Вверх по лестнице, ведущей в прошлое

Московский Кремль отмечает 500-летие

Велимир Мойст 24.11.2008, 16:30
Московский Кремль

Московский Кремль отмечает 500-летие сразу двух своих знаковых сооружений – Архангельского собора и колокольни Ивана Великого. Для посещения уже открыт придел св. Уара, а с конца декабря начнут пускать и внутрь колокольни.

Официальных торжеств по поводу юбилея в Кремле не проводится, но прессу все же собрали, чтобы рассказать о недавних достижениях и ближайших планах. К числу своих несомненных успехов музейщики относят реставрацию Ивановской колокольни, где вскоре откроется экспозиция, посвященная архитектуре Кремля. На трех ярусах расположится музей с преимущественно мультимедийными экспонатами. Для реальных артефактов места маловато, и упор сделан на настенные проекции, знакомящие с историческими изменениями облика древней крепости. Датой предстоящего открытия директор музеев Кремля Елена Гагарина осторожно называет 20 декабря — «если ничто не помешает». В перспективе обещан и доступ на смотровую площадку колокольни, но едва ли туда будут пускать зимой — скорее всего, эта туристическая забава окажется сугубо летним аттракционом. К тому же при любом раскладе до самой макушки вам не добраться: смотровая площадка находится лишь на 30-метровой высоте, тогда как «полный рост» Ивана Великого составляет 81 метр.

Но панорама и с тридцати метров выглядит внушительно, поверьте очевидцу.

Что касается Архангельского собора, то реставрационные работы там закончатся не скоро. Главная проблема — приведение в благопристойный вид некрополя великих княжон, который помещается в подвале собора. Вообще-то, быть его там не должно: по традиции захоронения женской линии правящей династии производились отдельно от мужской. Но в 1929 году в Кремле снесли Вознесенский монастырь, и саркофаги московских правительниц угодили в погреб Архангельского собора. Разбираться с ними начали относительно недавно, уже после заката советской власти, и вряд ли закончат в ближайшее время. Пока что этот процесс вылился лишь в открытие придела св. Уара, где установлена рака с мощами святой Ефросинии — в миру Евдокии, жены князя Дмитрия Донского.

Так, благодаря былому большевистскому произволу захоронения двух супругов оказались поблизости друг от друга, буквально через стенку.

Строго говоря, 500-летие собора и колокольни — дата промежуточная. Первые храмы здесь возникли еще при Иване Калите: в 1329 году появилась церковь-колокольня Иоанна Лествичника, а через четыре года за одно лето возвели первоначальный Архангельский собор. Но со временем архитектурный облик Кремля стал казаться бедноватым и недостаточно величественным для нового статуса. Перестройка княжеской резиденции началась в 1475 году с приездом в Москву итальянского зодчего Аристотеля Фиораванти, построившего Успенский собор.

А точку в масштабной и многолетней реконструкции должны были поставить именно два сооружения, чей юбилей сегодня отмечается.

Могли бы их построить и несколько раньше, но вмешались дипломатические обстоятельства. Посольство, везущее из Италии архитекторов Алевиза Нового и Бона Фрязина, было задержано в Крыму тамошним ханом Менгли-Гиреем. Формально хан числился союзником Московии, но у него имелись собственные виды на заезжих зодчих — как раз в это время строился Бахчисарайский дворец. Пришлось итальянцам поработать в Крыму. Коварный Менгли-Гирей «гастарбайтерами» остался доволен и, отпуская наконец архитекторов в Московию, дал лестный отзыв. Так и написал об Алевизе Новом своему русскому коллеге: «Велми доброй мастер, не как иные мастера, велми великой мастер». А то бы в Москве без этой рекомендации не разобрались.

Добравшись-таки до главного заказчика, Алевиз Новый принялся за строительство Архангельского собора, а Бон Фрязин, мастер не менее «доброй», взялся возводить колокольню. Стоит сказать, что Ивановская колокольня изначально была гораздо ниже, чем сегодня, — ее надстроили уже при Борисе Годунове. Однако уже и в XVI веке она производила впечатление на горожан: наименование «Иван Великий» относится именно к тем временам. Впоследствии оказалось, что Бон Фрязин строил не только эффектно, но и невероятно прочно.

Отступающие наполеоновские войска пытались подорвать сооружение — в итоге рухнула только звонница по соседству, колокольня устояла.

А в Архангельском соборе французами была устроена конюшня: никакого пиетета к великокняжеским и царским гробницам интервенты не питали. К тому периоду относится распространенная легенда о таинственном исчезновении из храма мощей царевича Димитрия Углицкого. Мощи обрелись чудесным образом сразу после ухода из Москвы оккупантов и с тех пор остаются главной святыней Архангельского собора. Кроме этой раки здесь располагаются еще 46 саркофагов с останками Рюриковичей и Романовых — от Ивана Калиты до Петра II.

Сегодня и собор, и колокольня относятся к ведению музеев Кремля, хотя изредка в храме проводятся церковные службы. Туристов здесь бывает, наверное, больше, чем паломников, но едва ли стоит сортировать посетителей на «благочинных» и «праздношатающихся». История на всех одна.