Пенсионный советник

Последний выдох на лужайке

Строительство на Боровицкой площади оспорят в прокуратуре

Вадим Нестеров 28.09.2010, 11:41
archnadzor.ru

Борьба со строительством здания депозитария на Боровицкой площади, между Кремлем и Домом Пашкова, перешла в официальные инстанции: противники строительства направили обращение в прокуратуру Москвы.

Борьба за Боровицкую площадь пошла на новый виток. Противники строительства 22-метрового здания между Кремлем и Домом Пашкова последовательно осваивают все стадии протеста – вслед за «уличной» и «эпистолярной» настал черед и «кабинетной» борьбы. Делу дан официальный ход: в понедельник в прокуратуру Москвы отправилось сразу несколько заявлений. Член Общественной палаты при президенте РФ Марат Гельман, координаторы Общественной коалиции в защиту Москвы, движения «Бородино-2012», руководитель молодежной организации «Справедливой России» Артем Хромов просят прокурора прекратить строительство депозитария музеев Московского Кремля на Боровицкой площади и строго наказать виновных. «Прошу вас на основании изложенного и в соответствии со статьями 10, 21 федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» провести проверку изложенных фактов и принять соответствующие меры прокурорского реагирования, включая требования привлечения лиц, нарушивших закон, к установленной законом ответственности и предостережения о недопустимости нарушения закона», — такими словами заканчивается обращение.

Это значит, что «боровицкую кашу» заваривают всерьез и надолго.

Впрочем, это было понятно с самого начала конфликта, да и сам ход противостояния, с его почти беспрецедентной плотностью событий и заявлений, более чем убедительно свидетельствует о том же.

История эта довольно давняя, но в активную стадию перешла буквально несколько дней назад: все, как обычно, «запрягали» очень неспешно (почти пятнадцать лет), а вот «поехали» в полном соответствии со сформулированным еще Гоголем принципом русской езды – педаль в пол. Решение о застройке так называемой «лужайки Никсона» (газона между улицами Моховая и Манежная, образовавшегося на месте снесенных в 1972 году домов XVIII-XIX века в рамках подготовки к приезду тогдашнего президента США) было принято еще в 1997 году.

Собственно в том, что место это нужно застраивать, не сомневается никто, даже самые убежденные противники нынешнего строительства.

Так, координатор общественной организации «Архнадзор» (ставшей одним из застрельщиков акций протеста) Рустам Рахматуллин сам признавался: «Перед Пашковым домом образовалась столь привычная нам эспланада, ограниченная рваными краями уцелевших домовладений. С этой рваниной, конечно, надо было что-то делать».

Сложность заключается прежде всего в том, что место это находится в охранной зоне Кремля, и, по закону города Москвы об особом порядке регулирования градостроительной деятельности, строить и даже реконструировать в ней вообще-то запрещается. Правда есть исключение, цитируем, «за исключением специальных мер, направленных на сохранение и регенерацию историко-градостроительной или природной среды объекта культурного наследия». Вот власти и решили выстроить здесь хранилище для разросшихся фондов Музеев Кремля – самое что ни на есть сохранение культурного наследия. Конкурс был объявлен еще в 1997 году, и победил тогда проект Евгения Розанова. Проект этот был решен в классическом стиле, с полуротондой, с колоннами практически во всю длину фасада. В ГУП «Моспроект-2» была создана группа по разработке этого проекта, которую возглавили сам Розанов и Михаил Посохин.

Правда до строительства дело дошло не скоро: даже на общественный совет при мэре Москвы проект нового здания депозитария был представлен десять лет спустя, в июле 2006 года.

Причина привычная – финансирование. Проект федеральный, деньги тоже федеральные, а в конце 90-х и в начале двухтысячных руководству страны было не до музейных хранилищ.

Евгений Розанов за эти годы уже скончался, поэтому, когда к идее застройки вернулись, проектировал здание на основе розановского проекта уже другой архитектор, Владимир Колосницын. Если власти хотели взбудоражить общественность, то лучшего выбора сделать было нельзя: именно с этим именем связаны проекты, вызвавшие наибольшее негодование защитников Москвы.

Именно он проектировал «новоделы» на месте снесённых памятников – и гостиницы Москва, и пресловутого Военторга на Воздвиженке, и многих других.

Тогда, в 2006-м, им были предложены несколько вариантов – и классические, и модернистские, в духе современной архитектуры. Как ни странно, но именно авангардные решения тогда на общественном совете вызвали наибольший интерес у специалистов, но именно они были отвергнуты. Как невесело констатировал кто-то, «наши московские власти не любят стекло и бетон, а любят колонны и купола». Противники победившего проекта настаивают на том, что современная постройка по крайней мере смотрелась бы отдельной частью ансамбля, в то время как «классика» поневоле напрашивается на сравнение с Домом Пашкова, а этот спор заведомо проигрышный: ну нет у нас сегодня в стране архитекторов, способных переиграть Баженова.

