Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Обнулить украинский транзит

«Газпром» к 2020 году собирается полностью отказаться от украинского транзита

Алексей Топалов 23.01.2015, 13:29
Laszlo Balogh/Reuters

Россия готовится к 2020 году прекратить транзит газа через Украину, заменив ее на Турцию и Грецию. Однако останутся контракты с Европой, сроки которых выходят далеко за этот рубеж. «Газпрому» придется пересматривать контракты с европейцами, чтобы перенести точку приема топлива на новый маршрут. Не исключено, что украинский транзит при этом частично сохранится.

В 2019 году истекает срок российско-украинского контракта на транзит газа в Европу через территорию Украины, и дальнейшие поставки в страны ЕС могут быть сопряжены с целым рядом проблем. Конфликты между Москвой и Киевом на почве транзита имеют многолетнюю историю, дело доходило до полного перекрытия трубы. Последний раз это случилось в начале 2009 года, когда Киев начал несанкционированный отбор газа из транзитных объемов, а Москва в ответ полностью закрутила вентиль, в результате чего несколько государств Старого Света на несколько дней остались вообще без газа.

«Турецкий поток» вместо «Южного»

Чтобы исключить украинские транзитные риски, Россия начала строить газопровод «Южный поток» (мощность 63 млрд кубометров в год). Однако проект столкнулся с противодействием со стороны Еврокомиссии, несмотря на то что именно Европа более всего заинтересована в бесперебойных поставках. ЕК требовала, чтобы проект был приведен в соответствие с европейским антимонопольным законодательством, в частности с нормами Третьего энергетического пакета ЕС — ТЭП предполагает, что одна и та же компания не может заниматься поставками и транспортировкой газа. Кроме того, Еврокомиссия требовала, чтобы «Газпром» допускал в трубу «Южного потока» сторонних поставщиков.

Россия неоднократно просила ЕС вывести «Южный поток» из-под действия Третьего энергопакета, однако европейцы навстречу не пошли. В результате Москва в декабре прошлого года заявила о своем отказе от проекта и намерении заменить его аналогичной по мощности трубой, которая пройдет через Турцию (проект получил название «Турецкий поток»). На турецко-греческой границе предполагается создать газовый хаб, где российское топливо будет распределяться по европейским потребителям. При этом Россия, в отличие от варианта с «Южным потоком», уже не будет прокладывать трубы на территории Турции и Европы.

Альтернативы Турции нет

Во вторник глава российского Минэнерго Александр Новак заявил, что Еврокомиссии необходимо совместно со странами-потребителями принимать в кратчайшие сроки решение о развитии собственной инфраструктуры, «чтобы соответствующие объемы газа были доставлены европейским потребителям». Так как РФ, по словам Новака, исходит именно из того, что транзитный договор с Украиной в 2019 году закончится и поставки пойдут через турецко-греческую границу.

«Мы считаем, что такая работа должна быть проведена в кратчайшие сроки, поскольку такие крупные проекты реализуются не за один год, и для того, чтобы в среднесрочной ближайшей перспективе газ был получен, необходимо начинать работу», — отметил Новак.

Ранее глава «Газпрома» Алексей Миллер также заявлял, что новый маршрут является единственным для поставок в Европу объемов, идущих сейчас через Украину. Кстати, по данным «Укртрансгаза», в прошлом году через территорию Незалежной было поставлено лишь 59,4 млрд кубов, что на 31% меньше, чем в 2013 году.

Европе не хватает труб

Инфраструктуры, о которой говорил Новак, в Европе (в первую очередь в Греции) действительно не хватает. Ведущий эксперт Союза нефтепромышленников России Рустам Танкаев считает, что ЕС вполне способен обеспечить необходимую инфраструктуру к моменту истечения российско-украинского транзитного контракта. «И в Турции, и в Европе уже есть технологические коридоры для прокладки труб, да и сами газопроводы тоже есть, но их объем недостаточен, их просто нужно расширить. Плюс необходимы новые газохранилища и компрессорные станции», — рассказывает Танкаев. Все это подразумевается программой развития системы газоснабжения Европы, и ранее эти работы был готов взять на себя «Газпром».

По оценке Танкаева, расширение европейской инфраструктуры потребует не менее $20 млрд вложений и Европа вполне способна уложиться в сроки до 2020 года. «Однако на решение организационно-административных и политических вопросов может уйти больше времени, чем на собственно строительство», — предупреждает эксперт. По его словам, это связано с тем, что в Европе нет единого лидера, аналогичного «Газпрому», который взял бы проект на себя полностью.

Европа пока вообще не предпринимает никаких действий по этому поводу. На прошлой неделе зампредседателя Еврокомиссии по Энергетическому союзу Марош Шефчович заявил, что Брюссель удивлен решением России полностью перенаправить трансукраинские поставки на границу Турции и Греции. И одобрение проекта строительства «Турецкого потока», по словам Шефчовича, «наносит ущерб имиджу «Газпрома» как надежного поставщика».

«Газпрому» придется менять контракты

Проблема в том, что помимо транзитного контракта с Украиной у «Газпрома» есть контракты с европейскими потребителями. И как рассказал «Газете.Ru» источник, знакомый с ситуацией, их сроки значительно превышают рубеж 2019–2020 годов.

