Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вампиры рулят

Вручены музыкальные награды фестиваля «Золотая маска»

Кирилл Матвеев 17.04.2013, 13:49
«Сон в летнюю ночь» Кристофера Олдена стал лучшей оперой «Золотой маски» goldenmask.ru
«Сон в летнюю ночь» Кристофера Олдена стал лучшей оперой «Золотой маски»

Подведены итоги театральной премии «Золотая маска»: в музыкальных категориях лучшим дирижером стал Теодор Курентзис, а лучшей оперой — «Сон в летнюю ночь» Кристофера Олдена.

В Москве на сцене Музыкального театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко состоялось награждение победителей 19-го национального конкурса «Золотая маска», трехмесячного фестиваля театров со всей России.

Лучшим дирижером, как и следовало ожидать, признан глава пермской оперы Теодор Курентзис. Причем дважды — за оперу «Так поступают все» и за балет «Шут».

Сложный выбор ожидал жюри в номинации «лучшая женская роль в опере» — одна кандидатка лучше другой. Награду в итоге получила певица Надежда Кучер за партию Медеи в спектакле Пермского оперного театра «Медея. Материал», что говорит не только о признании действительно отменной работы, но о похвальном внимании жюри к специфическим трудностям исполнения современной оперы. Среди прочих номинаций в музыкальном театре (лучший автор костюмов — Ирэна Белоусова за оперу «Граф Ори» в Екатеринбурге, лучший художник по свету — Александр Мустонен за балет «Золушка» в Карелии) стоит отдельно отметить приз композитора Александра Сысоева, который он получил за экспериментальный спектакль «Полнолуние», выпущенный под эгидой фестиваля «Территория». Как справедливо заметил награждавший Сысоева коллега, столь же актуальный композитор Сергей Невский, пора современной опере выйти из подполья и получить свою долю признания.

Совсем безусловна победа Ильдара Абдразакова в номинации «лучшая мужская роль в опере»: его великолепный бас сразил наповал сразу в четырех ролях спектакля Мариинского театра «Сказки Гофмана».

Поскольку в конкурсе с постановкой «Руслана и Людмилы» в Большом театре участвовал Дмитрий Черняков, он не мог не получить всех возможных наград:

все, что делает на оперной сцене Черняков, всегда чрезвычайно заметно и имеет общественный резонанс независимо от результата. Премии за лучшую режиссуру и лучшую сценографию в опере можно рассматривать не только как признание членами жюри спорной постановки, на что жюри имеет полное право. Это еще и акт компенсации Чернякову за нервотрепку: на премьере в Большом кто-то не совсем адекватный орал «позор», а кто-то чересчур впечатлительный требовал через суд вернуть деньги за билет. И замечательно, что во время недавних событий вокруг Большого Черняков нашел теплые слова поддержки в адрес театра.

Лучшим спектаклем в опере назвали «Сон в летнюю ночь», копродукцию Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко с Английской национальной оперой,

в которой режиссер Кристофер Олден в 2011 году поставил свою версию шекспировского сюжета.

Тут необходимо сказать пару слов о возмущении секретаря генсовета «Единой России» и вице-спикера Госдумы Сергея Железняка, который после присуждения «Сну» «Золотой маски» решил вспомнить о подзабытом предпремьерном скандале. Директор Музыкального театра как в воду глядел, когда на церемонии награждения иронически упомянул о «неоднозначной реакции целого ряда чиновников»: Железняк немедленно выступил с инициативой «законодательного предотвращения вовлечения несовершеннолетних в морально неприемлемые художественные проекты и запрета пропаганды педофилии в театральных постановках».

Разумеется, никакого «вовлечения несовершеннолетних» в опере нет хотя бы потому, что театр четко прописал, что «Сон в летнюю ночь» не рекомендован к просмотру детьми до 16 лет». Кроме того, депутат чересчур наивно полагает, будто «аморальное действие на сцене перетекает в реальную жизнь».

