Пенсионный советник

Бивни мамонта для позитивного настроя

Открылся XXV Российский антикварный салон

Велимир Мойст 20.10.2008, 16:16

Давит на нервы избыточный капитал? Купи шедевры, чтоб капитал не пропал. XXV Российский антикварный салон, открывшийся в ЦДХ, предлагает спасаться от кризиса посредством искусства.

Сфера антикварного бизнеса весьма зависима, конечно, от общего состояния дел в экономике. Торгуют здесь своего рода предметами роскоши — стало быть, в трудную пору именно от них люди и должны отказываться в первую очередь. Но это лишь одна из возможных точек зрения. Существует и другое отношение к антиквариату — как к инвестиционному полю. При таком подходе все выглядит уже не так однозначно. С течением лет старое искусство неумолимо дорожает, графики цен не устремляются вниз практически никогда. Могут лишь «зависнуть» при плохой конъюнктуре, однако с наступлением лучших времен все равно начнут вздыматься.

На это свойство рынка сейчас и напирают участники Антикварного салона, рекламируя долгосрочную надежность инвестиций в искусство.

Признаков паники никто не демонстрирует, предпочитая в разговорах фразу «поживем — увидим». Репертуар не подвергся экстренным изменениям и корректировкам. Салон в целом производит такое же ощущение лоска, что и прежде. Можно даже говорить о качественных улучшениях экспозиции, поскольку многие галереи устроили на своих стендах тематические мини-выставки. Это способствует осмысленной структуризации зрелища, позволяя зрителю окунаться в тот или иной связный сюжет, вместо того чтобы растерянно взирать на случайные миксты эпох и стилей. За такой подход организаторы салона боролись с самого начала, и теперь их заклинания стали приносить результаты.

Если раньше приходилось внедрять тематические выставки в зону нонпрофитных проектов, то нынче подобными примерами пестрит и коммерческая часть.

Скажем, галерея «Элизиум» предлагает небольшое сочинение на тему «Экспрессионизм в русской искусстве», сопоставляя работы Марка Шагала, Бориса Анисфельда, Сергея Романовича, Александра Древина, Андрея Ланского, Анатолия Зверева. Не то чтобы такой стык способен был перевернуть представления об истории искусства ХХ века, но ракурс любопытный. Или взять стенд «Галеев-галереи», демонстрирующей коллекцию живописи под заглавием «Ленинградский модернизм». Здесь связи между авторами более очевидны — и географические, и стилистические, однако маленькие парадоксы и занимательные повороты все равно присутствуют. Иногда встречаются монографии: например, галерея «Ковчег» полностью посвятила свой стенд творчеству Константина Истомина, легендарного художника 20–30-х годов.

Селекции и аранжировке все чаще подвергаются и сюжеты, связанные с зарубежным репертуаром.

На нынешнем салоне можно увидеть подборку работ фовистов и «набидов» — представителей двух великих течений прошлого рубежа веков (тут постаралась галерея Ravenscourt). Еще глубже в историю забралась галерея 2.36, предлагающая коллекцию западноевропейских витражей — от XIII до XIX столетия. Словом, тенденции вырисовываются вполне симпатичные, по крайней мере с позиций зрелищности. О коммерческих выгодах говорить пока рано: акты купли-продажи совершаются чаще всего под занавес мероприятия, а нередко и после его окончания.

От идеи некоммерческих проектов компания «Экспо-Парк», проводящая Антикварные салоны, все-таки полностью не отказалась. Хотя бы один, но фигурирует.

Нынешней осенью в ЦДХ показывают спецпроект под названием «Flora Danica. Датский королевский фарфор». Речь об эксклюзивной продукции мануфактуры «Ройял Копенгаген», основанной в 1775 году по инициативе правящей династии. Пресловутая «Flora Danica» — это гигантский сервиз, предназначавшийся в подарок русской императрице Екатерине Великой (на выставке представлены лишь некоторые его фрагменты). Датчане настолько увлеклись созданием фарфорового гарнитура из 1800 предметов, что наша государыня-матушка обещанного подарка так и не дождалась, преставившись в уготованный ей час. А сервиз с оригинальным растительным орнаментом потом еще долго служил копенгагенским мастерам в качестве образца для подражания.

По традиции к антиквариату причисляют не только произведения искусства, но и любые артефакты и раритеты былых времен.

Поэтому на салоне можно отыскать что угодно — вплоть до старинных флаконов с парфюмом, механических кассовых аппаратов и среднего размера мортир с боекомплектом ядер.

Любители палеонтологии имеют даже шанс заполучить к себе в дом подлинный скелет мамонта или череп шерстистого носорога. Вероятно, ископаемые кости должны напоминать владельцам, что всякие трудности носят временный характер.