Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Может, они все такие?

12.05.2006, 16:11

Дело было еще во времена ТВС.

Он позвонил по домашнему телефону новой квартиры, которую я только что сняла. Объяснил: «У меня сохранились друзья в органах, и я пробил по базе данных вашу прописку. Там мне дали телефон другой квартиры, в другой квартире дали телефон ваших родителей, а ваши родители дали мне этот».
Он явно хотел впечатлить меня своими возможностями. «Вот болван, — подумала я, — позвонил бы на ТВС и сказал, что он из New York Times».
Мы встретитились, и он начал с того, что сообщил, что во время своей работы в КГБ он курировал «крупнейший в мире» Ступинский металлургический завод. Он явно хотел впечатлить меня масштабами завода. «Забавно, — подумала я, — этот человек может «установить» мою квартиру, но он не может «установить», что я знакома со всеми владельцами крупнейших стальных заводов». В число которых СМК, тогда раздираемый конфликтом между крошечный «Авиатехнологией» и господами Куюнджичем, Ховановым и Шорором по прозвищу Скрудж явно не входил.

Между тем, от моих телефонов и металлургического гиганта СМК товарищ перешел к сути дела. Суть была простая. После своей службы на СМК он, по линии уже ФСК, курировал какой-то правопатриотический think tank, типа Кургиняна. По его словам, он поставлял им «все идеи». Видимо, он донял всех своими идеями, и его выкинули. Тогда наш герой поразмыслил немного, и, по рецепту генерала Калугина, решил написать на своих бывших подопечных донос. Но донос он написал не родной службе, а наоборот, Администрации Ельцина. С разоблачением оного кружка, замышляющего государственный антиельцинский переворот.

Самое смешное, что ему даже удалось с этим доносом куда-то добраться. Тогдаший глава администрации президента Филатов взял его то ли добровольным помощник, то ли советником, и он теперь везде так и представлялся: помощник Филатова.

Ко мне он пришел в надежде скормить этот суп дважды. Он хотел объяснить мне, кто развалил НТВ. Разумеется, как вы поняли, это были темные силы, затаившиеся за Кургиняновским кружком и замышлявшие государственный переворот, сорванный благодаря бдительности товарища еще в 1997 году.
Второй экземпляр мне попался в Приморье, пару лет назад. Он возглавлял службу безопасности одного из предприятий, принадлежавших там моим московским знакомым. Когда я попросила о встрече, он долго, почти два дня к ней готовился.

В конце концов мы встретились в рыбном ресторанчике, и он, многозначительно моргнув, сказал: «Я все о вас знаю. Я навел справки. По сайту компромат.ру». Я героическим усилием воли сдержала смех и осведомилась о ситуации в Приморье. «Она криминальная, — сказал он, — криминал рвется к власти. Я все об этом знаю».

Я очень обрадовалась, что наконец передо мной собеседник, который обладает всей полнотой картины. До сих пор куча народа, которая катала меня на своих яхтах и черных «мерсах», знала много, но всей полнотой информации не обладала.

В это время во Владивостоке как раз завершились выборы мэра, на которых г-н Николаев по кличке Винни-Пух победил своего конкурента, бывшего мэра Юрия Копылова. Первое, что я захотела узнать, были подробности расстрела Трифона, «крыши» мэра. Расстрел случился прямо во время избирательной кампании и, конечно, сильно помог Винни-Пуху. Трифона расстреляли совершенно душераздирающим образом: он отдыхал с девушкой на острове Русский, любимом местным бомондом, из моря вышел аквалангист, Трифона застрелил, а капитана его яхты не тронул, и не тронул даже девушку, хотя она стала хватать аквалангиста за черные ноги и кричать: «убей меня тоже!» Индийское кино отдыхает.

Но, к сожалению, никакими подробностями мой собеседник не располагал. «Во Владивостоке идет наступление криминалитета». – сообщил мне он.
Второе, что я захотела узнать, были подробности взаимоотношений между тем же Винни-Пухом и неким г-ном Алексеенковым. Взаимоотношения были тяжелые. В ходе этих взаимоотношений авто Винни-Пуха раскурочило на куски, а спустя немного времени перед офисом Алексеенкова сработала МОН-50. Направленный взрыв МОН-50 вообще обыкновенно не оставляет ничего живого в радиусе 200 м, но тут получилось так, что в момент взрыва перед Алексеенковым оказался охранник. Охранника, разумеется, разнесло на молекулы, а Алексеенкову порвало позвоночник. Я хотела спросить, правда ли, что по первому эпизоду (с авто Винни-Пуха) взяли родственника Алексеенкова, и что Винни-Пух лично допрашивал его в камере.

Но, к сожалению, и этому вопросу мой собеседник был некомпетентен. «Криминал наступает», — сказал он. Задумался и добавил: «Я очень много знаю». Увы, судя по всему, умение товарища работать с источниками органичивалось работой с сайтом «компромат.ру». Я откланялась.

А еще один появился совсем недавно.

У него тоже ко мне было дело. Он тоже занимал высокий пост в органах, а сейчас, уйдя на пенсию, он хотел предожить мне бескомпромиссную борьбу с кровавой московской мафией. Московская мафия в лице Лужкова, Ресина и Евтушенкова, как выяснилось, забирала себе в собственность и продавала криминальным дельцам подвалы и чердаки общего пользования.

А если точнее – она продала всяким негодяям подвал в доме моего посетителя, и в том подвале устроили ресторан, который посетитель из этого подвала выжил. Смеяться грех – в ходе выживания ресторана посетитель мой получил пулю и чудом остался жив.

«Все отказываются от этой темы, — с чувством глубокого негодования сообщил мне визитер, — все боятся! Как только они понимают, что речь идет о бескомпромиссной борьбе против московской мафии, все дают попятный! Вот скажите – вы готовы идти до конца?»

За час до этой встречи я прилетела с Кавказа: из командировки, состоявшей из сплошных зачисток, шахидов, и гранатометов. Один из моих собеседников поделился опытом пребывания в грозненском ОРБ-2 (это где держат специальные шипцы, чтобы вырывать из спины куски мяса, и специальных беззубых собак, чтобы собаки не могли загрыть насмерть). Другой простодушно посетовал на сестру, которая убрала от него пояс шахида, когда он лежал парализованный после ранения.

После Кавказа я не чувствовала себя в силах бороться против всей московской мафии в лице отдельно взятого подвала, отданного под ресторан.
Товарищ ретировался, а я вдруг подумала: а может, — это и есть их лицо?
Может, это и есть их уровень мышления? «Устанавливать» номера? Изучать жизнь по сайту компромат.ру и бескомпромиссно бороться против ресторана в соседнем подвале?

И все те их товарищи, которые сейчас наверху, — они тоже не знают другого способа возвышения, нежели донос на тех, кого они курируют. Они тоже верят всякой фигне, написанной по их же собственному заказу в аналитической записке, и они так же полны государственной ненависти по отношению к любому частному подвальчику, неважно, отдан он под ресторан или под ЮКОС?

Может, они все такие?