Рубль и нефть шагают вместе

Доллар стоит менее 60 рублей впервые с июля 2015 года

Shutterstock

Курс доллара к рублю опустился ниже 60 рублей впервые за полтора года. Аналитики отмечают привлекательность рубля и рублевых активов для инвесторов и полагают, что такая ситуация сохранится и в 2017 году. Впрочем, вероятность резкого ослабления курса исключать нельзя. Нефтяные котировки и политика американского Федрезерва по-прежнему будут оказывать существенное влияние на курс российской валюты.

Российская валюта бьет рекорды. 5 января курс рубля к американскому доллару ушел ниже отметки в 60 рублей. Последний раз на таком уровне рубль торговался в конце июля 2015 года.

По состоянию на 16.30 мск рубль торговался на уровне 59,58 рубля за доллар, при этом в течение дня курс доллара опускался до 59,4 рубля.

Основным драйвером роста для российской валюты является ситуация на нефтяном рынке. В четверг цена североморской нефти Brent, к которой привязана стоимость российской Urals, на межконтинентальной бирже ICE колебалась в районе $56,46 за баррель. А двумя днями ранее, 3 января, цена на фьючерсы на нефть марки Brent с поставкой в марте 2017 года превысила $58. Такое произошло впервые с 15 июля 2015 года.

Прошлый год начинался для рубля крайне сложно. Нефть в январе упала ниже $30 за баррель Brent, и официальный курс доллара 27 января вырос до 81,8 рубля. Заканчивался же 2016-й на мажорной ноте. После того как ОПЕК и независимые производители нефти (в том числе и Россия) договорились об ограничении нефтедобычи в 2017 году, баррель закрепился на уровне $53–57, а рубль торговался в коридоре 60–63 рубля за доллар.

«В 2016 году курс рубля реагировал на две вещи: на сильные колебания цен на нефть и на изменения ожиданий рынка. Текущий курс в целом отражает высокий интерес иностранных инвесторов к российским активам, а также закладывает умеренный рост цен на нефть в следующем году», — отмечает Андрей Шенк, аналитик УК «Альфа-Капитал».

Рубль и рублевые активы благодаря политике высоких ставок, которую проводит Банк России, обеспечили инвесторам хороший доход по операциям carry-trade. Поэтому рубль во второй половине 2016 года был крепче других региональных валют.

Декабрьское повышение ключевой ставки Федрезервом и объявленные планы по ее повышению в 2017 году не сильно поколебали положение российской валюты.

Большинство аналитиков считают, что в 2017 году нефть будет торговаться в диапазоне $50–60 за баррель, ставки в России также останутся достаточно высокими. Это поддержит интерес инвесторов и стабильность курса рубля. Правда, разброс прогнозов по курсу достаточно большой — от 58 до 65 рублей за доллар.

«Наш базовый сценарий предполагает нахождение пары доллар/рубль на горизонте большей части времени следующего года в диапазоне 58–66 рублей за доллар со среднегодовой ценой вблизи отметки в 62 рубля за доллар. Тенденция к восстановлению нефтяных котировок (в своих прогнозах мы исходим из цен на нефть в $50–57 за баррель по смеси марки Brent большую часть следующего года) и сохранение относительно высокого спроса на развивающиеся рынки могут оказывать поддержку российской валюте», — говорит Михаил Поддубский, ведущий аналитик группы анализа долговых рынков управления по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка.

Потенциал укрепления рубля при этом ограничен, полагает он. Во-первых, есть вероятность того, что большая часть позитива для рубля уже заложена в цены. Во-вторых, при более высоких ценах на нефть не исключены активное использование бюджетного правила и вероятность возобновления покупок иностранной валюты для пополнения резервов.

Владимир Веденеев, начальник управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал», прогнозирует, что 2017 год будет годом умеренного укрепления рубля. При соблюдении странами-нефтедобытчиками соглашений о квотах по добыче цены на нефть будут находиться в диапазоне $55–60 за баррель.

«Соответственно, обменный курс будет относительно стабильным, но со второй половины года возможно небольшое укрепление с уровня 60–63 до 58–60 рублей за доллар к концу следующего года», — отмечает он.