Между тем рискованные сцены в постановке не показываются, а лишь подразумеваются.

Это принципиальная разница — как между легкой эротикой и жестким порно. Кажется, господин Железняк не понимает разницы (а она кардинальна) между пропагандой и серьезным художественным размышлением над проблемой, хотя специалисты из театрального сообщества, смотревшие спектакль на премьере, уже разобрались и всё разъяснили общественности. По логике господина Железняка, стоит запретить все произведения искусства, в которых дымят сигаретой или трубкой, опрокидывают стаканчик и обнимаются, — за пропаганду курения, алкоголизма и секса соответственно.

Ну а начать кампанию запретов господину Железняку следует с детского балета «Чиполлино» в Большом театре: в спектакле «пропагандируется» насильственное свержение государственного строя.

С женской ролью в балете и современном танце произошла та же история, что с награждением Чернякова: в конкурсе участвовала Диана Вишнева с ее известностью и сценической харизмой, и остальные номинанты шансов почти не имели.

Проект Вишневой «Диалоги» получил две награды, вторая касается самого проекта — соединение трех работ разных иностранных хореографов жюри отметило как лучший балетный спектакль сезона. Мужскую номинацию выиграл Олег Габышев из труппы Бориса Эйфмана: его интерпретация главного героя в балете «Роден», видимо, покорила членов жюри экстатической патетикой, типичной для эйфмановских артистов. Хотя работа других номинантов, хотя бы стильный танец Александра Таранова в «Шуте», тоже заслуживала внимания.

Победители в области современного танца вызывают смешанные чувства.

Конечно, голландцы Гай Вайцман и Рони Хавер сделали очень значительную работу, и приз за лучшую работу хореографа в спектакле «История солдата» кажется очевидным. Но предпочесть шаблонную «многозначительную» брутальность московского спектакля «Едоки» тонкой многозначности екатеринбургской «Сепии» в постановке Татьяны Багановой? Выбрать не поэзию замечательно работающих в золотом песке тел, а затянутое зрелище по мотивам картин ван Гога, в котором (для особо непонятливых) громко вопящему персонажу отрезают ухо и затыкают рану подсолнухом?
Напоследок жюри расщедрилось на три специальных премии. Их получили «Игра о душе и теле» — спектакль Детского музыкального театра имени Сац, сделанный как возрождение первой в истории Европы оперной партитуры; Екатеринбургский театр оперы и балета (с формулировкой «За качественный прорыв») — видимо, за действительно превосходного «Графа Ори»; и Пермский оперный театр «за глубокий культурологический подход в формировании репертуара» (имеется в виду балетный вечер «В сторону Дягилева»). Что ж, екатеринбургский театр получил отличный подарок к своему столетию.

А еще одна выигранная Пермью номинация подтвердила слова Курентзиса, который использовал награждение для того, чтобы провозгласить: будущее российского искусства не за столицей, а за провинцией.

Большую часть наград в разделе «оперетта-мюзикл» прокомментировать невозможно: они отданы петербургскому спектаклю «Бал вампиров», который в Москву не приезжал, а жюри изучало номинанта с выездом на место. Так что остается поверить им на слово: «Золотые маски» Мананы Гогитидзе (лучшая женская роль) и Ивана Ожогина (лучшая мужская роль), как и приз «лучший спектакль», получены по заслугам.

Против дирижера Алексея Людмилина возразить тоже нечего: его интерпретация мюзикла «Алые паруса» в Новосибирском театре «Глобус» вполне хороша. Что касается победы Бориса Мильграма в номинации «лучшая работа режиссера» (за постановку всех тех же «Алых парусов», но в Драматическом театре Перми), то, кажется, премию можно было с тем же успехом отдать и режиссеру Александру Лебедеву за мюзикл «12 стульев» в Новосибирском театре музкомедии. Обе работы не выходят за грань театральной добротности, но в Новосибирске лучше поют.