Пенсионный советник

Сосунки в океане

В продаже новый альбом Arctic Monkeys «Suck It And See»

Ярослав Забалуев 08.06.2011, 12:11
citysmile.org

В продаже новый альбом Arctic Monkeys «Suck It And See», на котором лучшая молодая группа Великобритании прощается с юностью на берегу Тихого океана.

Лучшего трюка, чем после альбома «Надувательство» выпустить пластинку «Пососи и увидишь» не придумать – Arctic Monkeys, все нулевые записываемые в спасители рока, снова умудрились оседлать электрические волны хотя бы даже на уровне эпатажа. Другие — океанские — волны музыканты седлали в процессе записи пластинки: группа вновь отправилась в Америку, но остановилась на этот раз не на ранчо пустынного пересмешника, лидера Queens Of The Stone Age Джоша Хомма, а на лос-анджелесском побережье. Так что, говоря условно, если «Humbug» был хроникой путешествия британцев по американской пустыне, то «Suck It And See» — их встреча с магической силой Тихого океана.

Радость от этого свидания чувствуется с первых же аккордов «She's Thunderstorms»: нежнейшая баллада, мелодически решенная в духе английской эстрады 60-х (с которой лидер группы Алекс Тернер экспериментировал в проекте «The Last Shadow Puppets»), упакована тревожными гитарами и мягко грохочущими, будто накатывающие на берег волны, ударными.

Все это, впрочем, совсем не предполагает очередной перемены саунда. Arctic Monkeys движутся примерно в фарватере предыдущего, переломного в их карьере, «Humbug», на котором на смену жизнерадостному постпанку пришла медитативность американской психоделики. Прямое продолжение этой линии можно найти во втором сингле «Don't Sit Down Cause I Moved Your Chair» — тяжелом пустынно-рокерском номере с саркастическим текстом и завываниями в припеве.

Есть, впрочем, и изменения, не заметить которые никак не выйдет.

С одной стороны, Тернер и компания, как уже было сказано, отказались от продюсерских услуг Джоша Хомма (он лишь подпел своим протеже в «All My Own Stunts») — и нагнетаемого мракобесия в их музыке стало ощутимо меньше. С другой, вновь обратилась к Джеймсу Форду, продюсировавшему «The Last Shadow Puppets» и позволившему на сей раз вновь раскрыться крунерским талантам вокалиста. В конце концов, Arctic Monkeys просто еще немного повзрослели: на третьем десятке (средний возраст музыкантов 24–25 лет) этот процесс идет гораздо быстрее, чем может показаться. Тернер поет совсем уверенно, не стесняясь своего слегка цокающего произношения. Песни, лишившиеся готического налета «Humbug», сплошь отличные – с цепкими мелодиями, остроумными текстами и уютным звуком, способным запросто примирить как поклонников британской и американской музыки, так и «эстрадников» с «гаражниками».

Каждый из двенадцати номеров можно было бы хоть сейчас ставить в ротацию какого-нибудь «Авторадио», если бы программные директора станций не считали, что в пробке и на трассе куда лучше идет Вера Брежнева.

Стержнем же «Suck It And See» вновь стал сам Алекс Тернер, которого все чаще без всякого стеснения записывают в ряд немногочисленных «больших артистов», подаренных истории нулевыми. Теперь уже совсем ясно, что стремительный взлет группы был не случаен, но стал глотком свежего воздуха для поколения двадцатилетних, у которых десятилетие, на которое пришлось их взросление, вызывало что-то вроде ироничной растерянности. Таков и лирический герой Тернера, который смотрит на жизнь сквозь полуприкрытые веки городского романтика, включаясь в игру только, когда происходит что-то сколь заурядное, столь и удивительное, как столкнувшиеся во время поцелуя зубы («Reckless Serenade»). В этом удивлении совсем нет наигранности и заискиваний: Arctic Monkeys вновь не хотели никому понравиться, но опять каким-то образом выдержали испытание на звание «лучшей молодой группы Великобритании». Впрочем, для них самих это явно не было целью. Очарованное странствие, которое они затеяли, на пороге прощания с юностью отправившись на американское побережье, наверняка было для них куда интереснее капитализируемого результата. Вот в это беспечное путешествие они и приглашают своего слушателя, сообщая с порога «suck it and see, you never know».