Пенсионный советник
Умер Владимир Шаров

Скончался лауреат премии «Русский Букер» Владимир Шаров

На 67-м году жизни умер советский и российский писатель Владимир Шаров. Как сообщают СМИ, причиной смерти лауреата премии «Русский букер» стала онкология.

В возрасте 66 лет ушел из жизни советский и российский писатель, лауреат премии «Русский букер» Владимир Шаров. По сообщениям СМИ, причиной смерти литератора стало онкологическое заболевание, с которым Шаров боролся около года.

Реклама

Информация о дате и месте похорон появится позднее, передает ФАН.

Владимир Александрович родился 7 апреля 1952 года в Москве в семье Александра Шарова, известного писателя и журналиста, автора детских сказок «Кукушонок», «Мальчик-одуванчик и три ключика», а также «Человек-горошина и Простак». Окончив физико-математическую школу, он поступил в Российский экономический университет имени Плеханова, однако впоследствии покинул столичный институт, перебравшись на исторический факультет Воронежского университета, выпускником которого будущий публицист в итог и стал.

Литературный дебют Шарова состоялся лишь в самом конце 70-х, а до этого выпускник трудился на абсолютно разношерстных должностях — в разное время он был рабочим в археологической партии, простым грузчиком и литературным секретарем.

В числе наиболее известных работ Владимира Александровича произведения «Воскрешение Лазаря», «Возвращение в Египет», «Искушение Революцией», «Мне ли не пожалеть…», «Будьте как дети» и «До и во время». Последнее творение писателя — «Царство Агамемнона — было опубликовано лишь в этом августе.

Сам публицист, общаясь с журналистами, неоднократно признавался, что даже в XXI веке не перестает использовать для творчества печатную машинку.

«Не умею печатать на компьютере. Изначально я писал от руки и не понимал, как можно писать при том шуме и грохоте, который издает машинка. Потом как-то приноровился, — говорил Шаров в 2009-м. — Я люблю бумагу, от компьютера у меня болят глаза. Бумага теплая. Черновик я пишу на машинке, потом переписываю от руки, потом перепечатываю с исправлениями. И так раз десять, в итоге получается, что получается.

С каждым новым вариантом я все точнее понимаю, что хочу сказать. Полагаю, что научные работы благодаря компьютеру делать куда быстрее и во всех смыслах технологичнее, но вот с литературой дело не так просто».

В начале 90-х вокруг творчества Шарова возник громкий скандал — после публикации романа «До и во время» в журнале «Новый мир» некоторые работники издания в одной из последующих статей раскритиковали коллегу, выразив полное неприятие его литературной философии, которую многие поклонники характеризовали как «концепцию иной русской религиозности».

Позднее Шахов рассказывал, что после тех событий у него серьезно ухудшилось здоровье.

«93-й год достался мне нелегко, я даже попал в больницу. Я никому не навязывался и, естественно, ни к чему подобному оказался не готов. Редактор отдела прозы вынуждена была уйти сначала из редколлегии, а потом вообще из журнала. По многим эта история тяжело прошлась, — сетовал писатель. — Большинство вещей, которые ставились мне в вину, совершеннейшая чушь. Кроме того, я ведь ни от кого не скрывался и не прятался.

Пока роман проходил корректуру, любой редактор мог мне позвонить, спросить, почему у меня так, а не этак. В общем, вместо нормальной работы вышел безобразный скандал. Он продолжался чуть ли не год, с заседаниями редколлегии по пять-шесть часов, с вызовами «скорой помощи».

Рассуждая о собственном творчестве, Владимир Александрович называл жанр, в котором пишет, «философским романом».

«Наверное, философский роман, — отвечал литератор на соответствующий вопрос. — Хотя ведь любой серьезный роман — философский. Роман-притча, роман-метафора. Наверное, пересечение всего этого. Но в не меньшей степени я считаю себя реалистом. Мне очень важно, что я восстанавливаю целый пласт верований, убеждений, надежд, которые сыграли огромную роль в русской истории, в частности в Гражданской войне. Вы же понимаете, что небольшая группа способна захватить власть в городе, взять Зимний дворец, но в Гражданской войне она победить не может».