Юрий Кравченко, старший аналитик ИК «Велес Капитал», не исключает, что в первой половине 2017 года в случае очередного повышения ставки ФРС и под влиянием выплат по внешнему долгу курс доллара будет подниматься в район 65 рублей. Однако со второй половины текущего года американская валюта может окончательно «закрепиться» ниже 60 рублей. А если цена нефти достигнет $65, то можно будет увидеть доллар и по 55 рублей.

Андрей Шенк, напротив, полагает, что к концу года рубль ослабнет. На его взгляд, фундаментальные факторы не дают ожидать сильного укрепления рубля: возобновление роста экономики будет сопровождаться ростом инвестиций и потребления, соответственно, будет расти и импорт. Поэтому, даже если средняя цена на нефть вырастет, счет текущих операций все равно останется низким, отмечает он. К тому же доля иностранных инвесторов в рублевых активах уже высокая и в будущем потоки будут не столь сильно поддерживать рубль.

«Исходя из этого, наш базовый прогноз — 65 рублей за доллар на конец 2017 года», — резюмирует Андрей Шенк.

Сергей Королев, аналитик «Алор Брокер», подчеркивает, что, помимо действий ФРС и ОПЕК, не стоит забывать о геополитических факторах.

«Безусловно, геополитический фактор продолжит оказывать влияние на рубль: стоит только Евросоюзу и США заикнуться об отмене санкций, как доллар и евро к рублю сразу начнут ослабевать, однако, на мой взгляд, чрезмерных надежд на ослабление санкционного режима в связи с грядущей инаугурацией нет», — говорит Сергей Королев.

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина заявила в интервью телеканалу «Россия 1», что ЦБ не ожидает сильных потрясений на валютном рынке при любом сценарии развития экономики.

«Мы при любом сценарии (развития экономики. — «Газета.Ru») не ожидаем каких-то сильных потрясений. Потому что плавающий курс является, скажем так, амортизатором для внешних шоков», — отметила она, добавив, что курс национальной валюты по-прежнему находится в существенной зависимости от мировых цен на нефть.

Но есть и явная угроза рублю. Главным риском для отечественной валюты в 2017 году станет дальнейшее ужесточение процентной политики ФРС, указывает Юрий Кравченко. Он отмечает, что рубль остается крайне уязвимым к бегству капиталов с развивающихся рынков под влиянием рисков повышения ставок в США.

Хотя и не исключено, что «ноябрьское бегство инвесторов с развивающихся рынков стало пиком панической реакции на риск повышения ставок в США» и по мере «фактической реализации политики по повышению ставки ФРС негативная реакция инвесторов на данный процесс будет постепенно сходить на нет, а потенциал укрепления американской валюты себя исчерпает».

Аналитики алармистских прогнозов не делают, а вот некоторые экономисты, не связанные работой на финансовых рынках, позволяют себе многое. Яков Миркин, заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН, пишет на своей странице в Facebook о четвертой «взрывной» девальвации рубля (первые три были в 1998, 2009 и 2014 годах) как о весьма вероятном событии.

Проблема, на его взгляд, кроется все в тех же операциях carry-trade. Приток иностранных денег поддерживает рубль, и разворот тенденции приведет к обвалу курса.

«С бессильной злобой мы наблюдаем, как готовится 4-я взрывная девальвация рубля… Стабилизация рубля при очень высоком проценте в рублях вызывает огромный приток спекулятивных денег нерезидентов, из-за рубежа, в операции carry-trade... Это стандартный механизм подготовки будущего валютного / финансового кризиса в России (и не только), который уже сработал три раза и, видимо, может сработать четвертый… И тогда и рубль, и рынки рушатся, а вместе с ними — и реальная экономика, и дважды хваленая низкая инфляция», — полагает он.

Избежать этого удастся, только если нефть надолго закрепится выше $55 за баррель. Но даже при этом экономист призывает не верить в то, что это надолго, потому что «нет ничего более нестабильного, чем курсы валют и цены на сырье в глобальных финансах», от которых зависит Россия: «Поэтому, пожалуйста, наслаждаясь «стабильным рублем», не говорите потом, пожалуйста, что никто никогда вас не предупреждал о том, что в будущем внезапная слабость поразит нас».