article
Слушать новости

«Русский Букер» подался в обновленцы

Объявлен шорт-лист «Русского Букера»

Объявлен шорт-лист премии «Русский Букер». Старейшая негосударственная литературная премия страны продемонстрировала желание омолодиться и перестроиться.

На «Русский Букер» собрались объявить шорт-лист, но первым делом решили поругать журналистов. Ответственный секретарь премии Игорь Шайтанов, коротко напомнив о нововведениях этого года (самое большое количество претендентов – 91, и ограничения на лонг-лист – не более 24 романов), тут же перешел к очевидно более насущной для себя теме – освещению «Русского Букера» в средствах массовой информации. Добрых десять минут он разглагольствовал о безответственности и несерьезности журналистов, подробно разбирая все ляпы, опубликованные в неназываемых средствах массовой информации.

Выступление его было столь убедительным, что взявший слово вслед за ним председатель жюри, критик (и бывший ректор Литературного института) Евгений Сидоров несколько смущенно признался, что он за газетной полемикой как-то не следил, а те статьи о «Букере», что попались ему на глаза, ему скорее понравились.

Тем не менее журналистике досталось и от него.

По мнению председателя, в представленных на суд жюри романах «слишком много журнализма, как в стилистике, так и характерах». Авторы как репортаж пишут – «быстро схватывают приметы современности, но редко останавливаются, переводят дыхание». В результате «душу задевает очень немногое». Но, тем не менее, талантливые книги на Руси пишутся всегда. Вслед за этим оптимистичным тезисом и были объявлены шесть финалистов.

В финал «Русского Букера» 2008 года вышли: Илья Бояшов («Армада»), Михаил Елизаров («Библиотекарь»), Елена Некрасова («Щукинск и города»), Герман Садулаев («Таблетка»), Владимир Шаров («Будьте как дети») и Галина Щекина («Графоманка»).

Список, надо сказать, весьма примечательный. Судя по всему, шпильки в адрес журналистов были неспроста. Первое, что бросается в глаза, это отсутствие в коротком списке двух романов, которым пророчили как минимум финал, – «Спать и верить» и «Цена отсечения». Возможно, дело в том, что написаны они журналистами – известными публицистами Александром Архангельским и Вячеславом Курицыным (под псевдонимом Андрей Тургенев). За бортом шорт-листа остались также книга известного телеведущего Юрия Вяземского «Сладкие весенние баккуроты» (несмотря или, наоборот, в силу присутствия в жюри родной сестры писателя актрисы Евгении Симоновой), роман Михаила Липскерова «Белая горячка», книги Татьяны Москвиной «Она что-то знала», Владимира Орлова «Камергерский переулок» и несколько других известных фамилий.

Но своеобразная «СМИ-фобия» — это, пожалуй, единственная претензия к жюри.

В остальном объявленный шорт-лист едва ли не впервые за много лет не вызывает желания побрюзжать на вечную тему «опять у них рука руку моет».

Из известных «толстожурнальных» авторов, к которым отечественный «Букер» всегда имел нездоровую тягу, в списке присутствует только Владимир Шаров с романом «Будьте как дети». Но его мистическо-религиозная мистерия о русской революции и уверовавшем Ленине, отправляющем беспризорников в Иерусалим, никаких вопросов не вызывает – этот роман и впрямь один из лучших в этом году. Вовсе не случайно он вошел в шорт-лист и главного конкурента «Русского Букера» — премии «Большая книга», а недавно был признан «Прозой года» на конкурсе «Книга года». Ну и, конечно же, после объявления шорт-листа многие поспешили заявить, что скоро к этим титулам прибавится и «Русский Букер-2008», объявив Шарова фаворитом.

Большая же часть «короткого списка» убедительно демонстрирует – отечественный «Букер» вслед за отцом Федором «в обновленцы подался».

Во-первых, налицо попрание давнего букеровского принципа «мы берем романы, только романы и не просто романы, а Роман Романычи». Среди финалистов этого года как минимум две повести. «Армада» «номинационного стахановца» Ильи Бояшова, засветившегося в шорт-листах едва ли не всех премий и получившего в прошлом году «Национальный бестселлер», обычно именуется стыдливо «небольшим романом». Но на деле живописание корабельного соединения, вышедшего в море уничтожить Америку и внезапно обнаружившего, что вся суша исчезла, не что иное как классическая повесть. Что касается «Графоманки» Галины Щекиной, написанной еще в 1996 году, но опубликованной только в 2007-м, так автор сама в этом издании обозначила ее «повестью».

А во-вторых, и главных, «Букер, похоже, решительно стремится «омолодиться». Всю свою историю чураясь всех этих «модных пелевиных-акуниных-сорокиных», как черт ладана, он наконец сдался и пустил в шорт-лист не бывших парвеню даже, а их последователей. Большая половина списка — Бояшов, Елизаров, Садулаев, Некрасова — это уже «постпелевиносорокинское» поколение.

Это неожиданное «омоложение» «Русского Букера» удивило, похоже, всех. Не исключая и самих финалистов. Широкое распространение блогов привело к одному занятному следствию – первыми на премиальные новости откликаются не критики, которым положено, а сами авторы. Практически сразу после объявления результатов в блоге Германа Садулаева появилась запись: «Таблетка» Германа Садулаева в шорт-листе премии «Русский Букер» за 2008 год. Я в шоке». А явно ошарашенная Галина Щекина смогла воскликнуть лишь: «Святый боже! Святый. Крепкий. Святый. Бессмертный, помилуй мя».

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости