Съесть собаку буквально

11.02.2010, 17:22

В очередной раз я имел случай рукоплескать Андрею Макаревичу, про которого немало уже написал комплиментарных текстов. На днях он отличился в радиопередаче о судьбах российских собак. Молодой, но вдумчивый ― что редко встретишь в нашем ремесле да и вообще ― журналист Дмитрий Соколов-Митрич, с которым я когда-то специально познакомился на почве его таланта, высказал мысль: надо защитить людей от произвола собак. Которые, согласно закону, должны ходить по улице при наморднике (никаких намеков на ущемление свободы слова в тоталитарном обществе прошу тут не выискивать). На что пламенный собачник Макаревич ответил, что уж его-то собака, несмотря на закон, намордником оскорблена не будет никогда, а вот защищать права животных надо. Соколов-Митрич возразил, что нету в Конституции ничего про права животных, а если их вводить, то что ж тогда ― сажать пролетариев, которые на мясокомбинате забивают коров?

Короче, к барьеру ― вот какой уровень общественно-политической дискуссии нам позволен сверху. Спасибо партии за это (перед этим раньше ставили строчку «Пройдет зима, настанет лето...»).

Я бы, конечно, добавил к этому рассказ про то, как, будучи в Южной Корее, наш по совместительству большой кулинар Андрей Вадимович не мог не отведать собачатинки, о чем он мне сам рассказывал ― причем не в частной доверительной беседе, но в интервью для журнала «Медведь», официально. Собачатина ему пришлась по вкусу, то есть он любит собак по довольно широкому спектру.

А Соколов-Митрич, как выяснилось в передаче, любит кошек. Но! До Макаревича ему далеко, ибо кошатины он не ел («ну разве, может, ел, не зная этого, ― например в пирожках», добавил он с похвальной щепетильностью; но это ничего не значит, если копать так глубоко, так мы, может, все давно каннибалы, откуда нам знать, куда деваются бомжи с наших улиц, уж не на мясокомбинат ли, подвергаться ущемлению своих прав, вот, может, откуда колбаса по 2,20). Так что любовь Соколова-Митрича к животным весьма узка. Кстати, добавлю уж от себя, Дима когда-то написал книжку о том, как нерусские гастарбайтеры убивают и насилуют москвичей и москвичек, что довольно много преступлений совершено милиционерами-гастарбайтерами… Книжка вышла с большим трудом, а главы из нее наши СМИ печатали очень неохотно: «Вот ты бы нам лучше принес текст, как таджиков обижают! А защита русских ― это, знаешь ли, расизм!» Но это я так, кстати или, скорее, некстати, для связки слов, скорее. Просто зашла речь про права.

Я, кстати, собачатины не ел. В отличие он многих моих знакомых. И проблем с собаками у меня до сих пор не было, я как-то с ними ладил и даже однажды на спор погладил презлого здоровенного цепного кобеля, которого видел первый раз в жизни.

Ну вспомнил, была тонкая ситуация, когда я на прогулке в лесу вдруг увидел, как к моей малолетней на тот момент старшей дочке галопом устремилась овчарка внушительных размеров. Инстинктивно я дернулся и побежал наперерез этой красивой собаке боевой породы, которая выведена была для того, чтоб радовать собачников, а также для отгона волков от овец (см. название) или чтоб рвать зеков в фашистских либо русских лагерях, в чем преуспела (но не была переименована из «овчарки» в «человечку»). И вот мне удалось перехватить стремительную овчарку, я сходу дал ей хорошего пинка, сапогом, кажется, в диафрагму ― собака отлетела в сторону с визгом. Натурально ко мне тут же подбежала хозяйка собаки и заблажила ― вот, я ударил собачку, которая очень добрая и всего лишь хотела с ребенком поиграть, и какой же я злой. Я, признаюсь, ответил тетечке, что, если она не уймется, я и ей дам пинка. Тем же самым сапогом ― у меня правая толчковая. С одной стороны, я и вправду неполиткорректный, а с другой, я был все же на взводе. У меня был стресс! Хорошо ребенок не начал заикаться. Благодаря отцовской заботе.

Вообще же во мне, как вы видите, погиб, не родившись, великий футболист. Если б не дух противоречия, который вынудил меня в детские годы читать книжки вместо футбола, был бы я сейчас круче, чем Пеле.

В целом я не держу зла на собак в отличие от хорошо мне знакомого главного редактора одного СМИ – после того как одна из них укусила его малолетнюю дочь за лицо. Ну как вам довод в защиту прав собачек? К счастью, после пластики и вставки выкушенных собакой зубов все уладилось и следов не осталось.

