Пенсионный советник

Папа завещал мне лень

Тяга к госпособиям передается по наследству

Александр Садовский 05.11.2013, 16:24
Тяга к госпособиям передаётся по наследству iStockPhoto
Тяга к госпособиям передаётся по наследству

Международная группа ученых из университетов Сан-Диего (США), Лондона (Соединенное Королевство) и Бергена (Норвегия) пришла к сенсационному при всей своей очевидности для некоторых выводу: велфер (государственная финансовая поддержка населения) заразен и передается по наследству. Привычка жить за государственный счет переходит от родителей к детям, даже если речь идет об уже выросших и часто живущих отдельно вполне взрослых «детях».

Ученые исследовали, как работает норвежская программа государственного обеспечения людей с физическими или интеллектуальными проблемами, не позволяющими им полноценно работать. Российский аналог этой программы — присвоение той или иной степени инвалидности. Как и в России, в Норвегии «инвалидность» — понятие растяжимое, при выполнении определенных не очень сложных бюрократических действий ее может получить практически любой взрослый и, тем более, пожилой человек. Так, при первом обращении в соответствующий норвежский госорган вероятность включения в программу составляет 75%; в случае отказа можно подать апелляцию, которая удовлетворяется в 15% случаев. Если по прохождении полного цикла документооборота податель заявления все же остается вне программы, он имеет право немедленно начать все снова, при этом предыдущие результаты не учитываются.

Если у нас присвоение группы инвалидности не очень сильно отражается на доходах и расходах человека, то в социально-ориентированном норвежском обществе попадание в программу «страхования по инвалидности» позволяет много лет нормально жить не работая: в среднем пособие по инвалидности в Норвегии составляет 58% предыдущей зарплаты получателя. К этому необходимо добавить сохраняющуюся полную медицинскую страховку и различные дополнительные социальные выплаты. Кроме того, при определении суммы выплат действует механизм уравнивания: мало зарабатывавшие получают большую долю зарплаты, много зарабатывавшие — меньшую.

На данный момент каждый десятый взрослый норвежец получает соответствующее пособие, которое начисляется помимо пособия по безработице, «детских», пенсии и прочих выплат от государства.

В США в соответствующие программы входит около 5% взрослых, в Великобритании — около 7%. При этом если в Норвегии рост доли «инвалидов» в обществе в последние годы приостановился, то в США и Великобритании он продолжается, поэтому результаты исследования актуальны и для этих стран. Выплаты по нетрудоспособности весьма велики и в сравнении с размером экономики в 2009 году в США они составляли 1,9% ВВП, а в развитых странах Европы — 2,3% ВВП.

Исследователи сравнили судьбу детей тех, кто получил пособие по инвалидности, и тех, кто подавал заявку, но не получил пособия. Принципиальный момент: рассматривались только семьи, в которых на дату подачи родителями соответствующей заявки детям уже исполнилось 18 лет (в основном они были значительно старше, в среднем — 25 лет). Это означает, что все дальнейшие решения «детей» основывались на здравом разумном размышлении, а не на влиянии родителей, оказанном на них в раннем детстве. Такой подход, с одной стороны, значительно сокращает рамки понятия «межпоколенческая передача культуры велфера», которое и исследовали ученые, зато уменьшает возможное поле для критики полученных результатов.

Выяснилось, что если родители взрослых детей получили пособие по инвалидности от государства, то вероятность того, что их дети тоже получат такое пособие в течение следующих пяти лет, увеличивалась до 6%.

Тот же показатель для десяти лет вырастает уже до 12%. Учитывая, что базовая вероятность для этого события на данном отрезке времени относительно невелика (3–6%), эти показатели значительно превышают как статистическую погрешность, так и влияние других возможных факторов. Они четко показывают существование «наследственного» велфера и «культуры велфера» в семьях, где люди пользуются поддержкой государства.

Результаты, полученные авторами исследования, объясняются, с их точки зрения, тремя основными причинами. Во-первых, дети «велферщиков» получают от родителей больше информации о государственных программах и о том, как принять в них участие, чем дети родителей, не имеющих возможности брать деньги от государства. Во-вторых, наличие пособий у родителей снимает чувство неудобства или стыда у детей, они не воспринимают такие пособия как нечто не совсем приемлемое, что часто встречается у обычных людей. В-третьих, находящиеся на велфере родители уделяют детям (в том числе уже взрослым) больше внимания, чем работающие, что создает более сильную связь между поколениями и подталкивает детей поступать так же, как родители.

Среди побочных результатов исследования можно отметить выявление зависимости между получением пособия родителями и рабочими достижениями детей. Оказывается, дети «велферщиков» по сравнению с обычными жителями Норвегии имеют на 13% меньшую вероятность получить работу, а если и получают, то на 7,7% реже эта работа занимает полный рабочий день. Кроме того, они на 8% реже поступают в колледж.

Полученные данные порождают новые вопросы к концепции «социального государства», становящейся все более популярной не только в Европе, но уже и в США. Они показывают, что увеличение числа людей, получающих пособия, со временем становится не только самоподдерживающимся, но и самоускоряющимся процессом. На уровне ощущений и здравого смысла это давно было очевидным для сторонников «минимального государства», но получение строго обоснованных научных данных окажет им существенную поддержку.