А теперь динозавры

В прокате фильм Майкла Бэя «Трансформеры: эпоха истребления»

Владимир Лященко 01.07.2014, 10:07
__is_photorep_included6092333: 1

В прокате «Трансформеры: эпоха истребления» — четвертый фильм саги про инопланетных роботов с душой, в котором Майкл Бэй наслаждается неограниченной свободой.

Механик, коллекционер реликтовых образцов техники и инженер-самоучка по фамилии Егерь (Марк Уолберг) заходит в руины кинотеатра, чтобы прикупить пару никому не нужных пленочных проекторов, а возвращается домой с грузовиком, носящим следы бронебойных ранений. Дома Егеря встречают доморощенный робопес, полный гараж несуразных электромеханических устройств, неоплаченные счета и 17-летняя дочь-выпускница Тесс (Никола Пельтц) в шортах, еще более коротких, чем были у Меган Фокс в первых двух фильмах.

Разумеется, грузовик оказывается не просто грузовиком, и на пороге появляются агенты специального подразделения ЦРУ «Могильный ветер», которые делают вид, что ловят уцелевших десептиконов (плохие инопланетные роботы), а на самом деле истребляют автоботов (хорошие инопланетные роботы).

Что еще хуже, помогает им в этом еще один робот, который вроде как не десептикон и не автобот, а просто ненавидит всех.

Кадр из фильма «Трансформеры: Эпоха истребления» kinopoisk.ru
Кадр из фильма «Трансформеры: Эпоха истребления»

Примерно полтора часа из почти трех, что длится фильм, Майкл Бэй притворяется, что снимает кино с сюжетом, хотя персонажи без особых функций с самого начала захламляют экран и повествование не хуже, чем изобретения Егеря — его гараж.

У тщательно оберегаемой отцом от угроз подросткового возраста дочери, само собой, обнаруживается бойфренд (Джек Рейнор) — смелое существо, автогонщик, объект для тычков и шуток про ирландцев. Он нужен, чтобы изводить папашу репликами вроде: «Тесс, хватай рычаг! У вашей дочери самые чуткие руки во всем Техасе». К неудачливому изобретателю прилагается кудрявый подручный (Ти Джей Миллер) с серфом на крыше Mini Cooper — пугливое существо, объект для тычков и насмешек.

Он совсем бестолковый и нужен только для того, чтобы от кого-то можно было избавиться по ходу фильма без особых сожалений.

Силы условного и безусловного зла еще многолюднее. Командир спецотряда «Могильный ветер» (Титус Уэлливер) нужен для того, чтобы позировать в бронежилете на фоне черных машин и комично строить суровых подручных в темных очках. Его начальник (Келси Грэммер) нужен для того, чтобы транслировать параноидальный дискурс: все инородцы — потенциальная угроза, так что нет смысла делить их на хороших и плохих, а надо всех уничтожить. Само собой, в лучших традициях неутомимых борцов с инородцами в союзники он выбирает самого монструозного из них — трансформера-наемника Локдауна.

Кадр из фильма «Трансформеры: Эпоха истребления» kinopoisk.ru
Кадр из фильма «Трансформеры: Эпоха истребления»

Также в заговоре против автоботов участвует глава высокотехнологичной корпорации, который планирует освоить технологии трансформеров. Он не особо нужен, зато его играет Стенли Туччи, а он еще забавнее в роли злодея, чем Титус Уэлливер. Плюс у него есть деловой партнер из Китая (Ли Бинбин), а она нужна, потому что фильм частично снят на китайские деньги и в расчете на китайский рынок.

Есть еще помощницы героя Туччи, но надо же где-то остановиться.

Бэй не останавливается. Он множит незначительные подробности жизней случайных людей. А вот, кажется, у этой тетки с этим мужиком что-то было в прошлом. А вот китаянка вырубила двух спецагентов и признается в том, что была копом. Зачем нам все это знать? Зато про роботов информации минимум. Кто эти железные самураи, бородатый толстяк и зеленый грубиян? По прошествии полутора часов, когда точку уже можно ставить в любом месте, рассказ переходит в режим сочинения пятилетнего ребенка: а потом они все поехали в Китай, в Пекин, чтобы все взорвать, но в Пекин не попали, а попали в Гонконг, он тоже большой и там можно все взорвать, а там новые роботы, но они как старые, только круче, а потом, а потом другие роботы, но они динозавры!

Майкл Бэй не хотел снимать четвертых «Трансформеров», но его уговорили, дав денег на «маленький личный фильм». Бэй деньги взял и снял прекрасное кино о вселенском идиотизме «Кровью и потом: анаболики», а теперь закрывает сделку — мстительно, безжалостно, дико.