Пенсионный советник

Комната без права на надежду

Выходит «Комната смерти» Джонатана Либесмана

Дарья Горячева 12.08.2010, 10:35
outnow.ch

Выходит «Комната смерти» Джонатана Либесмана — политический хоррор об особенностях замкнутых белых помещений и правительственных исследований.

Четверо американских граждан соглашаются поучаствовать в правительственном психологическом исследовании: им было обещано, что за несколько часов, потраченных на нужды государства, заплатят $250. Для начала испытуемых посадят в белую комнату с приколоченными стульями и выдадут увесистую анкету, сплошь состоящую из каверзных вопросов «Кого бы вы спасли: себя или других людей?». Потом добрый доктор Филипс расскажет, что начинается отбор, состоящий из нескольких этапов. Затем последует выстрел, а через минуту из дырки в стене вывалится пистолет. Все происходящее является чем-то вроде собеседования: за подопытными наблюдает потенциальный сотрудник конторы Эмили Рейли (Хлое Совиньи), в глазах которой жалость то и дело сменяется упрямым желанием угодить Филипсу.

На уровне задумки «Комната смерти» не лишена остроумия.

Фильм лавирует между жанрами, то и дело вводя в заблуждение: хоррор плавно трансформируется в политическую драму и обратно. Антигуманный тест проводит MK-ULTRA (некогда реально существовавшая, но прикрытая скандальная программа ЦРУ по изучению механизмов управления психикой, в рамках которой, в частности, шли испытания LSD) и мучения героев имеют вполне конкретную государственную цель. И уж коли речь зашла об экспериментах, «Комната смерти» явным образом апеллирует к эксперименту Милграма — известному тесту на подчинение, когда подопытного просят помочь в проведении исследования, во время которого ему приходится причинять боль другому человеку, следуя указаниям руководителя.

Вшитое в нашу природу преклонение перед авторитетом так велико, что больше половины людей продолжают мучиться, но мучить, не будучи в состоянии противиться приказам.

Примерно в такой же ситуации находится и Рейли, действующая под давлением Филипса, только условия задачи ужесточены, и вместо ударов тока жертв ждут более серьезные пытки.

Что же касается исполнения, то триллер Джонатана Либесмана («Техасская резня бензопилой: начало») — та же белая комната. Скучное аскетичное пространство с приколоченными к полу героями. У них нет ни прошлого, ни будущего, только несколько часов настоящего на выдавливание из себя хоть каких-то эмоций. Именно такие эмоции сферические люди испытывают в вакууме комнаты, где их, как мышей, ученые в белых халатах тыкают палочками и проверяют на разнообразные раздражители.

Ничего великого, да и хотя бы просто занимательного: маленькие нервные срывы, маленькие предательства — и все это во имя большого секрета о причинах эксперимента, который будет открыт лишь в самом финале.

В описаниях «Комнаты смерти» естественным образом фигурируют упоминания «Куба» и «Пилы»: замкнутое помещение и туманный тест, во время прохождения которого неправильный ответ на вопрос чреват смертью, — этот сюжетный ход, что и говорить, не нов. Кроме того, в контексте сомнительных с точки зрения этики опытов над людьми уместно также вспомнить немецкий «Эксперимент» Оливера Хиршбигеля, вольную экранизацию истории стэндфордских испытаний по симуляции тюрьмы, призванных выяснить, как ограничение свободы влияет на поведение.

Однако все приведенные сравнения не в пользу «Комнаты смерти»: она не дотягивает ни до одного, ни до другого, ни до третьего.

Для «Куба» в «Комнате смерти» маловато выдумки. Вместо клеток со смертельными ловушками, которые вынуждают участников «игры» высчитывать стратегии и вспоминать математику, здесь лишь один отсек и пара заданий. Для «Эксперимента» не достает драйва и чувства реальности, ощущения, что то, что ты видишь, отчасти имело место в действительности. Для «Пилы» не хватает садистской жестокости. А зря: если бы исследователи в фильме не скупились на извращенные ловушки в стиле Конструктора Смерти, мысль о зловредности правительства читалась бы еще четче.