Ниже нуля: в России зафиксирован отрицательный госдолг

Чистый российский госдолг упал ниже нуля

Летом этого года ликвидные активы правительства превзошли сумму госдолга России. Это случилось впервые с момента старта санкционной войны и падения нефтяных цен в 2014 году. Хоть власти осознанно и начали копить на черный день, однако за такую политику Россия расплачивается слабой экономикой и вялым ростом ВВП.

Чистый государственный долг России ушел в отрицательную зону впервые с 2014 года, когда были введены первые антироссийские санкции и упали цены на нефть. Об этом сообщает принадлежащее Григорию Березкину издание РБК со ссылкой на данные Минфина и ЦБ.

Из этого следует, что чистый госдолг, то есть вся задолженность российских госорганов любого уровня, а также внешний и внутренний долги федерального правительства, стал меньше ликвидных активов «расширенного правительства»: федеральных властей, регионов и внебюджетных госфондов.

В начале августа чистый госдолг России составлял 16,2 трлн рублей. В этот же период ликвидные активы государства, федеральных властей, регионов и внебюджетных госфондов, составляли 17,6 трлн рублей. Если бы Россия захотела разом погасить все долги, то смогла бы это сделать при помощи только лишь депозитов госорганов в ЦБ и коммерческих банках.

На 1 августа 2019 года правительственные активы составили 1,25% прогнозного ВВП 2019 года. На 1 января 2019 года госдолг превышал госактивы на 1,5% ВВП.

Копить, а не тратить

Именно сложная обстановка в 2014 году вынудила российские власти копить на черный день. В частности, в 2018 году Минфин закупил валюты на 4,1 трлн руб., в 2019 году ее зачислили в Фонд национального благосостояния России. Объем ФНБ на 1 сентября достиг 8,2 трлн руб., его ликвидная часть — уже 6,5 трлн руб.

Как отмечал в интервью «Газете.Ru» заведующий лаборатории структурных исследований РАНХиГС Алексей Ведев, о необходимости распечатывать «нефтяную кубышку» говорится уже давно.

«То, что сделано в макроэкономике России с 2014 по 2019 год, точно попадет в учебники», — признавался министр экономического развития страны Максим Орешкин.

Однако пока российские чиновники в лице главы Минэкономразвития Максима Орешкина и председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной спорят о роли потребкредитования, политика властей копить на черный день выходит боком для российской экономики.

На фоне больших накоплений и ликвидных резервов экономика России демонстрирует вялотекущий рост. В первом полугодии отечественный ВВП вырос всего лишь на 0,7%, его объем составил 50 трлн 675,1 млрд руб.

По прогнозу Минэкономразвития, рост ВВП в 2019 году составит 1,3%. В августе прогноз оставили без изменений, а вот на на 2020 год прогнозируемый показатель понизили с 2% до 1,7%, но сохранили прогноз на 2021 год на уровне 3,1%.

Тем не менее не все уверены даже в том, что российская экономика по итогам года вырастет хотя бы на 1%. ЦБ России ранее пересмотрел и понизил прогноз по ВВП в 2019 до 0,8-1,3% с 1-1,5%. На 2020 год прогноз составил — с 1,8-2,3% до 1,5-2%, на 2021 год — с 2-3% до 1,5-2,5%.

Парадокс накопления

Между тем темпы роста российской экономики по-прежнему складываются ниже ожиданий Банка России, неоднократно признавал монетарный регулятор.

«В первом полугодии бюджетная политика оказала сдерживающее влияние на динамику экономической активности. Это отчасти связано с более медленной, чем ожидалось, реализацией запланированных правительством национальных проектов», — говорилось в сообщении регулятора.

По последним данным Росстата, рост ВВП России во втором квартале 2019 года составил 0,9% в годовом выражении. «Объём ВВП России за II квартал 2019 года составил в текущих ценах 26 трлн 188 млрд рублей», — указывало ведомство.

При этом реальные располагаемые доходы населения снижаются пятый год подряд. Россияне экономят даже на самом важном, признали ранее в этом месяце эксперты института «Центр развития» НИУ ВШЭ. По их замерам, всего в 2018 году реальные расходы населения на товары и услуги выросли к уровню 2013 года на 1,2%. А вот расходы на еду снизились на 7,7% по сравнению с относительно благополучным 2013 годом.

Расходы на питание даже у наименее обеспеченных 10% населения не превысили за пять последних лет красной черты. То есть 60% от всех потребительских расходов этой группы населения. В 2016 году расходы достигли максимума — 54,4% за рассматриваемый период, в 2018 году — снизились до 52,4%, правда, так и не достигнув уровня 2013 года (48,2%).

Столь пагубная динамика вынуждает россиян брать кредиты даже на питание и товары первой необходимости, указывают аналитики. Как показало последнее исследование «Юником 24» около 45% клиентов микрофинансовых организаций берут кредиты на поддержание привычного образа жизни. При этом россияне, чей ежемесячный доход не превышает 30 тыс. рублей оформляют займы на покупку продуктов и необходимых для выживания товаров.