Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ночная жизнь

24.08.2006, 17:14

Чтобы не смотреть бесконечный телесериал о подвигах президента, о мудрых решения Партии и правительства, о пенсионерах, осчастливленных монетизацией льгот, и беспризорниках, осчастливленных запретом усыновлять их за границу, я перестал включать телевизор. Я перестал включать телевизор еще и для того, чтобы не смотреть бесконечный телесериал про шпионов и олигархов, плетущих заговор против молодой и крепнущей России. И заодно, раз уж я перестал включать телевизор, мне не приходится теперь натыкаться на «новых русских бабок», столь же бездарных, сколь талантливыми были их советские приквелы Никитична и Маврикиевна.

Короче, я перестал включать телевизор уже года два назад.
Тогда я возлагал большие надежды на Интернет, полагая, будто там в свободной сети свободные люди станут высказывать свободные мысли и заменят оккупированные чекистами средства массовой информации хотя бы друг другу — хотя бы людям, умеющим входить в Интернет.

Мои надежды не оправдались. Интернет, как выяснилось, вполне описывается сказкой Льюиса Кэрролла «Алиса в стране чудес», вернее даже знаменитой детской пластинкой (с песенками Высоцкого) по мотивам этой сказки. В Интернете, как справедливо выражалась пластиночная Алиса, действуют в основном «ругачие зверушки», а наибольшей популярностью пользуется Атака Гризли — знаменитая писательница на заборах.

Я совсем загрустил. Из поисковых систем выбрал Google за отсутствие новостей и рекламы на главной странице, а если нужно для чего-то войти в Yandex, я делаю это так, чтобы на мониторе была только поисковая строка и почта.

Как заметил один мой приятель: «Мы эмигрировали, только скрываем это». Приятель этот большую часть года проводит за границей, в России бывая лишь наездами, раз в несколько месяцев, чтобы за десять дней заработать денег на весь остальной год.

Мы потому и скрываем факт своей эмиграции (внутренней или внешней), что в эмиграции нам пришлось бы работать таксистами, а в России мы — высокооплачиваемые специалисты, пользующиеся все возрастающим спросом.

Кто не эмигрировал в прямом смысле слова, тот огородил себе на Родине гетто и там живет. Так устроены загородные поселки с автономным водопроводом, отоплением и электроснабжением. Так устроены дорогие рестораны арабской или азербайджанской кухни, где сидишь и делаешь вид будто снаружи нету целого народа, ненавидящего арабов и азербайджанцев. Так устроены некоторые московские квартиры и некоторые подмосковные дачи, где можно успешно притворяться, будто люди вокруг в основном приличные.

Так, наконец, устроено ночное вещание в телевизоре. После дух лет идеологического отказа от телевидения, я как-то вдруг включил телевизор ночью и был поражен. Ночью (видимо, когда руководство спит) по телевизору показывают приличные новости. Не такие, чтобы каждый репортаж начинался словами «сегодня президент Путин», а нормальные новости про то, что случилось в стране и в мире. Я имею в виду РЕН-ТВ, Евро-Ньюз и ТВЦ (только не Пушков, после просмотра которого надо мыть глаза, а программа «25-й час»).

Еще в ночном телеэфире идет ток-шоу Бермана и Жандарева, куда давеча приглашали поговорить кого бы вы думали? Ренату Литвинову? Владимира Жириновского? Оксану Робски? Нет! Вы не поверите! Аллу Демидову!

Еще в ночном телеэфире подмятых властью телеканалов за последние несколько дней я посмотрел фильм Роберта Родригеса «Десперадо», наполненный иронией, которую ни за что не оценили бы на Лубянке, и романтикой, которую ни за что не оценили бы на Старой площади.

Еще я посмотрел мелодраму «Знакомьтесь, Джо Блэк», в которой к преуспевающему бизнесмену Энтони Хопкинсу приходит смерть, воплощенная Брэдом Питтом. Разве днем в России преуспевающие люди согласны думать о том, что к ним придет смерть?

Еще в ночном телеэфире показывают сериал «Секс в большом городе», и это тот редкий случай, когда я могу смотреть по
телевизору программу про секс, так, чтобы не возжелать немедленно уйти в монахи.

Мне кажется, программные директора — как дети — шалят и оттягиваются, дождавшись ночи, чтобы взрослые не следили за ними.