И грачи тоже прилетели

Архстояние 2008

Хаим Сокол 03.03.2008, 18:17
arch.stoyanie.ru

В деревне Никола-Ленивец Калужской области открылся очередной фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние-2008. Зима» — смесь традиционной славянской масленицы, американского Burning man и русской версии ленд-арта.

Тема нынешнего фестиваля — «Граница». Выбор темы вполне естественный, и даже странно, почему такая идея не возникла раньше, поскольку сам по себе «остров природы» национальный парк «Угра», на территории которого проходит фестиваль, и является олицетворением границы между миром природы, понимаемым по Лотману как внекультурное пространство, и культурой, то есть миром человека. Именно здесь стирается пресловутая граница между городом и деревней. Помимо этого здесь, как нигде, особенно наглядно проявляется смешение различных жанров, архитектуры, дизайна, современного искусства, различных традиций и стилей.

Зрелище действительно уникальное.

На огромном пространстве расположились руины деревянных сооружений с прежних фестивалей, объекты, сохранившиеся вопреки разрушительному действию времени и климата, и новые проекты, реализованные специально для данного фестиваля. И все это происходит как будто внутри настоящего саврасовского пейзажа с характерной распутицей, непролазной грязью, лепрозорными островами прошлогоднего снега и желтой увядшей травой. Впрочем, благодаря то ли эстетическому бессознательному, то ли весне и самогонным рекам местного разлива все вместе это не выглядит уныло, а скорее, наоборот, торжественно и возвышенно, и, как справедливо подметил в пресс-релизе Сергей Хачатуров, во всем звучит особая, неповторимая мелодия.

И грачи тоже прилетели.

Только не настоящие, а огромные деревянные, черные, словно обугленные, расставленные на погосте. Эта ландшафтная инсталляция под названием «Грачи прилетели» — своеобразный омаж одноименному произведению Саврасова, созданный мастерами местной артели «Николо-Ленивецкие промыслы».Странная связь места и времени года, погоды и особого серого света — все вместе вызывает сильное ощущение тоски и радости одновременно, вообще таким нехитрым способом пробуждает сильнейшие эмоции, что нечасто или почти никогда не случается на выставках современного искусства, несмотря на порой грандиозные масштабы произведений. Каким-то загадочным метафизическим способом местным умельцам удалось реинкарнировать поэтику Коллективных Действий.

Николай Полисский показал инсталляцию «Жар-птица». Громадный десятиметровый двуглавый орел, сделанный из чугуна, внутри которого горел огонь, извергая языки пламени. В результате жар-птица Полисского превратилась в раскаленного огнедышащего дракона, выпускающего столбы черного дыма. В темноте рядом с этим чудом-юдом было страшно, но не от устрашающего вида, а от прямых ассоциаций, невольно возникающих в сознании, и в то же время невозможно было оторваться от гипнотической яви этой чудовищной (в буквальном смысле) топки истории.

Огонь присутствовал и в сооружениях Александра Константинова.

Его объект «Базилика. Изба» — это всего лишь контуры, построенные из досок наполовину с воздухом, каркасы, воплощающие, по замыслу художника, идеи горизонтали (изба) и вертикали (базилика). Но в данном случае изящная, почти графическая эстетика преобладала над какими-то идеями. На огонь, особенно в темноте, хотелось смотреть бесконечно. Алеющее вдали пламя напоминало еще и о том, что в этом Лукоморье все не вечно — сооружения строятся из природных материалов, и те, которые не гибнут своей смертью, исчезают в огне.

«Архстояние» — утопия, то есть «не-место», а значит, ко всему происходящему, наверное, лучше всего подойдут все-таки не пространственные, а временные категории — вечность и бесконечность.