«Таксисты думают, что мы проститутки»

В каких условиях работают российские модели

Неделя российской моды закончилась в минувшую пятницу. «Газета.Ru» поговорила с моделями, принимавшими участие в показах, о процедуре проведения кастингов, организации мероприятий здесь и в Европе и трудностях, с которыми приходится бороться ежедневно.

Мы нечасто думаем о высокой и стройной девушке в модной одежде, которая прямо ступает на высоких каблуках, нам все равно, жмут ли ей туфли и нравится ли ей ходить по подиуму с открытой грудью, ведь о ней ничего не известно. Тем интереснее узнать, что происходит с ней до и после показа.

Но прежде стоит освоить их сленг, иначе ничего не понять. «Сделать показ» означает пройти по подиуму на одном из показов, «бэкстейдж» — (от англ.) помещение за кулисами какого-либо шоу, «селебы» — (от англ.) знаменитости, «Джиджи Хадид» (применяется как имя нарицательное) — популярная современная модель, то есть топ-модель, «девочки» — модели, «фэшн-вик» — неделя моды, «Европа» — Париж, Милан, «стритстайл», «выгулять на стритстайл» — (от англ.) уличный стиль, сфотографироваться для фотографа фэшн-вик в причудливом, как правило, дизайнерском наряде.

Неестественный отбор

Виктор Березкин

Для модели Неделя моды начинается задолго до показа. Для начала ей нужно пройти отбор, который трудно назвать естественным. Все дизайнеры, несмотря на направленность их коллекции и целевую аудиторию, на кастинге в первую очередь оценивают рост и вес модели, ведь на подиум вещь шьют в единственном экземпляре маленького размера. Далее по шкале важности следуют походка и лицо. Каждый дизайнер на MBFW лично отбирал каждую модель для своего показа из десятков желающих.

Чем популярнее дизайнер, тем больше желающих собирают коридоры и помещения многострадальных модельных агентств.

«На показ бренда Alexandr Rogov я попала через кастинг, который проходил в моем модельном агентстве Modus Vivendis, — рассказывает модель Рина Таболова. — У нас есть специальная группа в социальной сети, где размещается информация обо всех кастингах и, соответственно, требования к тем, кто хочет их пройти. Кастинг проводился у нас в офисе, и так как Рогов — известный дизайнер и стилист, многие модели хотели попасть на его показ. Были и те, кто просил, чтобы их еще раз посмотрели, но меня лично взяли сразу, я еще до этого работала с дизайнером, поэтому сегодня меня поставили закрывать показ».

Из группы моделей, которые принимали участие в показе Беллы Потемкиной, некоторые пришли на шоу без кастинга благодаря большому количеству подписчиков в своих социальных сетях, но большинство прошло отбор, на котором делалась ставка на миловидную внешность и красоту походки.

Виктор Березкин

«На кастинге Saint-Tokyo было очень много людей, примерно 400 девочек, — рассказывает Рашида Сулейманова. — Все хотели попасть именно на этот показ, многие даже умоляли и плакали. Все девочки, конечно, худые и высокие, но по типажу различаются сильно. Я очень счастлива, что попала в число избранных, потому что этот стиль одежды мне импонирует, мне в нем максимально комфортно. Зарплата у всех дизайнеров, конечно, разная, еще к тому же заработок зависит от уровня и опыта модели. Юра прекрасно относится к девочкам (Юрий Питенин — дизайнер Saint-Tokyo), к тому же он интересный и веселый человек».

Интересными и веселыми дизайнеры бывают далеко не всегда. Неприятностей на кастингах случается достаточно. Можно столкнуться с дизайнером, который называет своих моделей «курицами», обнаружить, что твои туфли спрятали для того, чтобы ты вышла на подиум в обуви на три размера меньше, столкнуться с громкой склокой, когда девочки с показа кричали на одну за то, что модель пролезла без очереди, в то время как ее позвал сам дизайнер.

Больше всего раздражения у моделей вызывает то, что многие фотографы без предупреждения спокойно заходят к ним гримерку, когда те переодеваются.

Называть издание, для которого потребовались такие откровенные фото, они, как правило, не спешат.