Какие-то люди звонили в ту передачу и звали к себе, на окраины Москвы, где бегают стаи диких собак и кидаются на людей. Я к этому только добавлю, что и в центре полно агрессивных собак, которые сторожат стройплощадки. Сами собой. За харчи, которые им подкидывают сторожа и добрые бабушки. Эти друзья человека кидаются на прохожих ни с того ни с сего. Они даже джипы атакуют в ночи! В общем, идя ночью домой, я тщательно выбираю маршрут. Где-то в интернете я видел карту расселения собачьих стай по столице нашей родины. Впрочем, ни руководители страны, ни хозяева города в Гарун-ар-Рашида играть не любят, и что им до диких собак?

Так вот. О чем бишь я?

О том, что Макаревич меня порадовал тем, что говорит, что думает. И не боится показаться противоречивым и недостаточно политкорректным. Плевать ему, кто что подумает. И это единственно возможное поведение художника, на мой взгляд. Если он весь на пиаре и 20 раз думает, прежде чем что-то озвучить, то какое ж к нему доверие? Задача художника, может, самое главное ― быть рупором общества. Что он поймал своими антеннами, то и должен транслировать. Тогда к нему и будет доверие. Как, к примеру, Алексей Балабанов в своих фильмах позволяет персонажам называть кавказцев черножопыми ― исключительно по той причине, что в некоторых слоях общества, причем довольно широких, есть такая позиция. И художник не имеет права врать в таких случаях. Что есть ― то есть, и идите куда подальше те, кто хочет одного только гламурного лживого искусства.

― Моя собака не будет носить намордник, потому что она хорошая и не кусается, она умеет себя вести! И потому я не буду соблюдать закон! ― спасибо Макаревичу за эти слова. Они помогают нам точнее осознать сущность нашего менталитета, заглянуть в глубь нашего мощного подсознания, которое и рулит нашей жизнью в отличие от самоуверенного и бестолкового сознания, которое если на что и годно, так на то, чтоб задним числом придумывать оправдания содеянному. Как известно.

Вот тот же я ― страшно субъективен. И я не вижу надобности присмотра за мной со стороны даже и партии, пусть она прошла хоть самые честные выборы, и набрала бы даже 99,99 процента голосов (как на Кавказе), и даже бы этого не постеснялась. Закон, например, об отмене выборов (там сказано только про губернаторов, но мы ж не дети), который уже действует, кажется мне лишним, и я его не уважаю ― хоть он и закон, и я не стыжусь в этом признаться. Я прекрасно понимаю, что люди, которые нас учат жить, ставят себя выше закона, потому что как же они могут не доверять себе. Или своим товарищам по дачному кооперативу, или там по университету. То, что происходит, происходит как раз потому, что так лучше нашим людям на самом деле ― ведь этого требует подсознание. Кому-то стыдно в этом признаться, а кто-то принимает жизнь такой, какая она есть.

Главный позитив этого моего сюжета в том, что жизнь в целом прекрасна. Она понятна. Она объяснима. И всякое насилие над ней, всякие эксперименты, особенно социальные, ведут только к бессмысленной трате ресурсов. Один госчиновник мне сказал по поводу выборов (на Украине, которыми мы все интересуемся за неимением российских, как некоторые болеют за бейсбол или американский футбол, которые в России не очень в ходу):

― Американский эксперимент, который длился пять лет, провалился. Сколько было усилий приложено ― а все равно люди выбрали себе Януковича.

Ну и что на это ответить? Нечего. Человек прав. Так оно и есть. Да, мы в Киеве сражались против американцев, они победили, но не смогли удержать победу. Так и мы ― взяли пол-Европы, победили, а потом европейцы нас ссадили. И не на кого обижаться.

И, как мудро заметил другой госчиновник, мы б не хотели у себя такого торжества демократии, которое произошло в Ираке. Шутка неплохая, и в ней таки есть доля шутки.

Так что мое спасибо честному художнику Макаревичу, и я искренне желаю ему успехов и здоровья. «Так держать!» ― говорю я, его поклонник.

А вот и агентства сообщили, что в Китае любители животных обратились к нации с призывом: хватит жрать собак и кошек, перестаньте, это же братья наши меньшие! Таким образом, предложенный продвинутыми китайцами вариант совершенно примиряет Макаревича с Соколовым-Митричем.

Нулевой вариант: не жрать ни кошек, ни собак ― ни нашим, ни вашим.

А еще, уверяют некоторые наблюдатели, помирятся и Украина с Россией. Наши соседи тоже, похоже, упразднят демократию. Она уже достала политиков всех лагерей. Немало они вынесли унижений от избирателей и там депутатов. Хватит! Пусть будет как в Москве ― вертикаль власти. По просьбе трудящихся и для их же блага.