Торжествующие «всепропальщики»

Марина Ярдаева о том, что представляют собой нынешние Смердяковы, и о грехе злорадства

«Все пропало, это конец»… «Все пропало, это третья мировая»…. Паникеры, конечно, раздражают, конспирологи вызывают недоумение, но бог с ними. Вот от чего как-то совсем уж противно, так это от злорадства, от упоения катастрофой. Это конец — какое счастье! Все погибнет — погибнет и режим! Нас уничтожат — и поделом! Как сладостно отчизну ненавидеть. Известный мотив.

С коронавирусом этим некоторые уже чуть ли не новых холерных бунтов ждут.

Доллар еще. Ждут, что скоро, вот буквально завтра, доллар будет по 150, нет, непременно по 200, и все обеднеют раз в пять — и хорошо, и давно пора. Еще, конечно, все «нормальные» страны должны от России окончательно отвернуться. За Италию вообще нам надо устроить бойкот. Нет, наказать. Новые санкции, ну пожалуйста, умоляем!

И в самом деле хочется не только социально-экономических перемен, но и какой-никакой ротации политических кадров. Горько от бедности и бесправия народа, обидно, что не развивается экономика. Суматоха с коронавирусом и нервные колебания на биржах, как весеннее солнышко, лишь еще больше высветили все наши проблемы. Неприятно. Грустно.

Конечно, нужен капитальный ремонт. Но глупо же думать, что наилучшее решение — начать ремонт дома с его сноса. Особенно если больше жить негде.

Еще глупее уповать на то, что прилетит вдруг волшебник на голубом истребителе и наш дом разбомбит, а потом поможет построить новый. Уповать на то, чтоб какая-нибудь умная нация научила жить весьма глупую.

От бездарности нынешних Смердяковых сводит скулы. Они ведь апокалипсис этот с упоением ждут уже который год. И нас им пугают, кажется, уже целую вечность. Конец света все никак не наступит, но предвкушающие продолжают долдонить одно и то же. И всегда у них новые верные приметы. Память только вечно подводит.

Я помню, как конец России предсказывали в 2008-м. Я помню, как предрекали нам развал и разгром после Крыма. Я помню, как нам обещали дефолт в 2015-м. Помню, как пугали повторением революции в 2017-м. И что же?

Да, ничего хорошего. За то же «триумфальное возвращение Крыма» мы все заплатили огромную цену. И продолжаем платить. Скажу честно, я не приветствовала присоединение полуострова, но в первую очередь по этой — приземленной, экономической — причине. Обвалы рубля 2008-го и 2015-го тоже не прошли для экономики страны бесследно. Бедных стало больше, социальная инфраструктура работает с перебоями, малому бизнесу непросто. Это реальность. Но она все-таки сильно отличается от той, какую рисуют нам торжествующие «всепропальщики».

И потом проблемы, которые мы сегодня имеем, обусловлены ведь не только теми политическими ошибками, которые смакуют новые Смердяковы. Дело ведь не только в том, что нам не подвезли нормальную демократию, и у нас нет какой-то там абстрактной свободы. Многие наши беды случились с нами из-за реформ, проводившихся под лозунгом «как на цивилизованном Западе!».

Взять хотя бы оптимизацию здравоохранения и образования. Лозунг, понятно, был изначально лживый. Но ЕГЭ, например, и сейчас по нраву многим злорадствующим. Как и сокращение бюджетных мест в вузах. Как и объединение поликлиник, сокращение врачей. Бодрые люди эсхатологических настроений, помнится, говорили об эффективности, экономической целесообразности, естественном отборе… Они вообще почему-то очень любят разглагольствования в духе социал-дарвинизма. Наверное, потому, что естественный отбор — это не столько про эволюцию, про торжество жизни, сколько про смерть, распад, разрушение.

Да, идея распада может быть притягательной — такое, знаете, декадентство. Возьмите Мережковского — не оторваться. А Блок с его романтизацией стихии разрушения? Ведь гениально же.

И, главное, веришь, веришь, что смерть может быть целительной, ведь гибнет и все гнилое, грязное, пошлое. И жалеть будто нечего и некого. Не по мещанам же с обывателями горевать, не по их тусклой «не-жизни»? Веришь и в то, что потом непременно возрождение, новая, чистая, как хрустальный родник, жизнь.

Но стоит отложить книгу, нырнуть обратно в мир — сладкий туман рассеивается. И возвращаешься обратно в шкуру обывателя, и поэзию заслоняют вдруг биографии. Стихия пощадила ли Блока? Довелось ли увидеть ему возрождение? А Мережковскому? То-то же. Но это поэты, гении. Они воспевали стихии сами по себе, а не всякие там «мертвые разговоры мертвых людей об экономическом благосостоянии народа». Политику они с поэзией не мешали. Безднами, хаосом, катаклизмами и государственник Тютчев любовался не менее талантливо.

Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Все зримое опять покрою воды,
И божий лик изобразится в них!

Прекрасно же! С таким пафосом и от коронавируса загнуться не жалко. Особенно если с гарантированным возрождением. Обновлением. Обнулением... Поэзия, словом.

Но Смердяковы не поэты. Они по определению посредственны. И глупы. Циничны, но глупы. Поэзия может быть глуповата, а бездарность — увы. И поэтому Смердяковы жалки. Особенно сегодняшние — они какие-то совсем уж убогие. И даже их цинизм, переходящий порой в настоящий коллаборационизм, и отчаянное их кликушество какие-то совершенно бессмысленные. Большинство этих людей маргинальны. Большинство этих людей — пораженцы. И цивилизованные соседи, на которых они уповают, едва ли смогут оценить их пыл. С ними даже казус Бабченко невозможен. Они — шум в соцсетях.

Вот только в период турбулентности этот шум создает помехи в эфире. Во время кризисов, во время ЧП смердяковщина сама распространяется точно вирус, число зараженных растет по экспоненте. Особо яркие саморазоблачения мы наблюдаем, когда случается совсем страшное — взрыв в метро, пожар в торговом центре, крушение самолета. Но в таких случаях обычно и затухает все быстро. А сейчас злорадное бурление никак не прекратится. Хоть интернет отключай. Честное слово, самоизолироваться хочется уже и онлайн.

А между тем... Я планировала написать эту статью раньше, но постоянно отвлекало то одно, то другое (как многих теперь), и я поняла, что очередная дата апокалипсиса опять миновала. Еще в середине марта предрекали, что вот еще неделя, максимум дней десять, и ситуация перестанет быть контролируемой. Сейчас в России, по расчетам наших горе-пророков, должно было полыхать сильней, чем в Италии, мы должны были с ужасом наблюдать массовый мор от заразы, мародерские набеги на брошенные склады за гречкой, походы населения с вилами на переполненные больницы. Через это, само собой, Россия должна была стать свободной. Не думала, что это напишу, но, боже, как хорошо, что до «свободы» еще неблизко.