Пенсионный советник

Цивилизация мертва, а мы еще нет

Концерт Сержа Танкяна

Ярослав Забалуев 20.06.2008, 12:47
Фото: Анна Гаврилова

На концерте в Б1 бывший лидер System of a Down Серж Танкян призывал спасти Матушку-Землю, рассказывал о конце времен и неожиданно оказался одним из важнейших артистов нулевых.

Цивилизации приходит конец. Мы все живем в конце времен. Эти два постулата лидер главной армянской альтернативной группы в мире, калифорнийский армянин Серж Танкян считает своим долгом озвучить всякий раз, добравшись до микрофона, будь то концерт или интервью. На пресс-конференции, предварявшей московские выступления в Б1, он, впрочем, обвинения в пессимизме отверг. По словам музыканта, конец цивилизации не угроза человечеству, в глашатаи апокалипсиса он себя не записывает. Скорее, это финал бесконечной классовой борьбы и переход к новой модели общества без флагов, войн и других плохих вещей.

После такого признания все вставало на свои места – и благостный настрой улыбчивого армянина, и обаятельное фиглярство, сопутствовавшее ему в SOAD и никуда не ушедшее в сольном творчестве.

Оба концерта открывала московская группа Salvador. Надо сказать, что со своей задачей музыканты справились практически идеально – напористый акустический латина-рок именно что разогрел публику перед выходом дорогого гостя. Пели они про свободу и другие нужные штуки, что тоже вполне отвечало духу мероприятия.

Примерно через полчаса после Salvador'а вышли задрапированные в черное музыканты, а потом под мощные запилы «Empty Walls» и «Unthinking Majority» на сцену, приплясывая, выпрыгнул и сам Серж Танкян. Живьем все особенности песен с его сольного альбома становились гораздо более очевидны. Весь концерт можно было с открытым ртом наблюдать за тем, как певец ловко обращается с традиционной песенной структурой. Тихий куплет – громкий припев, быстро – медленно – все эти штампы так виртуозно спрятаны под сложные и плотные, но яркие аранжировки, что говорить о банальности не поворачивается язык. Каждый страдательный и патетичный вокализ благодаря мелодическим решениям приобретает почти гимновую мощь.

Этим песням действительно хочется подпевать.

Певец между тем своим чуть гротескным образом, совмещающим безумного шляпника, шарманщика и уличного проповедника в одном лице, сообщает каждому пафосному высказыванию неожиданный ироничный контекст. В таком виде призывы к спасению Матушки-Земли и рассказы о падающих бомбах воспринимаются совсем иначе – именно так, как только и можно говорить на эти темы в рамках рок-концерта, оставшись артистом и не дав гуманитарного деятеля с гитарой. В полном соответствии с возрастом (Танкяну в этом году исполнится 41), Серж не бьется головой об сцену и не прыгает козлом, он то крутится дервишем, то принимает совсем уж оперные позы, то, раскинув руки в стороны, падает на колени.

Помимо двенадцати песен с альбома «Elect The Dead» и двух относительно свежих «Charades» и «Sounds of War», музыканты исполнили металлический кавер на битловскую Girl, а в финале сыграли песню «Holyday In Cambodia» борца за справедливость Джелло Биафры из Dead Kennedys. Последним стал закрывающий дебютную пластинку Танкяна одноименный с альбомом фортепианный номер «Elect The Dead».

Ни одной песни основной группы певца исполнено так и не было, как ни просили слушатели, – начиная с петербургского концерта, музыканты решили их не играть.

Этот шаг, с творческой точки зрения, вполне логичен. Танкян со своей вечной хитроватой усмешкой незаметно изменил правила игры. Почти цирковой полиритмичный металл SOAD уступил место зрелой мелодике, а фиглярство в стиле Майка Паттона неожиданно обернулось, может быть, самым веским высказыванием в почти лишившейся идей истории рока нулевых.