«Неизведанная территория»: Royal Blood о первом концерте в России

Барабанщик Royal Blood о первом в России концерте на «Пикнике «Афиши»

Британский рок-дуэт Royal Blood впервые выступит в Москве в рамках «Пикника «Афиши». Ударник коллектива Бен Тетчер рассказал «Газете.Ru» об ожиданиях от российских фанатов, выступлении на одной сцене с The Сure и сложностях жизни рокера в эпоху поп-музыки.

— Это ваше первое выступление в России. Чего вы ожидаете от концерта в Москве?

— Да, мы с нетерпением ждем приезда в Россию. И конечно хотим порадовать своих поклонников, для которых мы впервые выступим вживую.

— Чем вы планируете заняться в Москве, помимо выступления?

— Я не уверен, что у нас будет много свободного времени. К сожалению, расписание составлено очень плотно в это время года, так как мы стараемся дать как можно больше концертов. Но у нас будет маленькое свободное окно, чтобы познакомиться с Москвой, и я надеюсь, сможем увидеть как можно больше.

— Что вы можете сказать о своих фанатах в России, есть ли у вас информация о том, насколько вы популярны в стране?

— Честно говоря, я не могу точно сказать, чего ожидать и сколько людей придут на наше выступление. Но глядя на соцсети, мы в курсе, что в России есть люди, которые нас ждут. Для нашей группы это очень интересный опыт, так как ваша страна — пока неизведанная для нас территория.

— Вы будете выступать перед The Cure. Можете описать свои эмоции, когда узнали, что сыграете на одной сцене с легендарной группой?

— Мы были очень взволнованы, когда узнали, что выступим перед The Cure. Более того, мы уже давно не играли концертов, так как наш последний альбом вышел в 2017 году и тур, посвященный ему, уже закончился. Для нас выступление после большого перерыва будет возможностью обновиться и предложить зрителям что-то свежее. А когда играешь перед The Cure, это дает дополнительную мотивацию выложиться на 100%.

— Вы уже бывали на одной сцене с группами, которые оказали на вас влияние. Например, в 2017 году вы выступали вместе с At The Drive-in.

— Да, был такой случай. Более того, мы сами попросили их выступить с нами. И должен сказать, что это несколько сюрреалистично, когда ты выходишь на связь с любимой группой и просишь ее оказать услугу. В том году они воссоединились после более чем десятилетнего перерыва, и я очень благодарен, что они ответили на нашу просьбу положительно. Мы отлично провели время вместе.

— Что вы можете сказать о состоянии рок-музыки сегодня? Сейчас не 80-е или 90-е, но вам удалось достичь многого и добиться большой известности в жанре, который перестал быть мейнстримом. Сложно ли было начинать свой музыкальный путь в таких условиях.

— Сегодня поп-жанр охватывает примерно такую же большую аудиторию, как это делал рок в 80-е годы. Но рок-музыка никуда не делась, хотя и стала менее популярной.

Я думаю, что рок перестал быть очень привлекательным для медиа. С другой стороны, он все равно остается самым энергичным и зрелищным жанром в формате живых выступлений. Но, когда ты находишься в подавляющем меньшинстве в окружении исполнителей совершенно другого направления, то это, конечно, усложняет жизнь.

— Вас можно назвать относительно молодой группой — первый альбом «Royal Blood» вышел в 2014 году. Но уже сейчас еще более молодые музыканты заявляют, что вы повлияли на их творчество. Что вы чувствуете, когда о вас так отзываются?

— Это невероятно. И это большая честь, когда твое имя звучит в таком контексте, когда ты своим творчеством оказываешь влияние на коллег. Я сам в детстве мечтал стать ударником, и я помню, что прошел для этого долгий и сложный путь. И я очень рад, что мой пример и мое творчество помогают другим людям.

— Ваш предыдущий альбом «How Did We Get So Dark?» вышел в 2017 году. Когда от вас ждать нового релиза? И, может быть, мы сможем услышать какие-то новые песни на московском концерте?

— Сейчас мы пишем новый материал, но пока у нас нет готовых песен, чтобы сыграть их на выступлении. На данный момент мы пока только делимся новыми идеями и стараемся их облечь в форму.

— Поделитесь секретом своего звучания. Вы не используете гитару в своей музыке, однако звучите настолько плотно, что их отсутствие не ощущается. Как вы повторяете это на живом выступлении?

— Да, вместо гитары мы используем бас, который в традиционном понимании отвечает за низкие частоты. Но мы подключаем бас сразу к нескольким усилителям на сцене, часть из которых как раз воспроизводит более высокие частоты. Безусловно, Майк Керр — классный и очень умный басист, который умеет работать со звуком и знает, как добиться нужного эффекта.

Подробнее об участниках «Пикника «Афиши» можно узнать, ознакомившись с нашим плейлистом — туда вошли песни самых ярких участников лайн-апа фестиваля. Немузыкальный гид по фестивалю — тут.