Потом была еще масса всевозможных согласований, еще дважды проводились заседания общественного градостроительного совета, причем последний состоялся осенью 2009 года. Специалисты высказывали свое мнение, часто отличное от мнения московских властей, но широкая общественность, как обычно, подключилась только на самом последнем этапе. И вот здесь, как писали дореволюционные юмористы, «все заверте…».

В пятницу, 17 сентября, на «лужайке Никсона» появилась строительная техника,

в субботу территория была оцеплена, после строители начали возводить по периметру ограждение. Начались земляные работы, были задействованы экскаваторы, снимающие грунт, установлены строительные вагончики. В понедельник, 20 сентября, на месте строительства появились представители общественности, к которым, не дожидаясь скандала, подошли представители Музеев Кремля и пригласили их к начальнику отдела капитального строительства Анцифрову Алексею Васильевичу. Там им и объяснили: по проекту, на месте бывшего газона появится Г-образное здание площадью 22,9 тысячи кв. м, высотой более двадцати метров, с двумя подземными и четырьмя наземными этажами. В подземной части будет размещено хранилище для музейных фондов, в наземной — научно-реставрационный центр, общественно-информационный центр и выставочные залы. Строители обещают сделать к отрезанному сейчас двумя трассами месту удобные подходы со стороны Александровского сада и Манежной улицы.

Вроде бы все хорошо. Однако у представителей общественности законность строительства вызывает сомнения.

Как рассказал в интервью «Парку культуры» Рустам Рахматуллин: «На первый взгляд, вся документация в полном комплекте. Имеется даже согласование Национального комитета ЮНЕСКО, однако они дали добро на вариант без купола, а в проекте, подлежащем реализации, купол имеется. Дело в том, что виза Национального комитета датирована маем 2008 года, а в июле проект опять проходил градсовет. Что это значит на практике? Год назад Стройнадзор разрешил высоту 22,4 метра, а высота реализуемого варианта — 23,8. Какой вариант согласовали Росохранкультура, Москомнаследие и прочие почтенные организации в 2008 и 2009 годах, остается гадать. Таким образом, согласования устарели, то есть согласования нет».

Ответ не заставил себя ждать. Буквально через два дня, 22 сентября, проводит пресс-конференцию главный архитектор Москвы Александр Кузьмин. Все претензии противников строительства он с негодованием отвергает: по его словам, проект согласован со всеми инстанциями: «Проект давний, по нему было проведено три заседания общественного градостроительного совета. Можем предоставить протоколы этих слушаний с учетом всех поступивших замечаний. Согласован проект и со всеми необходимыми инстанциями, в том числе с ЮНЕСКО». Объяснил он и насчет купола: «Представители общественности обвиняли нас в том, что купол будет слишком высоким и из-за него не будет видно Кремля. Но это не так. Высота купола действительно немного увеличена, но сделано это лишь потому, что в противном случае он совершенно не смотрится с земли.

Купол приподняли мы с Посохиным (Михаил Посохин, глава «Моспроекта-2» — «Парк культуры»), и это решение со всеми согласовано». Правда, вопрос, согласовывался ли с ЮНЕСКО вариант с куполом, так и остался открытым.

Общественность заверения главного архитектора не убедили. Просто потому, что новые времена приучили москвичей: верить можно всему, кроме бумажек и слов московских строителей. «99% вандализма согласовано. – сказал нам господин Рахматуллин. – Если бы мы смотрели на бумажки, а не на местность, то не было бы никакой необходимости в создании «Архнадзора». Борьба с новым масштабным строительством в центре Москвы, который уже успели окрестить «последним выдохом господина ЮЛ», продолжилась. Еще через два дня, 24 сентября, общественное движение «Архнадзор» обращается с открытым письмом к президенту России Дмитрию Медведеву, которое заканчивается призывом:

«Уважаемый Дмитрий Анатольевич, летом 2010 года в схожей ситуации с Химкинским лесом Вы приняли трудное, но единственно верное решение – ввиду сложности и остроты проблемы провести ее дополнительные общественные обсуждения. … Мы призываем Вас поручить соответствующим органам власти приостановить реализацию проекта строительства депозитария на Боровицкой площади и организовать открытые слушания по проблеме ее архитектурно-художественного решения, с участием независимых экспертов, в том числе экспертов ЮНЕСКО, и представителей общественных организаций».

Вчера, как уже говорилось, заявления со схожей аргументацией отправились в прокуратуру.

Но останавливаться на этом не собираются ни та, ни другая сторона – на сегодня запланированы сразу две пресс-конференции. В два часа дня на Волхонке пройдет пресс-конференция генерального директора Государственного историко-культурного заповедника «Московский Кремль» Елены Гагариной, а в три на Пречистенке журналистов соберут противники строительства, обещая рассказать «о других мерах противодействия реализации проекта, разрушающего облик Кремля».

Правда последнее известие – отставка главного вдохновителя новой московской архитектуры – ставит под сомнение необходимость дальнейшей схватки. Ведь, кто бы ни стал в итоге преемником Юрия Лужкова, вряд ли ему захочется начинать свое правление столь громким и скандальным строительством. Так что у противников проекта Владимира Колосницына есть неплохой шанс добиться своего.