Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Советское с итальянским

На какие выставки сходить в новогодние каникулы

Велимир Мойст 28.12.2011, 18:16
На какие выставки сходить в новогодние каникулы shm.ru
На какие выставки сходить в новогодние каникулы

В новогодние каникулы, пока нету вернисажей, музеи зовут на те выставки, которые уже открылись, а у вечно занятого москвича, наконец, появляется возможность добраться-таки до музея. «Парк культуры» рекомендует несколько экспозиций, которые не только помогут скрасить каникулярный досуг, но и окажутся небесполезны для интеллекта и эстетического чувства.

Начать следует, пожалуй, с рождественской и новогодней тематики: все-таки праздничного контекста никто не отменял. Тут уместно вспомнить про экспозицию «Таинство Рождества Христова. Сцены и вертепы в неаполитанской традиции XVIII века» в музее храма Христа Спасителя. Хотя и православная культура не чуждалась устройства рождественских вертепов, первыми в этом деле все же были католики.

Инсценировать евангельский эпизод с появлением на свет младенца Иисуса придумали итальянцы – строго говоря, автором идеи был святой Франциск Ассизский.

А в самой Италии наиболее художественными, роскошными и ремесленно безупречными считаются вертепы, созданные в Неаполе в XVIII столетии. Именно тем периодом датируются фигурки и декорации из «презепе Кучиньелло» – большой коллекции, хранимой в неаполитанском музее Сан-Мартино. Кроме фрагментов знаменитого вертепа в Москву на гастроль прибыли холсты и графические листы того же времени, причем весьма неплохие: их авторами значатся знаменитые художники вроде Микко Спадаро, Франческо Лиани, Гаэтано Джиганте. Среди сюжетов преобладают, конечно же, «Благовещение» и «Рождество».

Куда более светское – точнее говоря, советское измерение давних традиций представлено на выставке «С Новым годом, дорогие товарищи!» в Историческом музее. На протяжении ХХ века каноны любимого праздника у нас в отечестве претерпевали ощутимые мутации – от полного запрета наряжать елки до смены рождественской атрибутики на явственно прокоммунистическую. Вроде бы все это мелочи «по сравнению с мировой революцией», однако тоже часть истории. Устроители выставки в ГИМ решили максимально наглядно отразить все пертурбации, происходившие с новогодними атрибутами за почти сто лет.

Для чего вместо привычных витрин с экспонатами публике предъявлены инсталляции с елками, наряженными по фасонам минувших десятилетий.

Разумеется, в оформлении использованы подлинные артефакты.

Раз речь зашла про советское прошлое, то не забудем про выставку в Музее архитектуры имени Щусева, которая об этом прошлом может поведать немало любопытного. Экспозиция «Архитектор власти. К 120-летию Бориса Иофана» посвящена деятельности человека легендарного, но несколько недооцененного потомками.

Будучи автором проекта Дворца Советов, Иофан стал своего рода заложником этого циклопического сооружения, так никогда и не построенного.

Между тем в его творческом арсенале немало работ куда менее одиозных, причем реализованных, хотя бы знаменитый Дом на набережной. К юбилею Бориса Михайловича в анфиладе Музея архитектуры развернута большая монографическая выставка, где представлены не только эскизы проектов Иофана, но и макеты, фотографии, предметы довоенного быта и даже образцы текстиля, предназначавшегося для декорирования интерьеров Дворца Советов.

Но рождественские выставки одной современностью не ограничиваются. Сейчас в Москве гастролируют три очень значимых зарубежных проекта, в каждом из которых присутствует свой главный герой.

Причем все трое не просто именитые художники, а поистине культовые фигуры, существенно повлиявшие на будущее мирового искусства: Джотто, Караваджо, Блейк.

По хронологии начнем с выставки «Уильям Блейк и британские визионеры» в Пушкинском музее. Этот поэт и художник оказался одним из самых загадочных, но и самых почитаемых в английской культуре авторов. Блейка называют предтечей тамошнего романтизма, однако его своеобразный мистицизм не укладывается в рамки какого-то одного направления. После смерти о нем почти на полвека забыли; и лишь во второй половине XIX столетия его имя начертали на своих знаменах художники-прерафаэлиты. А всемирную известность его творчество обрело еще позднее – в начале века двадцатого. Нынешняя гастроль в Пушкинском музее, приуроченная к музыкальному фестивалю «Декабрьские вечера Святослава Рихтера», подготовлена совместными усилиями таких значительных институций, как лондонская галерея Тейт, Британский музей, музей Виктории и Альберта. Кроме работ самого Уильяма Блейка (в частности, на выставке представлены его иллюстрации к Данте, Мильтону, Шекспиру, а также отдельные раскрашенные гравюры и темперы) в экспозицию включены произведения художников, испытавших на себе влияние этого автора – упомянем хотя бы Данте Габриеля Росетти, Обри Бёрдсли, Фрэнсиса Бэйкона.

Здесь же, в ГМИИ, продолжается показ потрясающей выставки «Караваджо (1571–1610). Картины из собрания Италии и Ватикана». Несмотря на обилие событий, включенных в программу уже минувшего Года России – Италии, именно этот показ можно отнести к разряду подлинных мегахитов. Выставку одиннадцати картин великого Микеланджело да Караваджо (упомянем только наиболее известные – «Мальчик с корзиной фруктов», «Ужин в Эммаусе», «Положение во гроб», «Обращение Савла») следует посетить хотя бы потому, что в России хранится лишь одно его произведение – эрмитажная картина «Юноша с лютней». Впрочем, статистика не лучший стимул для того, чтобы оторваться от дивана и направиться в музей. Сформулируем иначе:

Караваджо сумел «закрыть» эпоху Ренессанса и совершить прорыв в реалистическое искусство, пусть даже базировавшееся на религиозных сюжетах.

Его прижизненный успех был замешен на скандалах и уголовщине, а вот посмертная слава превзошла все мыслимые ожидания. Одиннадцать картин Караваджо, собранные в одном месте, – чрезвычайная редкость даже по мировым музейным меркам. Не пропустите.

Наконец, коротенькая реклама еще одного итальянца, который в рекламе не нуждается. Несмотря на камерный формат выставки «Во Христе. Джотто в Москве», она чрезвычайно важна и символична:

работ Джотто ди Бондоне к нам никогда прежде не привозили.

Авторство доставленных из Флоренции икон – «Мадонны с Младенцем» и алтарного полиптиха из пяти досок с двусторонними изображениями – установлено относительно недавно, но итальянские специалисты уверяют, что сомнений в авторстве Джотто у них нет. Произведения рубежа XIII – XIV веков, то есть эпохи Проторенессанса, наглядно демонстрируют, как в противовес византийским канонам возникала европейская живопись нового времени.

Ну а тем, кому ближе современность, стоит отправиться на выставку номинантов фотоконкурса «Серебряная камера – 2011»: там представлены около тысячи снимков, призванных отразить самые разные грани столичной жизни (напомним, конкурс посвящен Москве, хотя участвуют в нем не только москвичи). «Серебряная камера» существует уже десять лет и все это время играет ведущую роль в поддержке отечественной репортажной фотографии. Лауреаты конкурса входят в национальную фотографическую элиту (впрочем, заявку на участие может подать любой желающий). По правилам конкурса имена авторов не разглашаются: и зрители, и члены жюри могут обнаружить на этикетках лишь кодовые обозначения претендентов. Награды выдаются в трех номинациях – «Лица», «События и повседневная жизнь», «Архитектура». Победителей предполагается огласить в конце января, а пока что есть возможность не только познакомиться с конкурсными работами, но и проголосовать за приз зрительских симпатий.