Кредит на шубу: ради чего россияне меньше едят

30.01.2019, 11:28

Анастасия Миронова о кредитном ажиотаже на фоне кризиса

Как вы думаете, чем занимаются наши люди на пороге тяжелого финансового кризиса? Мне всегда казалось, что в ситуации неопределенности, стремительного падения доходов, роста поборов и просто безнадеги люди должны как-то мобилизовывать свои ресурсы, откладывать деньги, копить запасы.

Не тут-то было! Пришло очередное подтверждение тому, что перед лицом неизвестности наши люди… начинают делать ремонт.

Агентство Magram Market Research провело опрос и выяснило, что 32% россиян берут кредит на ремонт дома или квартиры. Эти данные вполне подтверждают прошлогоднее заявление аналитиков «Почта банка», которые рассказали, что самым популярным кредитным запросом является именно деньги на ремонт — ими воспользовались 27,9% заемщиков.

Реклама

Получается печальная картина: доходы падают, даже по самым скромным официальным подсчетам с 2014 года они упали на 11%. Инфляция разгоняется, в этом году из-за увеличения НДС, сильного повышения тарифов ЖКХ и роста цен на бензина она прогнозируется больше прошлогодней. Деньги кончаются. По данным того же центра, в прошлом году на продуктах приходилось экономить уже 63% россиян, причем больше трети из них не просто перешли на дешевую еду и дешевые магазины — они стали покупать меньше. Фактически люди стали меньше есть, но чаще делать ремонты. Парадокс. Без еды, зато с новой кухней.

Понятно, конечно, что пересиживать тяжелые времена лучше на новой кухне. Но еще лучше шагнуть в кризис без лишних долгов. Однако так думают не все. Поэтому в стране случился грандиозный рост объемов кредитования и общей задолженности — за год она подскочила на 22,8%. И особенно растет потребительское кредитование. Те самые займы без обеспечения, берущиеся на мелкие нужды. На втором месте — автокредиты. Потом уже идет ипотека.

Как человек любопытный, я люблю, например, рассматривать фотографии из квартир своих знакомых и даже, каюсь, совсем незнакомых людей. Захожу во «Вконтакте», выбираю наугад, допустим, Рязанскую область, где средней заработной платой называют 31 тыс. рублей, а реальные вакансии медсестры или фельдшера предлагают всего 9 тыс. И смотрю просто, как живут в Рязани люди моего возраста, пенсионеры. Благо, все они охотно делятся своими фотографиями. Вы тоже зайдите посмотреть — поразитесь, потому что у всех на фотографиях будут хорошие машины, новые кухни и мебельные стенки. И, конечно, неплохие смартфоны, которыми все это благосостояние снимают. Это, собственно, кредиты.

Надо сказать, что я в последние годы не была ни разу в гостях у людей, где бы хозяева не отремонтировали кухню. Более того — где бы они не отремонтировали ее за большие деньги. Думаете, на что живут бесчисленные салоны кухонь с пятью консультантами на один квадратный метр и личными проектировщиками? Таких салонов полно даже в промзонах. В Москве заказать средней цены кухонный гарнитур стоит под миллион. И заказывают! Учителя, медсестры, таксисты… В провинции тоже не отстают. Знаю нескольких учителей — ни у одного из них нет в квартире дешевой кухни, все в последние годы заказали новые гарнитуры и все в долг. Готовят, правда, на этой кухне всякую чушь.

Видела, например, как человек, заплативший за кухонную мебель по индивидуальному проекту 900 с чем-то тысяч, делал на ней давно забытое блюдо из студенческих 2000-х — салат из «Доширака», майонеза и тертой морковки.

Потому что у семьи есть также кредит на машину, они должны за смартфоны. И еще кухня эта… Я, если честно, не знаю, как живут люди с маленькими зарплатами и большими кредитами. А они не понимают, как я живу без займов. Кому говорю, что не беру кредит на машину, а покупаю ту, что по карману, пусть и старую, что вместо заказа кухонного гарнитура планирую отреставрировать стоящую на чердаке винтажную мебель, на меня смотрят как на дурочку.

Вообще, с ремонтом все не так просто. Потому что сейчас набирает популярность ремонтный кредит под залог недвижимости. В том числе ремонтируемой. Ставка по нему значительно ниже, чем по необеспеченному кредиту, вот люди и выкручиваются. Правда, чтобы получить такой кредит, нужно составить подробную смету, сдать потом акт выполненных работ. Сделать это можно, если нанимаешь строительную фирму. Так и поступают. Экономят на процентах, но переплачивают за наемный труд.

В итоге ремонт обходится в ту же сумму или чуть дороже, но его не нужно делать самим. Вот и появляются у нас жители хрущевок, нанимающие себе за полтора миллиона бригады. Банки, кстати, для ремонта могут дать кредит в среднем до 3 млн рублей. И народ соглашается. Потому что в массе своей думает, будто единственное жилье должника забрать нельзя. Однако это правило для залоговой недвижимости не действует. Узнать о нем россиянам неоткуда. Я прямо сейчас ради интереса ввела запрос «выселение из заложенной квартиры по потребкредиту» — в первых строчках результатов я вижу рекламу займов под залог квартиры в моем городе.

