Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Судья Кларк против
басманного правосудия

28.02.2005, 11:35

В России мало кто понял смысл решения хьюстонского суда по делу ЮКОСа. Летиция Кларк выразила в нем, что не сомневается в торжестве закона и справедливости. Даже в России. Когда-нибудь.

Ликование, обуявшее кабинеты российской власти после вынесения 25 февраля судьей хьюстонского отделения суда США по делам о банкротстве Южного округа штата Техас Летицией Кларк вердикта по иску НК ЮКОС, можно сравнить разве что с ликованием колонии общего режима по случаю амнистии.

Еще накануне саммита Путин--Буш в Братиславе личность госпожи Кларк, скромного судьи из нефтяной столицы США Хьюстона, провоцировала здесь только один содержательный спор: родная она дочь Збигнева Бжезинского или приемная. О том, что в сравнении с юристами из администрации президента судья Кларк — жалкая недоучка, внятно выразился сам глава кремлевской бюробратии Владимир Путин. Напомним, он предположил, что жительница Хьюстона вряд ли знает, где на карте расположена Россия.

Сомневаюсь, чтобы Владимир Путин так уж легко указал на карте США Хьюстон, но в его сомнениях был резон. О том, что Летиция Кларк действительно не слишком хорошо разбирается в российских реалиях, можно было понять из только одного ее вопроса, заданного представителю «Газпромнефти» на слушании иска ЮКОСа накануне аукциона по продаже «Юганскнефтегаза» 19 декабря 2004 года. Тогда судья поинтересовалась, является ли воскресенье в России выходным днем и не ошибается ли она, предположив, что Российский фонд федерального имущества задумал продавать актив ЮКОСа тогда, когда в США принято идти кому к воскресной службе, а кому — на воскресный митинг против войны в Ираке.

Впрочем, содержательной помощи она в этом вопросе не получила. Адвокаты российской компании сослались на то, что мотивы правительства России есть дело суверенное, а по воскресеньям в России торговать, как и в США, не запрещено никому, включая азербайджанцев на рынке и госучреждение РФФИ. Можно ли считать в России человека юристом после такого вопроса?

Так бы и ходить судье Кларк в «американских идиотах», если бы не вердикт, вынесенный ей по делу ЮКОСа в прошлую пятницу. Сергей Миронов, спикер верхней палаты российского парламента, в тот же день сообщил журналистам: «Кто бы сомневался, что суд вынесет такое решение». Его коллега из нижней палаты в чине вице-спикера Любовь Слиска была более многословной. «Я и не сомневалась в таком результате процесса. Это смешно. Любой юрист понимал, что это дело ничем не закончится», — победительно заявила российский парламентарий.

Предводители российских законотворцев в унисон выразили полное и горячее согласие с вердиктом Летиции Кларк и, похоже, вернули ее в ряды людей, понимающих, что такое настоящее правосудие.

По теплоте отзывов о вердикте можно было даже предложить, что именно ей, обычному судье из Хьюстона, будет вскоре доверена высокая честь возглавить техасское региональное подразделение партии «Единая Россия». Однако я очень опасаюсь за судьбу Слиски и Миронова.

Ведь когда-нибудь кому-нибудь придет в голову прочитать текст 33-страничного вердикта, вынесенного судьей от имени правосудия США.

Спору нет, Летиция Кларк прекратила судопроизводство по иску ЮКОСа по реорганизации согласно законодательству США о банкротстве. Однако имей Слиска, Миронов, а также добрый десяток российских восторженных почитателей судьи Кларк и генпрокурора Устинова хотя бы немного времени, свободного от выражения восторга Владимиру Путину, они бы, надеюсь, осознали, что за антиправительственную и антироссийскую акцию они только что поддержали.

В отличие от Слиски, мне мотивировочную часть решения суда пришло в голову прочитать. Его можно понять, даже не имея специальных знаний об устройстве американского судебного процесса. Вот, например, такая цитата: «The court concludes that Yukos has standing to be a debtor under Section 109(a) of the Bankruptcy Code. The court concludes that it has subject matter jurisdiction with respect to the instant case».

В переводе это означает, что суд признал, что ЮКОС является «должником» в смысле статьи 109(а) Закона о банкротстве США и дело о признании его банкротом и реструктуризации подлежит юрисдикции суда, в который ЮКОС обратился. На практике все еще хуже: Летиция Кларк признала, что, хотя активы компании в основном расположены в России, в суде США рассматривать дело о банкротстве возможно.

Таким образом, юрисдикция суда в этом деле однозначно признана — а именно в отказе от юрисдикции по формальным признакам в основном добивались в процессе ответчики.

Дальше еще хуже. Суд отверг в отношении иска ЮКОСа формулу «forum non conveniens» — принцип, исходя из которого рассмотрение дела в данном суде однозначно не соответствует характеру иска и должно быть рассмотрено в инстанции, куда истец не обращался. Еще один пункт — можно ли рассмотреть дело так, чтобы решение данной судебной инстанции, вынесенное по законодательству США, не противоречило законодательству России? Суд признал такую возможность, правда, показав, что для этого требуется, чтобы в исполнении решения суда участвовало американское государство и использовало для этого свои полномочия во внешнеполитической сфере. То есть требуется участие президента США.

