Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Связать поставщика

23.09.2014, 15:23

Сергей Алексашенко о том, зачем Китаю нужен российский газ

В связи с подписанием соглашения с Китаем о поставках газа в мае этого года часто приходится слышать, что, мол, Китаю наш газ не нужен, что себя он обеспечивает, да и, возможно, вскоре он начнет добывать сланцевый газ, которого, по оценкам, очень и очень много.

Думается, все не так просто, ведь китайские власти, в отличие от российских, всегда думают вперед, на несколько десятилетий.

То, что они вели переговоры по этому контракту с «Газпромом» десять лет, а не послали «Газпром» сразу куда подальше, говорит о том, что никакой спешки с получением дорогого российского газа у Китая не было (среднеазиатский куда дешевле), но он им был нужен. Более того, в самый последний момент во время переговоров с Путиным Китай пошел на какие-то уступки для того, чтобы контракт был подписан. Впрочем, как и Путин, чей интерес, судя по всему, гораздо более прозаичен: расходы «Газпрома» (в данном случае на строительство трубы) — это всегда чьи-то доходы, поэтому, узнав, кто стал строителем «Силы Сибири», сразу можно понять, кому достанутся миллиарды долларов на поддержание штанов.

Итак, пофантазируем на тему, что получает Китай.

Первое. Очевидно, что китайская экономика, находящаяся в фазе интенсивного роста, еще долгие годы будет предъявлять спрос на первичные ресурсы, которыми страна не богата. Более того, Китай в последние полтора десятка лет смог убедиться, что, конечно, ресурсы можно в любой момент купить на рынке, но такая политика не может гарантировать устойчивость поставок.

Для гарантии поставок нужны долгосрочные контракты на поставку сырья, а чтобы поставщики не передумали, их нужно «привязать» к себе многомиллиардными кредитами.

В этом отношении Россия как нельзя лучше подходит под китайские запросы – неосвоенных ресурсов на востоке страны много, а понимания, для чего они нужны, и уж тем более денег на освоение новых месторождений нет.

Второе. В чем-то китайские власти похожи на Путина&Co – наши постоянно говорят, что вокруг страны толпами ходят желающие что-нибудь у нас оттяпать, а в Китае считают, что доступ к ресурсам нужно контролировать и лучше привязать потенциального поставщика сырья к себе, нежели «отдать его на съедение» конкурентам.

Посмотрите, как искусно и аккуратно они (говорят, вместе с японцами) заставили российские власти положить под сукно идею Ходорковского о строительстве нефтепровода в незамерзающий Мурманск. А ведь это был единственный проект, который мог превратить Россию из регионального нефтяного игрока в глобального, поскольку поставки нефти по морю (в отличие от трубы) к конкретному потребителю раз и навсегда не привязаны.

Третье. Никто сегодня не может гарантировать, что свой сланцевый газ удастся добывать в тех объемах, которые Китай планирует (60 млрд куб. м в 2020 году). А еще у страны есть суперамбициозные планы по газификации угля (до 176 млрд куб. м), которые уже учтены в долгосрочном газовом балансе. И, естественно, на случай задержек или провалов с собственными планами добычи или производства газа маленькая страховка не помешает («Газпром» пообещал поставлять всего-то 38 млрд куб.м в год).

Четвертое. Вообще-то и «Газпром» может подкачать с выполнением своих обещаний. Поставить 38 млрд кубометров в 2018 году из Чаяндинского и Ковыктинского месторождений, которые еще практически не начали разрабатывать, – это суровый вызов для российского монополиста; mission impossible в полном смысле этого слова.

А в газовом контракте написано, что в Китай должен прийти газ именно с этих месторождений.

То, что китайцы – ребята супержесткие в коммерческих переговорах, «Роснефть», прошедшая по этому пути несколько раньше, уже убедилась.

Поэтому, как только «Газпром» начнет нарушать достигнутые договоренности по срокам и объемам, китайцы немедленно «включат свой счетчик» и начнут отжимать для себя дополнительные бенефиты.

А одним из таких бенефитов (даю окончательный простор своей фантазии) может стать согласие «Газпрома» на реэкспорт российского газа. Куда? – спросите. В Индию.

Несомненно, что в ближайшие десять лет Индия станет одним из крупнейших приростных рынков для сбыта газа. Потребности этой страны со временем станут сопоставимы с потребностями Китая (не говорю равны), а это значит, что идеи газопроводов TAPI (трансафганского) и/или IPI (Иран — Пакистан — Индия) будут привлекательными не только для Индии, которая захочет получать по ним газ, но и для Китая – единственного на сегодня инвестора в мире, который может и профинансировать, и построить такие газопроводы. Превратившись при этом в ключевого игрока в газовой отрасли не только в Средней Азии (что уже случилось), но и в Иране.

Если для этого Китаю нужно будет обменять туркменский газ (нужно чем-то наполнять TAPI) на российский, то уверен, это будет сделано.

Точно так же как для этого Китай «проспонсирует» российские власти на строительство газопровода «Алтай», который должен пройти через плато Укок, включенное в список мирового наследия ЮНЕСКО. И никакой Володя Рыжков вместе с алтайскими шаманами их остановить не сможет.

А раз так, то какое дело китайцам до наших красот и памятников, если нам самим до них нет дела?