Невтерпеж

15.11.2010, 10:15

Георгий Бовт о том, как в Москве лес рубят и в кого щепки летят

Неудачливый хозяин овощной палатки возле так и не переименованной станции метро «Войковская» возмущается: «Как же так, все разрешения были, все бумаги получил, все взятки раздал, а тут приехали из управы и сказали – пшел вон отсюда!» Теперь моему приятелю, который там живет, негде купить по дороге домой пару огурцов или помидоров. То есть отношение к мерам мэра Собянина, как вы догадались, неоднозначное.

Большинство обывателей, наверное, все-таки поддерживают-одобряют. Ну хотя бы потому, что торговцев-коммерсантов вообще у нас не любят. Еще, наверное, больше не любят, чем «барыг» при советской власти. К тому же объективности ради стоит отметить: палаток в иных местах, если мерить по меркам некоего абстрактного «цивилизованного города», наверное, действительно переизбыток. Но вот только кто считал, где переизбыток, а где в самый раз? Кто должен решать, что вот этот ларек соответствует понятию о городской красоте и чистоплотности, а вон тот – нет? Как кто? У нас традиционно все решает Начальник. Так и Лужков в какой-то момент решил, что он большой спец по части архитектуры и монументальной скульптуры, например.

Некоторые ларечники, конечно, вопят про право частной собственности, про то, что у них все бумаги налицо, притом выправленные (говорят, таких даже большинство). Мол, правовой беспредел, мол, надо ж разобраться. Какие смешные слова на фоне решимости «навести порядок», согласитесь. Ведь у нас приход всякого начальника означает всякий раз микроперезагрузку «правовых» и «понятийных» отношений в одной отдельно взятой сфере или на одной отдельно взятой территории.

К тому же есть великая русская народная мудрость про то, что заставь дурака богу молиться... То есть на минуточку представьте себе, что вы начальник управы. И ждете к себе нового мэра с инспекцией. Вы не знаете, что от него ждать. И исходите из худшего, оно же средне-нормально-российское. То есть что он сатрап и самодур, коему присущи непредугадываемые флуктуации ума. И вы в панике чуть ли не бульдозером убираете все палатки вон, прямо ночью, в лихорадочной административной панике, холодея от мысли потерять свое место, потому что вы знаете, что он только что изволил гневаться, увидев палатки в пределах управ Тверской и Пресненской, кои оскорбили его сановный взгляд. Что для местечковых начальников кончилось плохо.

По старинному русскому народному обычаю, новому начальству хочется эффекту. Сразу. Большого. Явного. Чтобы было, что показать начальству еще более высокому. Чтоб оно возрадовалось и удовлетворилось тем, как оно правильно поступило, погнав прочь прежнего мелкого начальника и назначив нынешнего. Нельзя высшее начальство разочаровывать промедлением в наведении порядка и нарочитой вдумчивостью или размеренностью действий. Иначе оно подумает, что вы интеллигентствующая мямля. Не только, впрочем, начальство – обывателя тоже не надо разочаровывать, ибо всякий начальник исходит из того, что он несет подданным счастье, секрет достижения коего на подведомственной территории только одному ему известен. Ну или как прикажут.

Это в других каких-нибудь странах скажут, что надо собрать экспертов, социологов всяких, просчитать последствия каждого решения, проанализировать людские и транспортные потоки с компьютерами в руках и матрицами в головах. У нас же, как известно, всякий призыв проанализировать что-то или что-то изучить при помощи экспертов синонимично намерению замотать вопрос насмерть, «положить под сукно». То есть если не придет некий Начальник и не начнет, как уважительно говорят, «об колено» ломать ситуацию, то ничто с места и не сдвинется. Это такой неумолимый отечественный управленческий алгоритм. Новый московский мэр (я уверен, искренне желающий как лучше) не может не действовать именно согласно такому алгоритму. Иначе его просто не поймут.

Оттого некоторые решения кажутся, как бы это помягче сказать, не просчитанными. Но зато они обозначают решительное, нетерпеливое движение в правильном направлении. Лучше делать, чем не делать. Да и раздражение против лужковщины изрядное накопилось.

И это, кстати, очень многим нравится: уже довелось слышать множество преисполненных надежд мнений тех же водителей, что вот годика уже через пол решительный Собянин избавит город от надоевших пробок. Все-таки верит наш человек в таящееся в каждом новом начальнике готовое вырваться наружу чудо.

Может, кому-то, конечно, и не по нутру, что Тверская теперь под окнами нового мэра не оскорбляет его (и высшего начальства, заметим) взор припаркованными у обочин автомобилями (кто там с компьютером в руках считал, насколько это облегчило дорожное движение и облегчило ли?). И нечего ему пенять, что, мол, чего ж он такой «порядок» где-нибудь на Волгоградском проспекте или шоссе Энтузиастов не устроил, — там не тот эффект. Ну а что магазины и рестораны остались без клиентов – да наплевать на них три раза. На сей счет сгодится другая известная русская народная мудрость: лес рубят – щепки летят. К тому же если не заставлять людей парковаться в близлежащем подземном паркинге, от которого до магазинов и ресторанов идти минут пять, не больше, то они добровольно туда ни почто не пойдут (до недавних пор этот паркинг по большей части пустовал, а машины рядом с ним стояли в два ряда).

Иной умник, бывавший за бугром, не преминет напомнить, что во многих городах мира машинам совершенно вольготно разрешают парковаться ночью, в выходные и праздничные дни там, где в рабочие дни их ждет неминуемый чувствительный штраф. А также о том, что принудительная эвакуация вообще-то практикуется только там, где машина мешает движению (например, заблокировала выезд со двора или пожарный гидрант), что такая эвакуация неэффективна, а эффективна бумажка штрафа под дворниками. Но мы же так любим простые репрессивные решения.

Нашему человеку нужно непременно принуждение к порядку. С ним не то что совсем уж бесполезно, но не очень продуктивно разговаривать в категориях «законно-незаконно» или с помощью вот этих вот беспомощных «вы сами себе мешаете», «себе же хуже делаете» и пр. И если иной сторонний иностранец скептически заметит, что сие есть дурь – ставить через 100 метров по гаишнику, чтобы отгонять машины от обочины, не видя других средств дисциплинировать водителей, то для нас это самый что ни на есть результативный способ навести порядок. Запретить, гонять, ограничить, лишить, отнять и выгнать – вот главные методы «принуждения к порядку». Чередовать кнут и пряник – это не наш метод. Слишком сложно. К тому же пряником неумолимо станет тот момент, когда кнут либо «провиснет» (устанет), либо к нему приспособятся (у нас ко всему приспосабливаются), либо научатся от него уворачиваться. Ну и, наконец, наше великое отечественное know-how – купят тех, кто этим кнутом размахивает.