Наконец, четвертый вопрос — самый сложный. Если банкротство ЮКОСа происходит в результате действий подразделений правительства России, а именно Федеральной налоговой службы, могут ли быть эти решения быть оспорены в силу того, что дела российского государства — это внутренние дела России, в которые в силу государственного суверенитета Российской Федерации правосудие США не может вмешиваться в силу так называемой «доктрины акта суверенной власти»? Но и тут Летиция Кларк уверенно отвечает «нет»! Она констатирует, что правительство России игнорировало посланное ему через госдепартамент США приглашение участвовать в процессе по иску ЮКОСа. Значит, оно не намерено заявлять, что его многочисленные решения в отношении ЮКОСа, в том числе решение о продаже «Юганскнефтегаза», акт суверенной власти. Значит, эти решения можно и нужно обсуждать в Хьюстоне.

Господа Слиска и Миронов, я прошу вас, опомнитесь! Кого вы покрываете?

Это вердикт, в котором признается, что российская компания может обратиться в американский суд с просьбой защитить себя от действий российских властей. Его смысл в том, что особа, с точки зрения юриста В. В. Путина, никто и звать никак в юридическом мире, имеет право обсуждать правомерность действий Генпрокуратуры. Решение, в котором черным по белому написано, что президенту США надлежало бы не дружески хлопать по плечу его друга Volodimir, а обсуждать с ним исполнение российских законов в российских судах. Так это — хороший вердикт? И он не льет воду на мельницу заокеанских крючкотворов от правосудия?

Подумайте, ведь сегодня вы обсуждаете на Малой Дмитровке и в Охотном ряду поправки в налоговое законодательство, а завтра, не ровен час, это будут делать бойкие ребятишки господина Якеменко из полуподпольного движения «Наши» — помесь хунвейбинов и футбольных хулиганов. Как вы думаете, какое дацзыбао они вывесят по этому поводу на ваших спинах в 2008 году, если, не дай бог, таки придут к власти, как обещают? Ведь вряд ли «маленькую красную книжечку» от новоявленного Мао будете писать вы. И не уверен, что в ней будет упоминаться «Путин». Я-то в перспективы «Наших» не верю, пейджеры вышли из моды, а на BMW активистам «Идущих вместе», образующим костяк движения, явно не хватает. Но вы-то, кажется, в них верите?

А пока дацзыбао еще не написаны, а «нашисты» разминаются в пансионатах администрации президента под Москвой, почитайте, наконец, последний пункт вердикта Летиции Кларк. Чего ей на самом деле нужно, этой судейской бабе из заштатного Хьюстона, где, наверное, и толкового бутика Armani не сыщешь, не говоря уж о суши?

«The sheer size of Yukos, and correspondingly, its impact on the entirety of the Russian economy, weighs heavily in favor of allowing resolution in a forum in which participation of the Russian government is assured». А желает она, собственно, рассмотрения дела в суде, участие в котором правительства России было бы обеспечено. И отказывает она ЮКОСу в рассмотрении дела не потому, что получила устное пожелание из вашингтонского обкома, как показалось практически всем политикам в России после объявления воли Кларк и после саммита в Братиславе. И не потому, что глава Техасоблсуда в коридорчике объяснил подчиненной, какие блага ей предстоит получить за такой вот вердикт и с какими проблемами придется столкнуться в случае вынесения другого.

К сожалению, в судебной системе США редки истории, рассказываемые о Мосгорсуде российскими юристами ежедневно. Летиция Кларк обосновала свой отказ статьей 11 Закона о банкротстве США. А он требует, чтобы в первую очередь при рассмотрении дела о банкротстве суд руководствовался интересами максимальной выгоды для участников процесса.

Иными словами, судья постановила, что дело ЮКОСа необходимо рассматривать в суде, процесс в котором российское государство не имело бы возможности игнорировать, а в ее суде это, признает судья, сейчас невозможно.

Остается только восхититься решением Летиции Кларк. Я присоединюсь к мнению юристов Слиски и Миронова — именно такого решения от нее и ждали. Невозможно предположить, чтобы в этом вердикте судья отстаивала какие-либо интересы, кроме интересов правосудия.

К сожалению, госпожа Кларк не обозначила судебную инстанцию, в которой рассмотрение иска возможно. Но понятно, что она имела в виду, хотя в судебном вердикте изложение этого вопроса отсутствует. Она имела в виду, что справедливое и беспристрастное рассмотрение иска ЮКОСа, в котором бы принимало участие правительство России, возможно только в России. То, что в России на сегодняшний момент правосудие таково, что это невозможно (для демонстрации этого вполне достаточно факта положительного рассмотрения российскими арбитражами исков ФНС, содержавших арифметические ошибки), не является делом судебной системы США, составной части власти США, действующей в интересах американских граждан. Это — дело граждан нашего государства.

Летиция Кларк могла лишь указать на то, что сограждане Владимира Путина имеют возможность получить моральную поддержку законопослушных граждан США, желающих, чтобы суд в России руководствовался законом.

И, увы, не более того. Благожелательная к России и ее жителям судья Кларк остается в Хьюстоне. Мы остаемся в России. И у нас не меньше возможностей отстаивать правосудие как основание государства, нежели у рядового гражданина США.