Заплатят за слова: кого выгонят из Третьяковки

Истфак МГУ извинился перед Третьяковкой

,
В Третьяковской галерее поменяли правила проведения экскурсий — теперь вести их может только заранее согласованный с музеем гид. Из-за этих нововведений преподаватели МГУ, которые пришли в Третьяковку со своими студентами, вступили в конфликт с сотрудниками музея. Страдают и блогеры, разговаривающие в залах со своими друзьями, — их принимают за экскурсоводов-«нелегалов». «Газета.Ru» разобралась, действительно ли в музее нельзя бесплатно беседовать — и когда закончатся скандалы.

Третьяковская галерея в борьбе с «черными» гидами 15 мая этого года изменила правила проведения групповых занятий и экскурсий. Теперь после подачи заявления на проведение мероприятия гидам выдают специальные бейджи с надписью «гид-гость». Чтобы провести экскурсию, ее организатор должен не позднее чем за две недели уведомить об этом музей по электронной почте и указать подробности мероприятия.

Билет для группы стоит чуть больше пяти тысяч рублей. Обычные входные билеты в эту цену не включены — их надо приобретать отдельно. Впрочем, это не касается Новой Третьяковки на Крымском валу — там за экскурсии платить не нужно.

В музее говорят, что новые правила ввели из-за многочисленных жалоб Ассоциации гидов-переводчиков, экскурсоводов и турменеджеров на деятельность неаккредитованных лиц, представляющихся экскурсоводами.

Война с преподавателями

Конфликт сотрудников МГУ с музеем возник 15 июня, когда преподаватели исторического факультета университета пришли со студентами на выставку Василия Верещагина в здании Третьяковки на Крымском валу. Их встретили сотрудники музея, которые заявили, что действия посетителей являются незаконными, так как группы от одного до 20 человек обязаны получать разрешение на проведение экскурсий.

В ответ преподаватели Максим Шевченко, Олег Айрапетов и Федор Гайда написали коллективное письмо в Министерство культуры с жалобой на поведение работников галереи. По их словам, во время посещения музея они не проводили экскурсию, а «обменивались впечатлениями от увиденного» (при этом в тексте письма они сами называют это «экскурсией»).

Шевченко заявил, что на выставке к ним подошел сотрудник службы безопасности Третьяковки, который сообщил им о необходимости предварительной аккредитации групповых мероприятий и попросил не разговаривать громко. На выходе из музея преподавателей и студентов встретили «два сотрудника [службы] безопасности, старший лейтенант МЧС и сотрудница музея».

Преподавателей возмутили слова работников Третьяковки о необходимости согласования групповых экскурсий. По словам Шевченко, они не получили адекватных ответов на просьбу объяснить, «что такое группа от одного человека и что называется экскурсией», после чего ушли.

«Вопреки ЛЮБЫМ попыткам поставить препоны для посещения музея и общения с наследием прошлого, мы и впредь будем приходить, в том числе и в Третьяковку, группами «от 1 до 20» тогда, когда сочтем это удобным для себя, разумеется, с учетом расписания работы музея, и впредь будем обсуждать увиденное, КОГДА и КАК сочтем это для себя удобным, разумеется, не мешая при этом другим посетителям музея», — говорится в тексте письма, отправленного в Минкульт.

После этого Шевченко написал еще одно открытое письмо с заголовком «Больше трех не собираться? Экскурсии и немота».

В Минкульте отреагировали на обращение преподавателей и перенаправили его на имя гендиректора музея Зельфиры Трегуловой.

После многочисленных обращений журналистов Третьяковская галерея выступила с официальным заявлением по поводу возникшей ситуации. Представители музея отметили, что преподаватели МГУ стояли сплоченной группой и рассказывали о картинах студентам, что однозначно интерпретируется как экскурсия.

Свою майскую инициативу галерея объяснила высокой посещаемостью и соображениями безопасности. В Третьяковке подчеркнули, что за последние 20 лет условия проведения и оформления экскурсий кардинальным образом не изменялись, а также напомнили, что подобные правила приняты и в других крупных музеях страны и мира.

Музей отмечает, что появившиеся специальные бейджи для «гидов-гостей» «позволяют службам по работе с посетителями выявлять не оформленные должным образом группы». По мнению Третьяковки, именно «в связи с этим и возникли жалобы на сотрудников музея, пытающихся остановить несанкционированные экскурсии».

