Толстая сравнила Малахова с кишечным червем из-за Доренко

Кишечная радость червя: Малахову врезали за эфир про Доренко

Писательница Татьяна Толстая раскритиковала телеведущего Андрея Малахова за очередной выпуск его программы «Прямой эфир», посвященный смерти журналиста Сергея Доренко. Толстая, в частности, выразила мнение, что по ходу шоу на лице Малахова читалось «чувство глубокого удовлетворения».

Российская писательница Татьяна Толстая в своем фейсбуке обрушилась с критикой на телеведущего Андрея Малахова. Поводом для этого стала его передача «Прямой эфир», посвященная смерти журналиста Сергея Доренко. Комментируя выпуск шоу, Толстая в резкой форме отметила, что на лице ведущего на ходу выпуска читалось «чувство глубокого удовлетворения, кишечная радость червя, присосавшегося к сегодняшнему питательному рациону». Вместе с тем она посетовала, что Малахов не смог даже изобразить сочувствие.

«Срежиссировать встревоженную печаль, растерянность, скорбь. Или не хочет. Хоть бы притворился? Организовал лицевые мышцы? Умер Доренко. Вот-то радость для мерзопакостной программы», — написала она.

Кроме того, она раскритиковала дочерей покойного, которые присутствовали на программе и, по мнению писательницы, «боженничали» (речь видимо идет о журналистке Божене Рынске, недавно овдовевшей и публично выражавшей свою скорбь — прим. Газета.Ru).

«Люди ведут себя хорошо, удобно для малаховской программы. Набрасывают Андрею на лопату, их и агитировать не надо. Чистая весенняя радость. Первые клейкие листочки, Соловьи. Весна. Бабло», — заявила Толстая.

В конце гневного поста она предположила, что у врат ада «стоит архангел Михаил с огненным мечом, — подрабатывает, — и некоторых телеведущих пропускает без очереди, по договоренности», чтобы те раньше «начали вариться в котлах», которые они разжигали при жизни.

Сергей Доренко скончался 9 мая во время поездки на мотоцикле, по предварительным данным причиной смерти стал разрыв аорты.

Обсуждая уход журналиста в студии программы «Прямой эфир» Малахова, подавляющее число гостей шоу выразили согласие с официальной версией кончины Доренко. По словам коллеги радиоведущего Анастасии Оношко, тот знал о своих проблемах со здоровьем.

«Он жаловался на давление, наблюдался у кардиолога, помню, как заявил про аневризму и шутил, что может умереть в любой момент прямо в эфире», — рассказала Оношко.

Криминалист Михаил Игнатов, в свою очередь, выразил мнение, что с подобным заболеванием нельзя передвигаться на мотоцикле. Он подчеркнул, что в связи с перенапряжением поднимается кровяное давление, именно это могло спровоцировать разрыв аневризмы. Кроме того, Игнатов предположил, что смерть могла наступить в результате назначенной журналисту терапии.

В то же время друг Доренко Бронислав Виногродский отметил, что никаких жалоб на здоровье незадолго до смерти от него не слышал.

«Никаких особых жалоб я от него не слышал, — подчеркнул он. — Любил это [мотоциклы — прим. «Газета.Ru»] — как игрушки какие-то. Но Сергей был деловым человеком, если он решил, то «шел до конца».

Вместе с тем он все же вспомнил, как однажды Доренко пожаловался на давление, но особого значения этому не придал.

«Я сфотографировал его из окна и пригласил в гости, — рассказал Виногродский. — Сережа не захотел пить чай, пожаловался, что у него давление, мушки перед глазами. Принесли ему воды в графине. Он перед этим проехал довольно много километров на мотоцикле. По его рассказам, он ездил в Кострому. Это довольно долгая дорога.

Он проехал в этот день не меньше 300, а может, и все 500 километров. Посидел и поехал дальше. Через несколько часов я его увидел в городе, удивился. Это была последняя наша встреча».

Затем присутствующие в студии обсудили недавний скандал в семье Доренко. Запланированная на 12 мая церемония прощания с журналистом была отменена из-за отказа полиции передать тело покойного вдове. По сообщениям СМИ, дочери журналиста от первого брака опротестовали решение его молодой супруги Юлии по поводу кремации. По некоторой информации, дополнительная экспертиза займет от 10 дней до месяца.

«Это стыд. Честно говоря, не хотелось бы об этом говорить. Это какое-то безумие, которое охватило дочек, и оно закончится. Его похоронят, и он останется в нашей памяти не из-за этого, а из-за того, что он незаменим — как человек, как голос, как чувство юмора, как уникальное существо», — заявил близкий друг Доренко, режиссер Павел Лунгин.