJ-100 в московском аэропорту «Шереметьево» 5 мая шокировала людей. В обществе развилась аэрофобия: технические характеристики лайнеров этой модели анализируют в соцсетях, а ленты новостей ежедневно наводняют сообщения об отменах и переносах рейсов. Как жить аэрофобам и сказывается ли общее настроение на состоянии пилотов, — обо всем этом читайте в материале «Газеты.Ru».

После недавней катастрофы самолета SSJ-100 в московском аэропорту «Шереметьево» в СМИ участились сообщения об отмене или переносе рейсов на лайнерах этой модели. В обществе обострилась аэрофобия: блогеры и интернет-пользователи призывают отказаться от покупки билетов, если рейс будет выполняться на SSJ-100, а заместитель председателя комитета Госдумы по контролю и регламенту Михаил Романов потребовал провести проверку всех самолетов серии и прекратить их использование, пока не будет завершено расследование инцидента.

В аэрофобов превращаются даже те, кто раньше не боялся летать — что неудивительно, когда каждый день читаешь очередную новость о том, что самолет не смог вылететь из-за технических неисправностей.

Новостной фон влияет и на эмоциональное состояние пилотов. «Нынешняя истерика по поводу неполадок в самолетах, когда каждое второе воздушное судно, попавшее даже в штатную ситуацию, оказывается в топе новостей, на пилотах, конечно же, сказывается. Они такие же люди и все это читают, тоже переживают, но все это не критично, — оценивает нынешнюю ситуацию эксперт в области безопасности полетов Алексей Власов. — В летчики попадают только психологически подготовленные люди: всевозможные комиссии отбирают только эмоционально устойчивых людей, поэтому к какому-то глобальному сбою резонанс авиапроисшествий не приведет».

По мнению эксперта, разговоры, которые крутятся вокруг технических характеристик самолетов, и аналитика в соцсетях не нарушат душевного равновесия людей, управляющих самолетами. «Пилоты понимают, что это не сверхъестественные случаи: у нас есть статистика, сколько самолетов в среднем мы теряем в год, и сейчас все показатели в пределах нормы, — говорит Власов. — Что касается пассажиров, которых, возможно, стало меньше, потому что люди боятся летать, на летчиков это не накладывает дополнительную ответственность. Пилоту главное довезти пассажиров из точки А в точку Б, и если человек уже сел в самолет, то никуда во время полета не денется. Дверь в любом случае откроется только на конечной остановке».

Разумеется, тех, кто сейчас с опаской заходит в салон самолета и напряженно прислушивается к запахам и посторонним звукам, можно понять. Однако назвать их аэрофобами все же нельзя: эта психологическая проблема выражается не только в волнении перед полетом. Симптомов аэрофобии множество: повышенная раздражительность за несколько дней до полета, отказ от перелета, причем иногда в последний момент, навязчивые мысли об авиакатастрофах.

Аэрофобы тщательно изучают безопасность той или иной модели воздушного судна и статистику крушений самолетов, прислушиваются к звукам во время полета, всматриваются в лица бортпроводников, пытаясь уловить на них выражение эмоций, боятся турбулентности. В полете у них потеют ладони, они испытывают тошноту, у них сбивается дыхание — даже при входе в аэропорт может дойти до настоящей панической атаки, рвоты или потери сознания. Страдают этим расстройством, по разным данным, от 2,5% до 40% населения планеты, при этом считается, что подвержены ему больше женщины, чем мужчины.

Психологи утверждают, что боятся аэрофобы вовсе не летать — расстройство не связано с безопасностью полетов, хотя страдающие им люди и находят массу логических объяснений тому, что при мысли о любом летательном аппарате их охватывает иррациональный страх.

«Аэрофобия почти всегда является проявлением других психологических проблем, таких как гиперконтроль, перфекционизм, панические атаки, долженствование, недоверие, — объясняется на сайте Центра лечения аэрофобии «Летаем без страха». — Примерно в половине случаев аэрофобии объектом страха является не самолет, а свое психологическое или физиологическое состояние на борту (боязнь панической атаки, потери самоконтроля, позора, осуждения, инфаркта из-за страха, и тому подобное)».

Психологи видят причину расстройства в тревожности, заложенной генетически, мнительности, недостатке проявления чувств со стороны родителей в детском возрасте, психологических травмах и стрессах.

Некоторые эксперты связывают аэрофобию с клаустрофобией и боязнью высоты. И, конечно же, они учитывают, что страх перед полетами может развиться, если человек уже попал во внештатную ситуацию. При этом они отмечают, что аэрофобия характерна для людей тревожных, но интеллигентных и с сильным характером — они нервничают, когда теряют контроль над ситуацией, а в самолете от пассажиров зависит разве что комфорт их соседей.

Для того, чтобы победить аэрофобию, используется экспозиционная терапия, когда пациента под контролем психолога заставляют пережить ситуацию, перед которой он испытывает страх. При этом тренируются техники релаксации — человеку помогают научиться расслабляться перед полетом.

Для снятия тревожности врач может выписать и медикаменты, а вот алкоголь категорически не рекомендуется — он сказывается на работе сердца, которое и так испытывает слишком большую нагрузку.

Тревожность перед полетами можно снимать и собственными силами, хотя, конечно, в клинических случаях лучше всего обратиться к специалисту.

Людям, которые боятся летать, обычно рекомендуют осваивать способы релаксации — в частности, дыхательные техники, объясняют, что турбулентность абсолютно безопасна, а самолеты проходят тщательный технический осмотр перед каждым полетом.

Американка Джулия Кэмерон, автор книги «Безопасная поездка: Молитвы и утешение для испуганных пассажиров и других встревоженных людей», изобрела свои, оригинальные способы борьбы со страхом перед полетами.

Прежде всего, она предлагает вести дневник во время полета, в котором записывать диалог с самой собой. «Когда я испугана, я веду небольшой диалог с собой, — рассказала она в интервью The New York Times. — Маленькая Джулия говорит: «Мне страшно!» А потом я слушаю свой ответ и слышу: «Все будет хорошо. Ты в безопасности. Тебе ничто не угрожает. Команда подготовленная. Пилот трезвый». При этом Джулия Кэмерон отмечает, что никогда не смотрит фильмы, в которых реконструируются обстоятельства авиационных катастроф.

Победить страх, по мнению Кэмерон, помогают и любые способы развлечь себя в самолете — электронные книги, кроссворды, видеоигры, которые отвлекут внимание от процесса полета. Особенно хорошо, по ее мнению, работает бульварная пресса: «Есть что-то бесконечно успокаивающее в том, чтобы беспокоиться о целлюлите звезд», — считает она.

Особенно внимание Кэмерон предлагает уделить процессу подготовки к путешествию: аэрофобией часто страдают люди, испытывающие необходимость в том, чтобы все контролировать -— а это именно та часть, в которой они могут это сделать.