На сайте музея говорится, что сотрудник музея имеет право прервать и запретить проведение неаккредитованного мероприятия.

5 июля администрация исторического факультета МГУ извинилась перед галереей за поведение преподавателей и выразила сожаление в связи с тем, что они проводили занятие, «предварительно не ознакомившись с правилами». Претензии Третьяковки в вузе назвали «обоснованными», а решение Шевченко, Айрапетова и Гайды осветить свою «неверную позицию» в СМИ — вредящим не только престижу музея, но и истфака МГУ.

Как пишет РИА «Новости», факультет надеется на то, что этот случай не испортит их «дружеские, научные и человеческие» отношения с Третьяковкой, существующие на протяжении многих лет.

Индивидуальные экскурсии

Конфликт галереи с преподавателями университета стал не единственным после введения новых правил проведения экскурсий.

Главный редактор журнала Fashionograph и исследователь моды Тим Ильясов опубликовал у себя в фейсбуке похожую историю, которая произошла 20 июня. Журналист рассказал, что пришел в Третьяковку с четырьмя друзьями и обсуждал с ними картины, однако работники галереи также сочли это несогласованной экскурсией.

По словам Ильясова, он «рассказывал [друзьям] истории, показывал платья и шляпки на портретах», однако вскоре на них начали «шипеть» смотрительницы, которые отмечали, что «у них только своим экскурсоводам можно вести экскурсии». После обращения сотрудника друзья «стали меньше размахивать руками» и продолжили общаться и рассматривать картины, но на этом инцидент не был исчерпан.

Вскоре к ним подошел охранник и сообщил, что без бейджика «запрещено вести экскурсию». В ответ на это Ильясов отметил, что не проводит экскурсию.

Тем не менее, сотрудник галереи настоял на том, что даже если разговаривают два человека, это «индивидуальная экскурсия», и попросил журналиста и его друзей молча продолжить посещение музея.

«Вопросы администрации задавайте», — цитирует охранника Ильясов.

2 июля театральный блогер Inner Emigrant рассказал в фейсбуке о подобном случае. Он пришел на выставку Верещагина в Новой Третьяковке с тремя знакомыми, которые от живописи «в принципе далеки».

Он рассказывал своим знакомым о художнике и его работах, причем делал это «шепотом в уголке». К ним подошла смотритель и заявила: «Несогласованные экскурсии запрещены!»

Блогер не стал вступать в полемику и покинул зал. Уже значительно позднее в зале постоянной экспозиции к приятелям подошел охранник, который потребовал, чтобы блогер «предъявил бейдж гостевого гида», а затем попросил покинуть галерею.

Беседовать только с бейджем

Уже в первый месяц после изменений в уставе галереи стали возникать конфликтные ситуации. Эти случаи идут вразрез с заявлением музея о том, что его сотрудники «достаточно компетентны и опытны, чтобы отличить компанию друзей от людей, ведущих незаконную коммерческую деятельность».

Федор Гайда у себя в фейсбуке написал, что «лично сделал ошибку, не ознакомившись предварительно с полным сводом узаконений» галереи. Он обратил внимание на то, что в размещенном на сайте музея документе «Правила экскурсионного обслуживания» действительно говорится, что «проведение экскурсий, занятий, семинаров, бесед, квестов» разрешено только лицам, получившим фирменный бейдж.

Однако на самом сайте этой информации нет — она содержится только в файле с расширенным перечнем, который можно скачать по ссылке. Там же указано, что в группу при проведении занятий, семинаров и бесед может входить не более 25 человек (то есть на пять больше, чем в остальных случаях).

В музее, кажется, не знают, что по их правилам беседы без бейджа запрещены, так как в недавнем заявлении утверждается, что сотрудники каким-то образом на глаз отделяют экскурсии от разговоров с друзьями. Если и то, и другое запрещено, не вполне ясно, зачем это делается.

Скорее всего, до тех пор, пока это не будет четко прописано в правилах посещения галереи, подобные ситуации продолжат возникать. В Третьяковке отмечают, что музей «постоянно развивает и эту область деятельности, проводит тренинги общения для сотрудников служб по работе с посетителями и службы безопасности».