«Некоторые контракты истекают вообще в 2037 году, — говорит собеседник «Газеты.Ru». — Причем часть контрактов, срок которых заканчивается после 2019 года, заключена именно со странами, которые расположены прямо за Украиной и получают газ через ее территорию». По словам источника, после окончания транзитного договора с Киевом более долгосрочные контракты с европейскими потребителями могут быть пересмотрены.

Вице-президент Argus Вячеслав Мищенко также говорит, что контракты должны быть пересмотрены. Речь идет о переносе точки приема российского газа потребителями с границ Украины со странами ЕС на турецко-греческую границу. «Уже очевидно, что основная тенденция сейчас — обнуление украинского транзита», — отмечает эксперт. При этом он считает, что при пересмотре контрактов позиция европейских потребителей будет более уязвима, чем у «Газпрома».

«Россия недвусмысленно дает Европе понять: «Если не хотите, чтобы мы строили газопровод в странах ЕС, мы будем строить трубу до Турции, а дальше стройте сами, — поясняет Мищенко. — Второй месседж: «Не хотите покупать российский газ — мы будем поставлять его в Китай». Недаром Алексей Миллер недавно говорил, что для поставок в КНР по Западному маршруту (газопровод «Алтай») будет использоваться та же ресурсная база Западной Сибири, что и для поставок в Европу.

Завсектором экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Агибалов сомневается, что к 2020 году Россия сможет перевести все контракты на новый маршрут. «В соглашениях указана точка приема газа, в данном случае — это границы Украины с европейскими странами, — напоминает эксперт. — И вряд ли к моменту окончания транзитного договора с Украиной «Газпром» успеет заключить новые соглашения с европейскими потребителями».

В связи с этим Агибалов полагает, что к 2020 году будет построено не четыре ветки «Турецкого потока», как предполагается сейчас, а не более двух, совокупной мощностью около 33 млрд кубометров. Таким образом, «Газпром» может оказаться просто вынужденным продолжать транзит через Украину.

Кто проиграет?

При обнулении российского газового транзита Украина теряет больше всех. Во-первых, выпадают транзитные доходы (около $3–4 млрд в год в зависимости от объемов), во-вторых, теряется статус страны-транзитера, что, в свою очередь, влияет уже на поставки газа в саму Незалежную. Источник в газовой отрасли поясняет, что теперь у Киева не будет рычага давления на Москву в области газовых цен. Правда, украинский лидер Петр Порошенко на форуме в Давосе заявил, что Украина перестанет зависеть от российского газа уже через два года.

«Но реверсные поставки из Европы, на которые Украина возлагает большие надежды, тоже могут быстро иссякнуть, так как она перестанет быть транзитером, — говорит источник. — Особенно если Киев в газовых отношениях будет вести себя с Европой так же, как вел с Москвой (например, постоянно задерживать оплату газа, из-за чего «Газпром» был вынужден перевести украинский «Нафтогаз» на предоплату)».

Европа без газа не останется, даже если Россия построит «Турецкий поток» не полностью, а инфраструктуры в странах ЕС не хватит на прием 63 млрд кубов. В крайнем случае может быть запущен на полную мощность газопровод OPAL (продолжение российской трубы «Северный поток»), в котором ЕК пока позволяет «Газпрому» использовать лишь половину мощности. Впрочем, это даст дополнительно лишь около 18 млрд кубометров в год.

Однако, по словам замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексея Гривача, потребление газа в Европе в последние годы снижается. «За последние пять лет было два обвала годового потребления на 10%, — рассказывает Гривач. — И это целенаправленная политика Евросоюза».

ЕС, с одной стороны, пытается снизить зависимость от России, с другой — наращивает потребление менее экологичного, но более дешевого угля, а с третьей — развивает энергетику, основанную на возобновляемых источниках энергии (солнце, ветер, вода, биотопливо).

Россия в данной ситуации застрахована более других. Единственный риск — это пересмотр контрактов, при заключении которых контрагенты «Газпрома» могут выставить собственные условия (в первую очередь ценовые). Но эти контракты рано или поздно все равно пришлось бы перезаключать. Что касается поставок газа, то, как уже было сказано, даже в случае полной потери тех объемов, которые сейчас идут через Украину, Россия может перенаправить их в Китай. На данный момент с КНР уже заключен договор о поставках 38 млрд кубометров в год в течение 30 лет по газопроводу «Сила Сибири» (Восточный маршрут), весной ожидается подписание контракта на поставку 30 млрд кубов на такой же срок по газопроводу «Алтай» (Западный маршрут). Первый газ по Восточному маршруту должен пойти в конце 2018 — начале 2019 года. По Западному маршруту сроки пока не определены, однако учитывая, что на месторождениях Западной Сибири уже ведется промышленная добыча и есть вся необходимая инфраструктура (в то время как месторождения Восточной Сибири, Ковыкта и Чаянда, газ с которых должен пойти в КНР, только готовятся к разработке), газопровод «Алтай» может быть построен даже быстрее, чем «Сила Сибири». Об этом, в частности, говорил прошлой осенью российский президент Владимир Путин