Пенсионный советник

Дрожжи для троллей

В прокат выходит «Больше Бена»

Ярослав Забалуев 22.07.2008, 16:09
paradisegroup.ru

На экраны выходит «Больше Бена» — пьяное путешествие англичанки в поисках русской души с морализаторским похмельем в финале.

Приехали, значит, в Лондон два простых московских скина с нормальными именами – Собакка (Бен Барнс) и Спайкер (Андрей Чадов). И решили этот Лондон по-простому кидануть. Ну а что он, в самом деле? Денег много, ума мало, надутый весь какой-то, а денег-то много. Способов стать всем у тех, кто только что никем не был, в этом чудесном краю масса. Можно пошустрить с чековыми книжками, можно с кредитками, а можно просто взять ссуду и не вернуть. И это уже не говоря о бытовом воровстве в супермаркете.

Все описанное выше в фильме «Больше Бена» занимает примерно первые минут двадцать. Происходящее далее описанию поддается плохо.

Мотивы, по которым зрелая и уважаемая англичанка Сьюзи Хэйлвуд взялась за экранизацию первого в России образца подоночьей прозы, книги означенных Собакки и Спайкера «Больше Бена», туманны и в уточнениях не нуждаются. Авторы картины скорее предлагают погрузиться в бредовую логику героев, чем выстроить логику бреда, калейдоскопа из осколков лондонского дна, в который они погружаются. Они с готовностью персонажей комедии дель арте напяливают сценические костюмы – кепки и куртки — но что делать дальше, им никто не объяснил. И если Бен Барнс, кажется, еще как-то представляет отмороженную повседневность (правда, все больше по-английски), то Чадову остается только хлопать чистыми глазами. Тут есть смешные шутки (штуки три), есть немножко жизни, которую бьют в причудливые осколки то растафари-посудомойщик, то толстая женщина в розовом, то девушка Спайкера, в реальности которой приходится сомневаться больше всего. Еще есть наркотики, но с ними очевидный обман – судя по воздействию, колют, нюхают, едят в этом городе что-то типа гранулированных пивных дрожжей.

Кормит этой дрянью всех, и себя в первую очередь, конечно, сама Хэйлвуд.

Никак иначе объяснить экранизацию сугубо внутреннего продукта не получается. В эту схему вписывается и чудесное обретение Андрея Чадова по маленькой фотографии в интернете, и внезапные, приятные, но совсем не уместные цитаты из бойловского «Трэйнспоттинга». Такое веселье всегда венчается бодуном – а чем, скажите, еще мотивировать финал в духе морализаторской драмы и откуда ни возьмись взявшегося «Мумий Тролля» в финале?

На самом деле героев (главных или еще каких-то) тут, положа руку на сердце, нет. Заглавные персонажи великолепно выполняют роль всего-навсего компьютерной мыши, стрелки на клавиатуре, бегунка, который позволяет зрителю увидеть еще одну картинку. Хотя нет, бегунок зрителю обычно под силу передвинуть самому, а тут нас хватают за затылок и везут по всему периметру этой галереи бесконечно милых, но сомнительных, как финальная песня «Мумий Тролля», и недоверченных образов.

Если сбросить с закорок проводника и попробовать все же посмотреть на происходящее более полно и спокойно, то фильм видится частью вполне положительной тенденции и раздражения не вызывает.

«Больше Бена» — это такой сиквел (или приквел) прошлогоднего «Порока на экспорт».

Нет смысла говорить о размере таланта того или иного режиссера – конечно, Кроненберг сделал все дороже, вдумчивее и как-то участливее что ли. Но там все шло насмарку в тот самый момент, когда глава русской мафии предлагал отведать гостье борщ, а на заднем плане Арагорн называл Венсана Касселя Димоном. Хэйлвуд удалось избежать этой нелепицы – имена героев скрыты под кличками, что лишает их потребности в «Кольянах» и прочих «на здоровье». Конечно, это еще одна попытка разглядеть сквозь поволоку, что у нас внутри такое происходит, зачем нам, к примеру, в Лондон. И, самое смешное, ответ этот находится – здесь мы веселимся и ищем себя. Не самая плохая, в конце-то концов, мотивация.