Проблема в том, что мой провайдер уже почти пять лет считает, что я живу в Тихвине. И сейчас «Яндекс» показывает мне десятки рекламных ссылок «Возьми кредит под залог квартиры в Тихвине». Страшно даже представить, как они там, в Тихвине, при таком давлении выживают. Насчет Тихвина не знаю, но о случаях изъятия жилья за долги по ремонту я уже слышала.

Как и про выселение за невыплату автокредита. Покупка машины в кредит под залог жилья сегодня тоже набирает популярность. А вместе с ней растет средняя сумма автокредита, которая составляет сейчас уже значительно больше 700 тыс. рублей, то есть практически среднюю стоимость полноценной квартиры в провинциальных регионах. Да ладно провинция — посмотрите на Москву и Петербург. В новых спальных районах с квартирами по 25 кв. м во дворах сплошь стоят новые машины. Не «Рэндж Роверы», конечно, но вполне себе дорогие, дороже миллиона. Я была в нескольких таких домах: коридоры по 10-20 квартир на этаже, не квартиры, а студии, живут в них семьями, все завалено вещами, на обеденном столе пеленальный столик, коляска перекрывает вход в ванную, зато у подъезда стоит новенький семейный «Хендай».

Кстати, после нескольких поисковых запросов по статистике кредитования «Яндекс» стал показывать мне и более экстравагантную рекламу. Например, магазины, где можно купить в Тихвине в кредит шубы. Один сайт, куда я зашла из любопытства, даже пишет: «Новые вещи нужны не только из практических побуждений, но также для поднятия настроения».

Да уж, приподнимут тихвинцы себе настроение. Смотрю рейтинг закредитованности регионов: в Ленобласти житель должен в среднем 235 тыс. рублей, это больше половины среднего годового дохода. Конечно, только шуб в долг в Тихвине и не хватало.

Я, между прочим, знаю регионы, где на шубах разоряются семьями. Это вся Западная Сибирь, к примеру. Особенно любят шубы в Тюмени. Кредитных программ на шубы, магазинов, торгующих шубами якобы в рассрочку, а по факту с процентами, в городе тьма. Как и меховых ломбардов. Шуба там, несмотря на очевидное потепление и простой факт, что современный человек проводит на улице все меньше времени, давно превратилась в символ социального успеха. Шубой бросают пыль в глаза и стараются казаться больше, богаче, влиятельней, чем ты есть. Женина шуба — стратегически значимая для семьи вещь, потому что семью, влиятельность мужа оценивают по тому, какая на жене надета шуба.

А шубы-то часто бывают кредитные. И многие из них в скором времени поедут в ломбард. Как и сапоги из оленьих шкур под чарующим название кисы — очень дорогое и очень популярное в Сибири средство разорения.

Когда мы говорим о кредитном буме и уже пугающей кредитной нагрузке, приходится эмоционально разрываться между совершенно противоположными чувствами. Потому что с одной стороны рост мелкого потребительского кредитования говорит, конечно, о бедности людей. И в нашей стране есть семьи, которые берут кредит, чтобы, допустим, собрать ребенка в школу, купить ему путевку в санаторий. Такие трагические истории скрыты, как правило, за строкой «кредит на личные цели». На эти цели приходится сейчас официально около 13-15% всех банковских займов. И, наверное, почти все микрокредиты.

А с другой стороны имеется явная проблема сверхпотребления. Примерно пятая часть заемщиков берет сегодня деньги в долг для покупки техники. И осудить желание стирать белье в хорошей машинке сложно. Однако под эту же статью подпадают, например, домашние кинотеатры, системы умного дома и смартфоны, большая часть самых дорогих из которых покупается в кредит. И тут людям сложно сочувствовать. Одно дело, когда человек хочет жить хорошо. Совсем другое, если он готов занимать, чтобы жить красиво. А применительно к нынешней экономической ситуации в стране покупку в кредит смартфона за 40 тысяч можно назвать желанием жить даже слишком красиво. Люди стали меньше путешествовать, экономят на лекарствах, а продажи дорогой техники и кухонь за миллион растут. Удивительно!

Эта тяга к показной роскоши на фоне усиливающегося неблагополучия уже породила новое направление в массовой культуре. Десятки и сотни миллионов селфи, сделанных дорогими смартфонами на фоне облезлых обоев, силиконовые губы уточкой (на косметологию тоже берут кредиты) на переднем плане и кастрюля с супом из рыбных консервов, сваренном всей семье на три дня, фото возле новой машины во дворе разваливающегося барака — это самая настоящая шок-документалистика. Страшная хроника разорения. Драма на фоне неоплаченной кухни.