Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

ЗАО ФСБ

10.03.2006, 11:31

Идея поручить крупному бизнесу финансировать Национальный антитеррористический комитет (НАК), которую часть СМИ уже считают делом решенным и даже прописанным не то в распоряжении, не то в указе президента России, в нынешних условиях становится формой фактического скрытого налога в пользу силовых структур. В стране, где представители ФСБ в разной форме контролируют уже практически все крупные корпорации, для завершения коммерциализации отечественных силовиков осталось только обязать частный бизнес спонсировать силовые структуры. Хотя единственным спонсором таких структур в нормальном государстве может быть исключительно госбюджет.

В России вообще власть сознательно смещает все акценты в финансировании государственных и общественных организаций. Например, организации гражданского общества в демократической стране принципиально должны существовать финансово автономно от государства, иначе как же они смогут адекватно оценивать деятельность государственных структур. У нас же мало того что симулякр гражданского общества — Общественная палата — создается исключительно из фактически назначенных под жестким контролем чиновничьей вертикали людей, так эта дивная палата еще и целиком оплачивается из госказны. Попробуй обидеть такого спонсора! Тогда как для неправительственных организаций, денег у Кремля не берущих, быстренько сочиняется закон, позволяющий закрывать их под крайне сомнительными предлогами.

А по части придумывания сказок про шпионские камни производства Великобритании сказочникам из ФСБ равных не найти.

С другой стороны, созданный по той же искусственной аппаратной логике, как и Общественная палата, Национальный антитеррористический комитет во главе с гендиректором ФСБ, государство хочет заставить финансировать представителей частного капитала. Мне очень понравился комментарий к этой идее председателя экспертного совета «Деловой России» Антона Данилова-Данильяна (кстати, поработавшего в администрации президента). Признав, что слышал о существовании президентского документа с предписанием бизнесу финансировать НАК, г-н Данилов-Данильян простодушно заявил: «Все зависит от того, добровольно или нет будут создаваться фонды. Думаю, что добровольно, иначе это будет юридически неверным». На самом деле разницы никакой. Я, например, не сомневаюсь, что все будет сугубо добровольно.

Если у вас в сегодняшней России есть бизнес и если вас добровольно, в самых вежливых выражениях, попросят дать денег структуре, возглавляемой руководителем ФСБ, неужели вы сможете отказаться от такого предложения?

Если сможете, считайте, что у вас больше нет бизнеса в России. Нет, я не против того, чтобы российский бизнес участвовал в финансировании борьбы с терроризмом. Но ведь в случае с Национальным антитеррористическим комитетом речь идет о финансировании конкретной организации, не пойми для чего созданной (никто ведь не упраздняет ФСБ, МВД и Министерство обороны, которому по свежепринятому антитеррористическому закону тоже дано право бороться с терроризмом). Давайте заставим наш крупный бизнес напрямую финансировать ФСБ, МВД и Минобороны — прямо как футбольные клубы. Может, наконец вообще акционируем силовые структуры.

Создадим ЗАО ФСБ, отдадим контрольный пакет, допустим, «Роснефти» и Внешторгбанку, и тогда уже смычка власти и бизнеса (помните, один российский президент в начале своего правления произносил слово «равноудаленность»?) станет полной и окончательной.

Опять же в России бизнесу крайне опасно участвовать в любых политических проектах государства. Тот же Борис Абрамович Березовский выкупал заложников у чеченских боевиков, то есть в некотором смысле финансировал борьбу с терроризмом, поскольку в нормальной стране жизнь захваченного террористами заложника дороже любых других политических целей. Однако теперь ему инкриминируют финансирование чеченских террористов, что тоже вполне логично: деньги-то доставались боевикам.

Террористки-смертницы, взорвавшие в августе 2004 года два пассажирских самолета, просочились в лайнеры, минуя паспортный контроль считающегося едва ли не самым безопасным в России аэропорта Домодедово, за взятку в тысячу рублей ближайшему менту. Спрашивается, какую зарплату и из каких источников нужно платить этому блюстителю порядка или тем представителям правоохранительных органов, которые пропустили боевиков с оружием и взрывчаткой в театральный центр на Дубровке, в бесланскую школу №1, чтобы этого не происходило? Силовые ведомства в России и без того съедают львиную долю государственного бюджета. Огромная часть этих денег официально идет на борьбу с терроризмом.

Однако еще ни разу никто — ни президент, ни Госдума, ни политическая партия «Единая Россия» — не потребовали у силовиков отчета, насколько эффективно используются эти, между прочим, тоже заработанные народом и бизнесменами, как частью народа, средства.

Зачем задавать силовикам неприятные вопросы? Лучше создать новый антитеррористический орган и поручить «социально ответственному бизнесу», не желающему стать «уголовно ответственным», профинансировать очередной национальный проект. Только борьба с терроризмом тут совсем ни при чем…