Пенсионный советник

Один за всех, или Очень личное исполнение

В Москве прошел V Большой фестиваль Российского национального оркестра

Ира Ролдугина 24.09.2013, 18:13
Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС

В Москве прошел V Большой фестиваль Российского национального оркестра. В свой первый юбилей фестиваль утвердил свой статус одного из главных музыкальных событий московской осени. Однако главным гвоздем программы стала не подобранная со вкусом программа и не приглашенные музыканты, а шеф оркестра — Михаил Плетнев, дважды севший за рояль.

Большой фестиваль РНО не сразу завоевал публику, во многом это связано с выбранным временем его проведения: сентябрь — начало музыкального сезона в московских музыкальных театрах и залах, соскучившаяся за лето по музыке публика осенью начинала слушать давно запланированные абонементные концерты. В этих условиях РНО (один из лучших оркестров страны, профессиональную конкуренцию которому может составить разве что коллектив Мариинки), среди сезона имеющий достаточно много абонементных выступлений,

с фестивальной своей программой был не самым очевидным вариантом для публики.

Кроме того, программы первых фестивалей были избыточно пестрыми и популярными; своего слушателя оркестр, скорее, этим оттолкнул. К тому же первый фестиваль проходил на Новой сцене Большого театра — не самом выгодном с точки зрения акустики месте для красот симфонического репертуара.

Со временем баланс между популярным материалом и характерным для оркестра изысканным и выверенным репертуаром установился, а приглашенные первоклассные оперные звезды — среди которых были американское сопрано Лора Клейкомб, североамериканский тенор Лоуренс Браунли, болгарское меццо Веселина Казарова — сослужили хорошую службу репутации праздника. В конце концов у фестиваля появился собственный абонемент, а значит, выросла его доступность для бюджетных слушателей, составляющих ядро постоянной публики оркестра.

Практически на всех фестивальных вечерах бывали аншлаги.

В 2013 году отмечался 200-летний юбилей Рихарда Вагнера. Тем нетривиальнее и обаятельнее оказался ход Михаила Плетнева — он сделал ставку на сочинения Арама Хачатуряна, чей 110-летний юбилей мировая музыкальная индустрия пристального внимания не удостоила. Именно произведения Хачатуряна оказались самыми блестящими симфоническими моментами всего фестиваля, причем во многом благодаря молодому приглашенному французскому дирижеру Алену Альтиноглу — он не только мастерски нащупал связь с оркестром, но и очевидно поймал кураж. Правда, фигура француза поразила публику не только музыкальными достоинствами, но и невероятным внешним сходством с венесуэльским коллегой — вундеркиндом Густаво Дудамелем:

приземистый, юркий, с черной копной на голове Альтиноглу напоминал Дуди в том числе и темпераментной мануальной техникой.

В полной мере француз продемонстрировал ее, продирижировав «Лезгинкой», «Огнем», «Армянскими вариациями» и «Танцем с саблями» Хачатуряна из сюиты балета «Гаяне». Что касается Вагнера, то

Михаил Плетнев пообещал сыграть его, когда массовый ажиотаж вокруг фигуры немца поутихнет.

Именитых иностранных оперных звезд в этом году фестиваль не приглашал, а те, что приехали, не произвели на публику сильного впечатления. Впервые представленная в Москве оратория Массне «Мария Магдалина», произведение вообще довольно редко исполняемое, блестяще сыгранное оркестром, совершенно не удалось солистам — итальянке сопрано Микаэле Карози и тенору Грегори Уоррену, они попросту провалили свои партии. Но все это не имеет никакого значения, особенно для тех зрителей, кто смог попасть на один из вечеров с Михаилом Плетневым за роялем. Именно этим запомнится V Большой фестиваль РНО.

Спустя шесть лет разлуки с инструментом Плетнев впервые публично сел за рояль в декабре прошлого года на камерных «Декабрьских вечерах» в Пушкинском музее. Исполненный в филармонии концерт Гайдна ре мажор в компании оркестрантов из коллектива «Кремерата Балтика» заставил публику буквально вжаться в кресла от восторга.

После перерыва случилось еще одно удивительное событие — дуэт Гидона Кремера и Михаила Плетнева.

Скрипач и пианист, впервые сыгравшие вместе совсем недавно, погрузили публику в завораживающий транс. Десятая скрипичная соната Бетховена и ля-мажорная Шуберта в забитом под завязку зале звучали как скрытый от посторонних глаз откровенный и внимательный друг к другу разговор двух старых друзей. Сев за рояль снова спустя неделю, Плетнев сыграл Концертную фантазию Чайковского со своим оркестром. И снова это ощущение одновременного счастья и неловкости от присутствия во время очень личного и глубокого разговора, на этот раз с самим собой.