Илья Колесов

Особенно волнует девушек, как это ни странно, тема еды. Впрочем, это странно только на первый взгляд: модели могут находиться бэкстейдж с девяти утра до полуночи. На минувшей Неделе некоторые дизайнеры накрывали стол для всех своих моделей, а не только для приглашенных звезд. «Все думают, что ты сидишь там и прохлаждаешься, а потом выходишь и зарабатываешь миллионы, — рассказывает Рашида Сулейманова. — На самом деле это очень выматывает, когда ты целый день сидишь и бездействуешь». При этом в Европе, по рассказам девушек, модель приезжает за три часа до показа, ее успевают и одеть, и накрасить, и даже покормить.

Топ-модели по-русски

Модели Кендалл Дженнер и Белла Хадид перед показом коллекции Майкла Корса осень/зима 2017 во время... Andrew Kelly/Reuters
Модели Кендалл Дженнер и Белла Хадид перед показом коллекции Майкла Корса осень/зима 2017 во время Недели моды в Нью Йорке, 17 февраля 2017 года

Сложно не заметить, что мода и шоу-бизнес на этой Неделе моды если не сплелись, то очень близко подошли друг к другу.

На показе Беллы Потемкиной прошли известные модели, несколько певиц, актриса и даже бывшая девушка известного рэпера Тимати.

В общем, продвижение бренда в их популярных интернет-блогах стало лишь вопросом времени. Элитным моделям на MBFW предоставляется отдельная гримерка, так сказать, со всеми удобствами вроде еды и напитков, что не может не задевать моделей настоящих, в особенности тех, кто видел европейские условия работы своих коллег.

«Профессионализм отличает терпение, хорошее общение со своими коллегами и то, как они ведут себя. Есть девочки, которые подают себя действительно спокойно и уверенно, как нужно, а есть те, которые делают все несколько по-другому, но называются именитыми. У каждого сложилось свое мнение по этому поводу, но мы считаем, что выделять кого-то неправильно. На бэкстейдж здесь к ним относятся по-другому, кормят, а мы сидим уже голодные. Селебрити сидят в другой комнате, их собирают отдельно, позже. В Европе та же самая Джиджи Хадид со всеми в одном помещении, они все общаются, отношение одинаковое. Все делают у нас одну и ту же работу, но почему-то отличается подход к девочкам, — возмущались модели. — В первую очередь известные во всем мире топ-модели следят за собой, они никогда не позволят себе параметры 95–67–98, если есть утвержденные всеми 90–60–90. У нас же главное — коммерция, и чем больше у тебя подписчиков, тем меньше ты можешь беспокоиться о своем внешнем виде».

Деньги есть, но вы держитесь

Ксения Крутова

Россия для модели может стать стартовой площадкой, но не постоянным полем для успешного карьерного роста. Этот вывод напрашивается сам собой: в Европе на показах действительно сидят агенты и редакторы модных изданий, которые помимо одежды смотрят на модель. В России публика заинтересована исключительно в бренде и в дизайнере.

На вопрос о том, уехали бы они из России в Европу навсегда, если бы у них была такая возможность, модели солидарны в однозначном «да».

Дело даже не в том, что среднестатистической модели в Париже больше платят, как раз наоборот: «Сюда ходят в основном, чтобы деньги заработать, в Париже это сложнее. Здесь деньги выплачивает агентство, предварительно вычитая свой процент. В Париже отчисляют 50% государству, а 20 забирает агентство. То есть денег там уже не заработаешь, вместе с едой и минимальными покупками ты уходишь в минус.

За одно шоу могут платить в среднем €500, индийские дизайнеры как-то раз платили €1,5 тыс., но это исключение. Французы столько не платят».

Екатерина Унжакова

Точную сумму своего гонорара за показ на Неделе моды девушкам по условиям контракта разглашать запрещено.

И все же во Франции к модели относятся как к профессионалу, у нас же, говоря про Белокаменную, манекенщицы смеются: «В такси нельзя сказать, что ты модель, а то подумают, что проститутку везут». Изменится ли такое отношение, можно только гадать. Ключевые показы российских и грузинских дизайнеров 34-й Недели российской моды посетили представители американских Vogue и Harper's Bazaar, и на их сайтах уже сейчас можно найти подробную информацию о прошедшем мероприятии наряду с восторженными комментариями модных гуру. Российская мода, похоже, встала на путь ускоренного развития. Если Москва окажется в одном ряду с Миланом и Парижем, может, тогда отношение к манекенщицам изменится и их перестанут считать объектами девушками легкого поведения и обслуживающим персоналом.