«Яйца всмятку»: Дэнни Бойл рассказал о мире без The Beatles

Дэнни Бойл рассказал о фильме по мотивам песен The Beatles

В России на широкие экраны выходит фильм британского режиссера Дэнни Бойла «Yesterday» — о музыканте, который после аварии оказался в мире, где никогда не существовало группы The Beatles. Режиссер и автор сценария Ричард Кертис («Дневник Бриджет Джонс», «Реальная любовь») рассказаои о том, как складывались их отношения с творчеством ливерпульской четверки, и как ее бывшие участники отреагировали на саму картину.

— Дэнни, вы помните, в каком возрасте услышали первую песню The Beatles.

Дэнни Бойл: Да, я помню это очень хорошо. У меня есть сестра-близнец, и нам, по-моему, было восемь лет, и у нас была младшая сестра, которой тогда было пять лет. У нас была общая спальня, и мы притворялись, что мы The Beatles. Мои мама и папа, которые мне всегда казались старыми, включали пластинку внизу, и у меня до сих пор хранятся те синглы, которые они покупали. Так что, очевидно, они были все-таки молодыми (смеется), потому что они слушали The Beatles внизу, а мы притворялись, что были ими наверху, в свое спальне.

Моя сестра была одержима Полом Маккартни и была в него совершенно влюблена, так что она изображала Пола, я был Джоном Ленноном, а моя младшая сестра была Джорджем или Ринго, нам было все равно (смеется). И говорить такие вещи о Джордже, и Ринго, и моей сестре — ужасно, и я сейчас приношу им свои извинения. Так что это было моим первым воспоминанием о The Beatles.

— Чем был бы мир без The Beatles для вас?

— Ричард Кертис: Мне сложно такое представить, честно говоря — это правда так, потому что они прошли через всю мою жизнь. Большую часть своей карьеры я пытаюсь заставить людей почувствовать что-то хотя бы отдаленно напоминающее то, что чувствовал я, когда слушал The Beatles — это приносило радость и подбадривало даже, когда я чувствовал грусть, даже их грустные песни — чудесны и от них вы чувствуете себя хорошо.

Так что они — центральный источник вдохновения, и они принесли мне много счастья. На мой 62-й день рождения пятеро друзей пришли ко мне домой, и все мы выбрали свои любимые 30 песен The Beatles и запустили их в обратном порядке на компьютере. Это было длинным путешествием.

— Какая оказалась первой?

— Кертис: «Here, There and Everywhere», потому что у всех она была седьмой или 12-й.

— Бойл: Так что это как с «Оскаром» за лучший фильм — компромиссный номинант может обойти остальных и победить (смеется).

— Каким было отношение к фильму со стороны оставшихся участников группы — Пола Маккартни и Ринго Старра?

— Кертис: Доброжелательным, но издалека, потому что им точно не нужно и не хочется продвигать продукт, созданный другими, так что их просто спросили, не против ли они использования 15 их песен. Это не оригиналы, которые было бы действительно трудно достать, но я думаю в Apple решили пойти нам навстречу, и у нас была достаточная репутация, чтобы можно было на это пойти.

А потом я написал Полу письмо, в котором спросил, можно ли назвать фильм «Yesterday» и он в ответном письме сказал, что «вам стоило назвать его «Яйца всмятку», так как это было рабочее название для заглавной песни «Yesterday», а потом они написали пару заметок для Дэнни.

— Бойл: Мы отправили фильм и получили от Ринго прекрасное письмо. И Оливия Харрисон (вдова Джорджа Харрисона, — прим. «Газеты.Ru») также нам написала.

— Как вы нашли общий язык для работы над фильмом?

— Кертис: Ну, создание фильмов это дело общее. Поэтому сначала Дэнни говорил «да», а потом Дэнни приходил и говорил: «Я думаю, что это начало подходит, вот здесь что-то не так», и я точно мог увидеть, о чем он говорит, так что мы это исправляли. А потом мы садились вместе на прослушиваниях, к тому же Дэнни был в ответе за каждый день съемок, а я просто уговаривал его есть побольше мучного.

— Бойл: Все делается вместе, а потом появляются актеры, они присоединяются и из-за этого все меняется. И все, кто работает над фильмом — монтажер, оператор, декоратор — все становятся частью происходящего, и он продолжает расти. Фильмы всегда были такими.

Мне нравится, когда рядом есть сценарист — не думаю, что так же бывает в случае со многими режиссерами. Меня воспитали в театре «Роял-Корт», поэтому мне нравится работать со сценаристом, и я работал вместе с Аароном Соркиным. Кстати, с Ричардом работать намного веселее, чем с Соркиным, скажу я вам.

— Кертис: Я всегда хотел, чтобы мои фильмы были немного восторженными, поэтому в «Реальной любви» было множество историй, с которыми я бы не справился как режиссер. И в этом случае было таким облегчением сказать: «Дэнни, у тебя есть 15 песен The Beatles, у тебя есть автокатастрофа, и огромный концерт в конце». И сама мысль о том, что Дэнни применит свои навыки и воображение, внушала трепет.

--Ричард, вы рассказывали, как стоя у отеля в Стокгольме ребенком пытались хотя бы краем глаза увидеть The Beatles. Вы видели их концерт?

— Кертис: Тогда я жил в Швеции и я потратил три ночи у отеля Foresta, ожидая их выхода на балкон. Я думаю, они делали это один раз за ночь. Но мой отец был родом из Чехословакии, потом какое-то время жил в Австралии и слушал Фрэнка Синатру, Бинга Кросби, Нэта Кинг Коула — которые никогда не приезжали в Сидней, но ему было дело только до них. Поэтому, когда он услышал, что The Beatles приезжают в Стокгольм, ему не пришло в голову купить билет. Я об этом по-настоящему жалею, потому что они стали чуть ли не единственной большой поп-группой, которую мне не удалось увидеть.

— Какая песня The Beatles вам дороже всего?

— Бойл: У меня есть три такие песни: «Hello, Goodbye» — послушайте последние 40 секунд. Поразительно. Я люблю «Ob-La-Di, Ob-La-Da». Они отказывались играть ее, потому что они ненавидели ее очень сильно, но я люблю эту песню, и она играет в конце фильма. И «A Day in the Life» — потому что сначала это Джон, потом Пол, потом Джон, и можно услышать, как они пишут песню — до этого они вырезали и меняли части местами. Они резали песни друг друга, и тем не менее целое получалось настолько насыщенным и удачным. Это поразительно.