Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Новости помимо НТВ

09.04.2001, 11:59

Об НТВ уже написали все. Правые, левые, центристы и черносотенцы. Причем никто не оказался непредсказуем – написал то, что и должен был написать: не столько об НТВ, сколько о себе любимом и своем мироощущении по этому поводу. Повторять, а тем более подробно комментировать эти словеса нет смысла. К тому же писатели и ораторы все как один правы. Но каждый прав по-своему. Как прав всякий человек, ведающий о своем мироощущении, которое всегда будет субъективно, а потому правомерно. Как правы без исключения все авторы Открытых Писем знатных и менее знатных деятелей информационной культуры – этого излюбленного жанра советской и российской интеллигенции. Все считают нужным высказаться именно публично, поскольку все считают себя в некоторой степени пророками в своем отечестве. При этом по прочтении не надо пугаться и понимать буквально даже самый грозный или, паче чаяния, оскорбительный пафос этих эпистол: оное вовсе не означает, что авторы и адресаты потом всю жизнь не подадут друг другу руки. Если будет очень надо, то многие, может, и подадут, будут лобызать друг дружку, создадут совместный проект, будут работать над ним долго и счастливо и политически умрут в один день.

Однозначного ответа на сакраментальный вопрос, исходит ли от перемещения НТВ от одного хозяина к другому угроза свободе слова в России, получить, увы, не удалось. И не исключено, что такого ответа нет в природе. Тем более что скоропалительно проведенные опросы общественного мнения показали, что даже если и исходит, то подавляющему большинству наших славных обывателей от этого ни холодно и ни жарко: явную озабоченность происходящим на «четвертой кнопке» в свете наступления на свободу слова выказали 11% граждан. Остальные либо не согласны с таким тезисом, либо пребывают в полном и счастливейшем безразличии. На этом фоне, казалось бы, становится совершенно непонятен кипящий от возмущения (как со знаком «плюс», так и «минус») журналистский разум, но и этому явлению есть, наверное, какое-то объяснение.

Между тем были на истекшей неделе, как ни покажется странным, и другие новости. В Перу, к примеру, прошли выборы: вместо одного проворовавшегося президента выбирали нового. В иные времена первая, вторая и прочие наши государственные кнопки все как одна бросились бы искать – и обязательно нашли бы – в перуанских выборах какой-никакой происк американского империализма. Но теперь навык разоблаченчества с антиимпериалистическим уклоном, похоже, либо напрочь утрачен, либо персонифицирован в лице Коха и Йордана, которые, право же, такого пафоса ни с какой стороны не заслуживают.

Некий «член комиссии» вдруг сообщил страшную новость: якобы на затонувшей подлодке «Курск» было не только обычное вооружение, а еще и крылатые ракеты с ядерными боеголовками. Мол, российские военные все врали российскому президенту Путину. Или не врали, врал как раз Путин? С позволения сказать сенсация провисела в пустоте дня два, после чего сам же член комиссии ее опроверг как совершено не соответствующую действительности, дабы не беспокоить попусту трепетную общественность. Непонятно только, с чего он взял, что общественность хоть на миг обеспокоилась. Что мы, Чернобыля что ли не видели!

Францию к разгар школьных каникул (приуроченных к «их» пасхе) парализовала забастовка работников железных дорог. И французы на какое-то время стали немножечко русскими, беря штурмом очень немногочисленные пригородные и междугородние электрички и поезда. Раньше этой новостью нас бы кормили с утра до ночи, пророча непременную уж в этот-то раз победу очередного весеннего обострения трудящихся, отчего нам должно было бы стать хорошо и пролетарски солидарно. Теперь не то: даже в конце новостных выпусков не сообщают.

Да что там Франция: у нас полстраны разлилось в половодье. В той же Европе это есть не что иное, как стихийное бедствие, с освещения которого непременно начинаются новости. У нас это явление бытует на уровне ежегодной обыденности, которую наши водоплавающие во всем граждане уже вполне привыкли скучно и не чрезвычайно пережидать на чердаках, не особенно даже меняя при этом свой примитивный и убогий жизненный уклад.

А как тихо, по–будничному переехал из одной тюрьмы (бруклинской) в другую (швейцарскую) Пал Палыч Бородин! Причем, что ему должно быть особенно обидно, в обстановке сдохшей под полный ноль кампании в его всенародную поддержку. Вот, кстати, что всегда было до слез обидно в нашей стране: все отечественные громкие кампании, восходя порой до истерических нот, массовых и не очень демонстраций протеста или поддержки, рано или поздно заканчивались обыкновенным, бесцветным и бесславным сдутием. Куда, в какой свисток уходил весь этот пар без остатка, для меня лично всегда оставалось очень большой загадкой.

Лично мне на прошедшей неделе вообще была интересна совершенно другая новость. Вернее, даже не новость, а увлекательный поединок – Америка против Китая. Всю неделю кряду Китай требовал от Америки принести публичные извинения за то, что в ходе столкновения двух самолетов – американского разведчика и китайского истребителя – второй разбился, а пилот погиб. Дня примерно два Вашингтон в основном угрожал: мол, отдайте наших 24 человека, захваченных после вынужденной посадки поврежденного разведчика на вашей территории. Китайцы же в ответ: а вы извинитесь и обещайте, что больше не будете (летать с разведкой над нашей территорией). На третий день президент американской сверхдержавы выдавил из себя, что «ему жаль», что так получилось. Затем, немного подумав, еще добавил, что в Америке молятся за погибшего китайского летчика и «симпатизируют» его вдове. Китайцы упрямо твердили все то же – извинитесь. Еще через день президент сверхдержавы послал китайской вдове личную телеграмму соболезнования, но извиняться по-прежнему не хочет. Противостояние это лишь отчасти напоминает взаимоотношения Йордана с Киселевым: ставки в этой игре покрупнее будут, эмоции посильнее – с выходом на большую геополитику. От наблюдения препирательства ихнего Буша с ненашим же Цзянь Цзэминем рождается ревность вперемешку с ностальгией: а ведь когда-то и наш какой-нибудь Андрей Андреич Громыко так же «уважать себя заставил и лучше выдумать не мог».

Сейчас, конечно, не то: измельчал отечественный ньюсмейкер. Мелкие дела, мелкие новости, мелкая суета. Однако если задуматься, то на самом деле это все очень даже здорово. Потому что: вы представляете, что бы было, если бы все эти мелкие дела и люди раздулись бы в большие и важные? Да не приведи господь!