Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Мы не снимали кино ко Дню Победы»

Николай Расторгуев о фильме «72 часа»

Ярослав Забалуев 04.05.2016, 08:17
Григорий Сысоев/РИА «Новости»

Николай Расторгуев рассказал «Газете.Ru» о своем продюсерском опыте в фильме «72 часа», проблемах российского кино, юных героях Великой Отечественной и о различии между советским и современным военным кино.

7 мая на российские экраны выходит фильм «72 часа» — военная драма, рассказывающая о партизанском подвиге подростков из села Людиново (в фильме оно переименовано в Ставрово) во время Великой Отечественной войны и о том, как был пойман предавший их стукач. Фильм, в котором главные роли сыграли Ирина Розанова и Лиза Арзамасова, стал очередным продюсерским опытом вокалиста группы «Любэ» Николая Расторгуева. Перед выходом картины в прокат «Газета.Ru» встретилась с артистом.

— Роль продюсера бывает разной на разных проектах. Одни — полностью доверяют режиссеру и съемочной группе, другие — контролируют работу на каждом этапе. Вы как работали?

— Ну, наша компания полностью занималась производством фильма — от начала и до конца. Так что наша команда и я лично вели этот процесс на всех этапах, начиная со сценария.

Кадр из фильма «72 часа» Продюсерская компания Николая Расторгуева
Кадр из фильма «72 часа»

— Расскажите в таком случае, как к вам пришла идея этой картины?

— Нам попалась на глаза история людиновских партизан, о которых мы сначала хотели сделать документальный фильм. Но постепенно пришли к тому, чтобы сделать игровую картину. Прошлой осенью фильм был уже готов на самом деле, но сейчас у него очень удачно складывается прокатная история: 700 экранов — это хорошая цифра. Сейчас с этим обычно сложно — российскому кино особенно трудно получить хорошее количество экранов. А у нас к тому же военное кино, сделанное без какого-то откровенного экшена и особенных спецэффектов. Это скорее психологическая драма, тут от зрителя нужно некоторое терпение, чтобы прочувствовать сюжет. Мне бы лично очень хотелось, чтобы фильм посмотрели подростки. Это сложная аудитория — они неусидчивые, все время хотят прикалываться. Если получится их отвлечь, переключить внимание на что-то важное — это большая удача. Хотя, учитывая царящий вокруг цинизм, я никаких иллюзий не питаю.

— Расскажите чуть подробнее о том, как вы нашли этот сюжет. Я так понимаю, что это история, сравнимая с подвигом молодогвардейцев, но куда менее известная.

— Дело в том, что таких историй во время войны было очень много. Молодые ребята, подростки сколачивали какие-то добровольческие группы и помогали партизанам, рискуя жизнью. У нас речь идет о том, что случилось в поселке Людиново под Калугой. История трагическая: почти все ребята были схвачены и казнены. И это буквально дети — они только-только окончили школу, им было по 16–17 лет. Они рвались в бой, а из военкомата их погнали, но нашелся один капитан НКВД, который взял на себя ответственность за их отряд. И таких историй, повторюсь, было очень много. Просто про «Молодую гвардию» Фадеев написал роман, а Герасимов снял фильм, сделав этот сюжет всесоюзно известным. Но то, о чем мы рассказываем в «72 часах», не менее драматично.

— В этом году ко Дню Победы выходит единственная картина — ваша. В прошлом году к юбилею их было больше, но успеха у зрителей они не снискали и даже наоборот — вызвали разговоры о том, что кинематографисты пытаются нажиться на памятной дате. Зачем вы снимали это кино? Какая была мотивация?

Кадр из фильма «72 часа» Продюсерская компания Николая Расторгуева
Кадр из фильма «72 часа»

— Нас просто тронула эта история. Мы были в тех местах, нам ее там почти случайно рассказали, стало интересно. В «72 часах» нет никакого официоза. И потом, мы не снимали кино ко Дню Победы, даже не думали об этом. Мы просто снимали кино, не более того. И чисто случайно получилось так, что «72 часа» — единственный снятый за год фильм о войне. Это наша большая удача.

— В чем, на ваш взгляд, различие между современным военным кино и советским?

— Огромные различия! Тогда кино было ближе к событиям, у актеров в 1960-е годы были другие лица — похожие на тех, кто действительно воевал. Если положить рядом фотографии воевавших ребят и их сегодняшних ровесников — это совершенно разные люди. Поэтому нам было очень тяжело найти актеров с подходящими лицами — наша режиссер Кира Ангелина очень долго этим занималась. Плюс тогда было много черно-белых картин — цвет сразу задает определенную эстетику, я даже хотел сначала наше кино снять в ч/б, но в итоге мы не рискнули. Ну и, конечно, сегодня мы куда меньше связаны идеологическими соображениями: в начале фильма мы показываем, как капитан НКВД, один из наших героев, арестовывает отца другого персонажа. В нашей истории это не самый принципиальный эпизод, и тем не менее он для нас важен и важно, что мы можем его показать.