Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не пойман — не Борман

26.05.2009, 21:28

Новая инициатива Дмитрия Медведева по защите отечественной истории у одних вызвала шок, у других — приступы восторга. Но вряд ли кто-нибудь хоть из первой категории граждан, хоть из второй имеет представление о том, как именно комиссия при президенте РФ должна противодействовать попыткам фальсификации. Пока речь можно вести лишь о контексте данного начинания. Например: кто будет определять интересы России? Как не перепутать пропаганду в форме истории (нормальная практика для любой нормальной страны) с самой историей? «В ущерб» фальсифицировать минувшее нельзя, а «во благо» можно?

Посочувствуем членам комиссии — их ждет нелегкий труд. Впрочем, наверняка большим подспорьем отважным знатокам предмета станет телевидение. Ведь здесь уже давно отрабатываются модели правильного обращения с историей.

Лучший рецепт был представлен год назад, когда на второй кнопке замелькал заманчивый слоган нового масштабного проекта — «Россия выбрала свое будущее, теперь настало время выбирать прошлое». Вариант прошлого зрителям предстояло определить с помощью звонков и sms-голосований. И назывался сей проект «Имя Россия», и выбрал электорат, по официальной версии, товарища Невского, по неофициальной — товарища Сталина, и было всем счастье. Заседателей не смутило, что они предпочитают не конкретного человека, а лишь миф о нем, на что обратил внимание Николай Борисов, единственный оппонент из числа профессиональных историков. Ответ мудрого председателя Никиты Михалкова — отменное подспорье в работе комиссии: «Я не думаю, что мы должны биться за чистую фактологию» (напомним, что речь шла о конкретных деятелях, а не о сибирских цирюльниках).

Исторические штудии от ТВ меньше всего волнует фактология, лишь бы не было обидно за державу. Оттого объем сталинианы уже давно превышает все санитарные нормы. Хорошо идут и его коллеги по партии, особенно под соусом доморощенного психоанализа. Редкая неделя обходится без экскурса в подкорки разнообразных выдающихся коммунистов, от Дзержинского до Берии, и каждый из них выглядит то ли жертвой режима, то ли жертвой собственного невроза. А иногда ими начинают интересоваться крупные режиссеры вроде Алексея Пиманова, и тогда на свет рождаются монументальные полотна под названием «Охота на Берию». Сериал все еще продолжается, всяк желающий имеет возможность к нему приобщиться; быть может, найдутся и такие, кто поймет, а что это было и главное — зачем?

Впрочем, подобные вопросы актуальны (за редчайшим исключением) для любого исторического опуса на ТВ.

В дуэль с Берией неожиданно вступил «Иван Грозный», они даже пересекались во времени. По части невроза этот господин даст сто очков Берии и Дзержинскому, вместе взятым. Поэтому что с ним поделаешь? Ему даже его присные говорят по-простому, по-солнцевски: «Не стоит государь беспредельничать», а он все продолжает и продолжает. И Берия, и Грозный — фигуры эмблематичные, к ним обычно обращаются в критические для государства дни, когда грезы о необходимости сильной руки становятся особенно актуальными. Но поскольку у нас все дни критические, то даже самые эмблематичные фигуры не несут решительно ничего кроме желания поговорить о державности, а заодно и наварить хоть какой-нибудь рейтинг.

Иногда темы невольно подсказывают первые лица. Положил Путин цветочки на могилы Деникина, Ильина, Шмелева — значит, скоро нас накроет новая волна телепроизведений о видных государственниках с белой подпушкой.

История в прайм-тайм и просто история — два разных предмета. Если не ошибаюсь, первым это заметил Леонид Парфенов и сделал соответствующие выводы. Верность исторической правде — вообще категория относительная. В наших широтах, где привычнее жить либо прошлым, либо будущим, но непременно — в обход настоящему, она относительна вдвойне. Еще раз сочувствую комиссии по фальсификации, которой предстоит осваивать огромный материк. Сложность освоения еще и в том, что у каждого участника (или группы участников) процесса — не своя правда, а свое представление о правде. Почувствуйте разницу. Мне показался важным и мотивированным «Ржев» Алексея Пивоварова, но какой шквал негативных откликов встретила моя скромная колонка! Рискую снова навлечь бурю отрицания, но, полагаю, единственным осмысленным сочинением на темы, связанные с предметом нашего разговора, стали в последнее время «Исторические хроники с Николаем Сванидзе». У него, разумеется, тоже в каждом выпуске своя правда, но она хотя бы аргументирована документально. Хотя, как сказал Юрий Тынянов, документы врут, как люди…

Во всей этой странной истории с комиссией имеется одна отрадная деталь: пока есть на ТВ смельчаки, способные в эфире иронизировать над ней, комиссией, все не так страшно. Охальники из «Прожекторперисхилтон» увлеченно рассматривают яркий пример фальсификации истории — фильм Спилберга «Спасти рядового Райана». По внушающей доверие версии Ивана Урганта, Райана спасли партизаны, вырастили его, а потом уж отправили в Америку со спецзаданием. Еще забавней в трактовке удалой четверки выглядит история троянской войны. Гомер, оказывается, умолчал о главном: пресловутого троянского коня изготовил Церетели (какового коня затем отполировали армянские мастера), а управлял им Суворов. Завершили свое компетентное исследование осветители из «Прожекторперисхилтон» разумнейшим выводом: не пойман — не Борман. Лучшего девиза для работы комиссии по противодействию фальсификации истории придумать невозможно.