Пенсионный советник

Бог — это диджей

«Легенда о Каспаре Хаузере» Давида Манули в прокате

Владимир Лященко 16.08.2012, 14:06
В прокате фильм Давида Манули «Легенда о Каспаре Хаузере» cineclandestino.it
В прокате фильм Давида Манули «Легенда о Каспаре Хаузере»

В прокате фильм Давида Манули «Легенда о Каспаре Хаузере», в котором Винсент Галло играет две роли, а юношей без прошлого оказывается блондинка в спортивных штанах «адидас»

По пустынным улицам города на Острове рассекают двое на мотоциклах: неумолкающий Шериф (Винсент Галло) и бессловесный Наркодилер (его роль тоже исполняет Винсент Галло). Когда доходит до дуэли, оба танцуют на залитой южным солнцем площади. Когда Шериф ждет перемен у края моря, на берег выносит бездыханное тело (Сильвия Кальдерони) в спортивных штанах с тремя полосками, в больших наушниках на голове и с выбитым крупными буквами на обнаженном торсе именем «Каспар Хаузер». Когда в наушниках заиграет техно, тело оживет. Или, напротив, когда тело оживет, в наушниках заиграет техно.

На вопрос о том, является ли картина «Легенда о Каспаре Хаузере» в каком-то смысле ремейком картины «Каждый за себя, а Бог против всех» Вернера Херцога, итальянский режиссер Давид Манули отвечает уклончиво. Мол, видел, конечно, но интересовался больше оригинальной легендой о загадочном «найденыше» из Нюрнберга и тем, как ее прокомментировал философ Рудольф Штейнер: «Если бы Каспар Хаузер не жил и не умер так, как это было, то контакт между Землей и духовным миром был бы полностью прерван».

Реальный Каспар появился на улицах Нюрнберга в 1828 году, почти не умел говорить и ходить и спустя пять лет был убит неизвестными.

Его происхождение и причины смерти так и остались загадкой, породив множество спекуляций, а создатель антропософии увидел в них повод для рассуждений о мистической природе человеческого духа.

Манули берет фразу Штейнера за основу и помещает героя в мир условного метафизического вестерна: на острове помимо Шерифа и Наркодилера живут Шлюха-медиум (Элиза Седнауи), Священник (Фабрицио Джифуни), Герцогиня (Клаудия Джерини), Слуга (Марко Лампис) и человек с мулом.

Каждый видит в беспамятном пришельце то, что он хочет или чего боится. Священник — Бога. Герцогиня — угрозу власти. Шериф — человека за диджейским пультом.

Играющий Шерифа и Наркодилера Винсент Галло переходит с английского на итальянский и похож здесь то на пародийную версию Вуди Харрельсона, то на себя самого. Андрогинная театральная актриса Сильвия Кальдерони бьется в конвульсиях, которые превращаются в танец.

Танец превращает претенциозную картинку в сгусток живой энергии.

Прошлый фильм Манули назывался ни много ни мало «Бекет», в качестве первоисточника отсылал к пьесе «В ожидании Годо» и получил приз критиков на кинофестивале в Локарно в 2009 году.

Это было черно-белое кино про двух путников, которые бродили по пустынным дорогам, упускали летающий двухэтажный автобус, смотрели на берегу моря театрализованное представление с участием Адама и Евы и роковым образом встречали черный автомобиль с черепом.

Периодически кто-нибудь начинал танцевать под звучащую за кадром электронную музыку.

Сам режиссер говорит, что «Легенда о Каспаре Хаузере» образует с «Бекетом» дилогию.

Вновь черно-белое изображение, пустынные пейзажи Сардинии, абсурдистские театральные мизансцены. Священник в жилетке с надписью «Священник» поверх сутаны и фрик Слуга играют в футбол (ворота и мяч посреди «нигде» возникали и в прошлой картине Манули).

Шериф учит Каспара Хаузера сводить музыку: на полную громкость выкручиваются колонки, из которых разлетается музыка испано-итальянского француза, сочиняющего под именем Vitalic.

«Танцуют все!» — в восторге кричит Шериф, но, увы, музыка из головы Каспара Хаузера в этом мире не всесильна.

То, что электронная танцевальная музыка оказывается главным козырем Манули, можно было бы списать на увлечения режиссера, не имеющие прямого отношения к кино, но в данной истории музыка и танцы — вовсе не декоративное украшение. Штейнер, вслед за Ницше, искал в движениях под музыку (и не только) воплощение свободного человеческого духа, изобрел эвритмию и повлиял на появление направления «свободного танца». В мире фильма, построенного по мотивам философии Штейнера, если бог и возможен, то он обязательно окажется диджеем.