Идет война валютная

Резкие колебания доллара и евро — признак слабости мировой финансовой системы и экономики

Ольга Танас 14.10.2010, 15:44
Thinkstock/Fotobank.ru

Доллар вновь упал ниже 30 рублей, а евро постепенно приближается к зимним уровням в 43 рубля. С начала года валюты пережили уже несколько спадов и взлетов. Такая волатильность говорит о нестабильности мировой финсистемы, вызванной валютными войнами и слабостью экономик, уверен Алексей Кудрин. России стоит ввести меры, затрудняющие притоки капитала, как это делают Индия и Бразилия, уверены эксперты.

Средневзвешенный курс доллара расчетами «завтра» на единой торговой сессии (ЕТС) ММВБ в четверг упал на 19,5 копейки, до 29,93 рубля. Средневзвешенный курс евро расчетами «сегодня» вырос на 11,4 копейки, до 42,16 рубля.

Падение американской валюты по отношению к рублю связано с ослаблением ее на рынке forex: в ходе утренних торгов пара евро/доллар достигла отметки 1,4089 против 1,3961 на конец предыдущей торговой сессии в Нью-Йорке. Доллар находится на самой низкой отметке с январе на фоне ожиданий инвесторами дополнительных мер по стимулированию американской экономики со стороны Федеральной резервной системы (ФРС).

И это далеко не первое падение американской валюты с начала года. Так, если в начале января он стоил 30,18 рубля, к середине апреля он опускается до 29,03 рубля, к началу июня американская валюта подскочила до 31,77 рубля, но уже в августе снижается до 29,80 рубля. К середине сентября доллар вырос до 31,08 рубля, в первую неделю октября торговался в диапазоне 29,6—29,8 рубля. Аналогичную «пилу» можно проследить и по паре евро/рубль: если в начале года единая валюта стоила 43,46 рубля, то уже к середине мая она опустилась до 37,42 рубля на фоне долговых и бюджетных проблем периферийных стран еврозоны. Создание стабилизационного фонда Европы в 750 млрд евро развернуло единую валюту, и к началу сентября она выросла до 39,16 рубля, а в середине октября пробила отметку в 42 рубля.

Такая волатильность резервных валют является одним из признаков нестабильности мировой финансовой системы, заявил министр финансов Алексей Кудрин, выступая в четверг на пятом пленарном заседании «Диалог Россия — ЕС по вопросам финансовой и макроэкономической политики». Основная причина дисбалансов, скорее всего, «кроется в различной конкурентоспособности и специализации разных стран в тех или иных секторах экономики», предположил министр, отметив, что «торговые дисбалансы имеют преимущественно структурную природу».

Особое беспокойство, по мнению Кудрина, вызывают «односторонние попытки некоторых принимать решения по управлению валютными курсами с целью выравнивания платежных балансов и стимулирования экономического роста».

Валютные войны, когда страны, особенно развивающиеся, в массовом порядке ослабляют свои валюты, чтобы поддержать экономику, беспокоят не только Россию. Эта тема была основной на сессии МВФ и ВБ в минувшие выходные. В сентябре валютные интервенции провели центробанки Швейцарии, Японии, Польши, Бразилии, Колумбии, Перу, Южной Кореи, Таиланда. Разрастается конфликт между Китаем и США, поскольку КНР укрепляет юань не такими быстрыми темпами, как требуют США и некоторые европейские страны. Американские власти готовят против Китая защитные меры. Накануне

первый зампред Банка России Алексей Улюкаев заявил, что ЦБ не намерен участвовать в валютных войнах, и призвал всех игроков валютного рынка поддерживать свободное плавание курсов: в этих войнах не будет победителей, зато проигравшие могут потерять многое.

«Развитые страны усиленно печатают деньги и вбрасывают их в экономику своих стран. Но, поскольку банки не видят достаточного количества качественных заемщиков, часть от свеженапечатанных денег выплескивается за границы национальных экономик, утекая в зоны с более высоким экономическим ростом и недооцененными валютами, как, например, Россия», — объясняет дисбаланс начальник управления инвестиций ИФК «Солид» Михаил Королюк. Хотя это и несет определенные плюсы в виде роста инвестиций, однако

денежные потоки несут и риски. «Это образование новых «пузырей», ускорение инфляции, укрепление национальных валют, которое приводит к депрессии экспортоориентированных секторов и снижает конкурентоспособность товаров, произведенных внутри страны»,

— перечисляет Королюк. Именно поэтому сейчас никто не заинтересован в крепкой валюте — ни еврозона, ни США, ни страны Азии. «В среднесрочной перспективе колебания на рынках будут только возрастать. Это грозит расширением диапазона колебания рубля с последующем его ослаблением», — говорит трейдер департамента торговли и продаж UFS Investment Company Сергей Горев.

С одной стороны, слабый рубль поможет российской экономике. «Снижение рубля будет на руку как Минфину, правительству и государству в целом, так и Центробанку, поскольку показатели российской экономики в последнее время не радуют инвесторов-нерезидентов, капитал из страны уходит и нашим производителям явно нужна поддержка и недорогой рубль», — говорит начальник отдела операций на валютных рынках Росевробанка Роман Фролов. Однако слабый рубль угрожает высокой инфляцией, возражает Горев.

Банк России уже предпринял шаги и расширил границы коридора, в котором торгуется рубль. «Центробанк всеми силами демонстрирует, что он устраняется от воздействий на валютный курс»,

— говорит начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Николай Подлевских. «Центробанк не может изменить тенденции, но может регулировать скорость их развития, давая время экономическим субъектам для адаптации к изменяющейся обстановке», — возражает Королюк. По его словам, конкретный набор мер может включать усиление бюджетной дисциплины, введение мер, затрудняющих притоки капитала, как это делают Индия и Бразилия, а также точечные валютные интервенции.