Пенсионный советник

«Мне теперь не нужно прыгать с крыш»

Джеки Чан рассказал о фильме «Доспехи бога: В поисках сокровищ»

__is_photorep_included10675457: 1

Джеки Чан рассказал «Газете.Ru» о своем новом фильме «Доспехи бога: В поисках сокровищ», а также проанализировал разницу между голливудским и азиатским кино, поделился впечатлениями от обучения индийским танцам и чувствами от получения почетного «Оскара».

В российском прокате идет фильм «Доспехи бога: В поисках сокровищ», в котором Джеки Чан в роли археолога Джека Си ищет утерянные реликвии Индии и Китая. В этой картине Джеки Чан впервые отправился в Индию и поработал с болливудскими кинематографистами, о чем и рассказал в интервью «Газете.Ru».

Реклама

— Вы со Стэнли Туном уже работали в «Мифе» и «Разборке в Бронксе». На новый фильм легко согласились?

— На самом деле, идея «В поисках сокровищ» у нас созрела уже несколько лет назад. За годы совместной работы у нас со Стэнли действительно сложились особые отношения, особая связь. Он знает меня настолько хорошо, что изначально подгоняет сюжет и даже хореографию боев под меня. Да что там, мы часто заканчиваем друг за другом предложения, а когда Стэнли стоит за камерой, я уже знаю, что он задумал, как будет снята сцена. В общем, у нас друг от друга нет никаких секретов, и это очень удобно.

— Когда выходили «Отпетые напарники», Ренни Харлин рассказывал, что вам важно было показать Китай во всем его многообразии широкой публике. На сей раз вы работали с индийскими кинематографистами…

— Да, я обожаю забираться туда, где до меня еще никто не бывал, находить новые места для съемок. Мне очень нравится показывать зрителям места, которых они не видели. На этот раз нам удалось поработать в Китае, Исландии, Индии и Объединенных Арабских Эмиратах. В каждой из стран, кстати, нам очень помогали местные кинематографисты и городские власти. В итоге «Доспехи бога», как и задумывалось, сочетают кунг-фу с элементами других культур — идеальный, по-моему, вариант для семейного кино.

— Как вам работалось с индийскими кинематографистами?

— Я вообще люблю работать с разными людьми. В данном случае на фильме были кинематографисты со всего света. Индийская команда работала блестяще, они дико талантливые. Атмосфера на площадке в Индии была очень гармоничной и позитивной. Были, конечно, некоторые проблемы с болливудскими танцами, которые являются важной частью индийского кино, — мне пришлось овладеть и этой наукой! (Смеется.) Я вообще хорош в трюках самого разного рода, но овладеть наукой танца для меня было непросто. К счастью, мне попался хороший учитель, который увязал движения с какими-то простыми действиями — типа вкручивания лампочек. Так мне было проще их запомнить, но как они двигают шеей, я не понял до сих пор!

— В чем, на ваш взгляд, фундаментальное различие между голливудским и азиатским кино?

— Сниматься в Голливуде невероятно комфортно — там все очень хорошо организовано, ты включаешься в отработанную систему. Не говоря уже о спецэффектах и компьютерной графике — в Голливуде они на очень высоком уровне, куда выше, чем у нас. Картинка получается очень красивой. Мы в Азии вынуждены работать очень быстро, если у нас нет подобающего бюджета. Ну и графика у нас тоже уровнем пониже. С другой стороны, здесь есть потрясающая натура, есть своя аутентичность, а актеры выполняют сложные и изобретательные трюки. Короче, везде есть свои плюсы. (Улыбается.)

— Вам недавно исполнилось 63, и вы до сих пор исполняете опасные трюки самостоятельно. В этом действительно есть необходимость?

— Мои зрители ждут от меня трюков, и, да, я до сих пор исполняю их сам. Я очень сосредоточен на том, чтобы сделать все в лучшем виде, — думаю о хореографии боев, динамике погонь и о том, как сделать экшен максимально захватывающим. Конечно, сегодня я изредка пользуюсь услугами дублеров, плюс есть какие-то технические ухищрения — удачные ракурсы, спецэффекты, но большую часть трюков я делаю сам. И мне по-прежнему это нравится — круто бросать себе сложные вызовы.

— Вы же уже давно не только актер, но и певец и вообще звезда шоу-бизнеса. Тем не менее вы по-прежнему поддерживаете свою славу звезды экшен-кино. Не думали отказаться от нее и переключиться на что-то менее опасное?

— Экшен-комедия — это мой жанр, я очень люблю его до сих пор. Благодаря этим фильмам меня знают, но раньше я мог драться по полчаса экранного времени без перерыва. Теперь все иначе — людям нужна история, более плавный рассказ. Вместе с тем проработанный сюжет требует более тщательной проработки экшена — хотя мне теперь не нужно хотя бы прыгать с крыш высоких зданий, и то хорошо. (Смеется.) Но сейчас я куда больше увлечен актерской игрой. И мне кажется, что зрителям тоже нравится следить за развитием сюжета, а не гадать, разобьюсь я или нет.

— Не думали совсем кардинально сменить жанр? Не сейчас, но может быть в дальнейшем…

— Я стараюсь сделать что-то новое в каждом следующем фильме, мне уже не нравится быть просто экшен-звездой, парнем, который умеет круто драться. Я стараюсь выбирать более драматические роли. В будущем я пока не собираюсь завязывать с экшен-комедией, но да — можете ждать от меня жанровых экспериментов.

— И последний вопрос. Вас недавно наградили почетным «Оскаром». Что вы чувствуете? Не обидно, что ни один из ваших фильмов не удостаивался номинации раньше?

— Я очень благодарен, конечно. Большую часть своей карьеры я занимался боевиками и комедиями, а фильмы этих жанров ни наград, ни номинаций обычно не получают. И тем более приятно, что академия отметила мою многолетнюю работу. Этот «Оскар» для меня доказательство того, что стремление к мечте и тяжелая работа всегда получают достойное вознаграждение.