Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Эра Дуралея

10.10.2008, 10:25

Путинская Россия в любом случае кончается. В стране наступает новая эпоха просто потому, что время гигантских халявных сырьевых денег исчерпано

Как бы ни радовалась российская власть финансовому кризису на Западе и геополитическим ошибкам США, у нее самой и реальный кризис, и реальные политические ошибки. А это значит, что российской власти уже не первый раз в истории придется решать очень трудную для нее проблему: делать выбор между профессионализмом и лояльностью кадров.

Строго говоря, путинская эпоха, с точки зрения кадровой политики, была и остается (ее, эту эпоху, мы пока, увы, не изжили, скорее «творчески развиваем с помощью войны в Грузии и нарастающей агрессивности своего поведения в мире) эрой Дуралея.

Должности во власти, в том числе и те, на которых нужен не самопиар, а реальные знания и умения, люди получали исключительно по двум признакам — личным связям с главным начальником и его ближайшими друзьями или полной и безоговорочной лояльности главному начальнику. Причем подавляющее большинство назначенцев, мягко говоря, не соответствуют своим должностям по ключевым, профессиональным критериям. Не говоря уже о том, что

при Путине властью и бизнесом в стране активнейшим образом стали заниматься представители тех доблестных органов, которых учили бороться с врагами и разрушать чужие козни, а не заниматься конструктивными делами. Вот они и разрушают.

Никто не говорит, что губернаторами, министрами или даже рядовыми сотрудниками министерств должны работать люди, ненавидящие «режим». Но тотальная замена профессионалов на друзей главного и членов «Единой России» привела к тому, что ставший именно по путинским критериям (долгое личное знакомство, совместная работа и полная лояльность) президентом Дмитрий Медведев сам признал наличие в аппарате управления больших проблем с кадрами.

Теперь абстрактная проблема нехватки профессионалов во власти (люди с умом, знаниями и совестью резонно старались держаться от нее подальше) становится конкретной угрозой способности России развиваться. Хоровое пение политической элиты в поддержку любых действий власти само по себе не приведет к притоку денег в экономику и не обеспечит инновационного прорыва страны, чьи политические амбиции с каждым днем становятся все больше.

Нужны разумные действия, нужна живая, свободная конкурентная экономическая и политическая среда, нужны естественные деловые отношения внутри самой власти, а не бесконечные разводки и интриги одних «башен Кремля» против других, во что выродилась вся реальная работа властной машины России в последние годы.

Путинская Россия в любом случае кончается. В стране наступает новая эпоха просто потому, что время гигантских халявных сырьевых денег, захлестывавших Россию и достававшихся преимущественно околовластной элите, исчерпано. Россия уже в водовороте глобального мирового финансового кризиса, причем вошла в него страной, где деформированы и девальвированы главные инструменты и источники эффективного посткризисного развития — частная инициатива, конкурентность, свобода и профессионализм. Одно из главных противоречий эпохи как раз и состоит в том, что власть, привыкшая делать ставку преимущественно на внешне лояльных «дуралеев» (это не характеристика уровня интеллекта, это этикетка уровня компетентности и степени самостоятельности личности большинства представителей путинско-медведевской элиты), неизбежно столкнется с потребностью в обычно куда более внутренне независимых профессионалах. А

привлекать этих профессионалов во власть (если власть того захочет) предстоит не только большими деньгами, но и возможностью проявить инициативу, получить право принимать квалифицированные, а не только угодные вышестоящему начальству решения.

Выбор между лояльной некомпетентностью и не обязательно стопроцентно лояльным профессионализмом для власти будет несомненно политическим. Если выбор будет сделан в пользу профессионалов, придется менять политическую атмосферу в стране. Кстати, единственный сущностный, а не шкурный смысл создания прокремлевской демократической партии состоит как раз в том, чтобы рекрутировать во власть людей с мозгами. Правда, это можно было бы сделать и без декоративного партийного строительства.

Во многом похожую проблему решали большевики в разгар и после окончания гражданской войны. Многие специалисты бежали из советской России, многие потом были репрессированы как социально чуждые элементы. Некоторые дожили свой человеческий и профессиональный век в России — вспомнить хотя бы того же маршала Бориса Шапошникова, дослужившегося до командных должностей еще в царской армии и возглавлявшего Генштаб красной армии в начале Великой Отечественной войны. Он никогда не подчеркивал особых симпатий к большевикам, в общении с советскими генералами и маршалами постоянно использовал старорежимное слово «голубчик». Но даже у расстрелявшего весь цвет российской армии тирана Сталина хватило ума использовать профессиональные и человеческие качества маршала Шапошникова по назначению. Увы, это было исключение из правил всей советской истории.

Так что мы с вами станем свидетелями продолжения или окончания очередной «Эры Дуралея» в России. Первый ход должна сделать власть, а специалистам самим решать, стоит ли с ней сотрудничать на их условиях — профессионализма, здравого смысла и компетентности.