Москва пьет премиально

Московские власти отчитались о борьбе с контрафактным алкоголем

Аида Байдавлетова 12.12.2013, 20:10
Более половина потребляемой алкогольной продукции в России – фальсификат Руслан Шамуков/ИТАР-ТАСС
Более половина потребляемой алкогольной продукции в России – фальсификат

Более половины потребляемой в стране алкогольной продукции — фальсификат. Однако снижение цены не является решением проблемы, так как России грозит алкоголизация населения.

Руководитель департамента по торговле и услугам города Москвы Алексей Немерюк рассказал на пресс-конференции о ситуации на столичном алкогольном рынке. По его словам, уровень контрафакта элитного алкоголя в мегаполисе достиг 15–20%. Однако, по заверению экспертов, проблема нелегальных спиртных напитков гораздо шире, и если в Москве остро стоит вопрос с контрафактом, то в регионах растут объемы суррогатной продукции.

Контрафактом принято считать копирование существующего оригинала, подделку внешнего вида и незаконное воспроизведение запатентованной технологии. Суррогатный алкоголь, в свою очередь, представляет собой заменитель, созданный из дешевых продуктов. К примеру, самогон, лосьон, одеколон и технический спирт.

200 мл 70-процентного изопропилового спирта, который содержится в них, смертельны для человека.

От общего объема потребляемого алкоголя в России только с 35% уплачен акциз, остальные 65% — это контрафакт промышленного производства и суррогаты, которые покупаются с рук. Если говорить о крепком алкоголе, то, по словам Немерюка, на душу населения ежегодно приходится около 16 литров водки. Директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя Вадим Дробиз, в свою очередь, считает, что ее потребляется никак не меньше 17,5 литра. При этом из них только шесть литров водки легальной и четыре — контрафактной. Все остальное — это суррогаты и откровенно небезопасные смеси.

Хорошая новость: в столице все меньше пьют крепких напитков, переходя на вина. В этом нет ничего удивительного, ведь уровень потребления вина часто отражает качество и уровень жизни населения. Москва же является городом для прожигания жизни, сюда приезжают тратить деньги, а потому именно здесь выпивается 30–40% всей премиальной продукции, потребляемой в России, рассуждает Дробиз.

«В столице за год выпивается 35% всего виски, рома, джина, текилы и абсента, 25% всего шампанского, 35–40% дорогих вин», — рассказывает «Газете.Ru» эксперт.

Глава департамента по торговле Алексей Немерюк рассказал «Газете.Ru», как московские власти контролируют оборот алкогольной продукции. «С прошлого года вступили в силу новые правила игры, — говорит Немерюк. — Это и запрет на продажу алкоголя в мелкой рознице, и введение обязательного декларирования алкогольной продукции». Отчитываться за продажу каждой бутылки предприятие обязано ежеквартально, а просрочка подачи деклараций может быть чревата лишением лицензии. За год департаментом было проведено более тысячи проверок, в результате около 200 предприятий лишены лицензий. По словам чиновника, именно так власть борется с контрафактной продукцией на рынке. Кроме того, мониторинг позволяет понять, какую долю контрафакт занимает на рынке. Немерюк также заявил о возможном повышении стоимости лицензии в 2014 году. Сейчас она составляет 40 тыс. руб.

По мнению Вадима Дробиза, подобными методами вполне реально «вытащить» нелегальную продукцию из розницы, но она все равно может уйти в другие каналы сбыта, к примеру продажи с рук или через интернет. Рост рынка нелегального алкоголя наверняка вызовет и повышение стоимости акцизных ставок, которое начнется с января следующего года. Напомним, что

производители с 2014 года за напитки с содержанием спирта до 9% за каждый литр безводного этилового спирта будут платить 400 руб., в 2015 году — 500 руб., в 2016 году — 600 руб.; для алкоголя крепостью более 9% в 2014 году ставки вырастут до 500 руб., в 2015 году — до 600 руб., в 2016-м — до 660 руб.

Из-за проводимой фискальной политики государства все потребители алкоголя уже раскололись на два лагеря. «30 млн человек остались в легальном секторе, а 32–33 млн ушли в подпольный и суррогатный», — рассказывает Дробиз. По его словам, потребность не снижается от запретов, они только стимулируют на поиск новых решений. «Эти 32 млн человек не пьют «Хеннесси» не из-за классовой ненависти, — говорит Дробиз. — Работающий россиянин в регионе может на свою зарплату купить 30 бутылок легальной водки, тогда как нищий европеец — около 200». Однако, как показывает мировая практика, даже либеральная ценовая политика не спасает рынок от подделок.

Так, в США контрафакт составляет 15% всего рынка, в Италии доля фальсифицированного вина равняется 25%.

Опыт скандинавских стран между тем доказывает, что именно недоступность алкоголя сокращает степень алкоголизации населения. В Швеции и Финляндии один человек может купить не больше четырех литров алкоголя в месяц, в Норвегии самые высокие в мире налоги на алкоголь, реклама спиртных напитков в этих странах строго запрещена, а вождение в нетрезвом виде в Финляндии подразумевает уголовную ответственность. «Такая жесткая политика дает результаты только через много лет, так как ее целевая аудитория — молодежь», — рассказывает «Газете.Ru» Светлана Авдашева, заместитель директора Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ. Председатель Союза борьбы за народную трезвость Александр Карпачев в разговоре с «Газетой.Ru» отметил, что первостепенной задачей должна быть как раз борьба с алкоголизмом, а не с нелегальными продуктами. «Качественный или некачественный, легальный или нелегальный — разницы нет, ведь алкоголь сам по себе является ядом», — говорит Карпачев.