Родина отберет у банкира шато

АСВ добралось до замка экс-сенатора Сергея Пугачева

Наталия Еремина 06.08.2013, 14:56


Каскад водопада в Шато де Гаро

Каскад водопада в Шато де Гаро

Jean-Pierre Marro/linternaute.com

Агентство по страхованию вкладов, возможно, 1 ноября получит доступ к замку Шато де Гаро в Ницце, владение которым приписывают семье экс-сенатора и экс-главы Межпромбанка (МПБ) Сергея Пугачева. Французский суд рассмотрит на заседании возможность обращения взыскания долгов офшорной компании Snc Villacota 3, не выплатившей кредит МПБ, на принадлежавшей ей замок.

1 ноября французский суд на заседании может легализовать российское решение о взыскании с офшорной компании Snc Villacota 3, которую связывают с бывшим владельцем Межпромбанка (МПБ) экс-сенатором Сергеем Пугачевым, долгов банка. Об этом в интервью «Российской газете» рассказал первый замдиректора Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Валерий Мирошников.

Права требования на 8,3 млн евро к компании, по его словам, можно будет выставить на новые торги не ранее чем через год после неудачного аукциона по их продаже в июле.

Узнав подробности, потенциальные покупатели прав требований к Snc Villacota 3 не проявили в прошлый раз интереса к активу. Теперь из-за необходимости дожидаться процессуальных решений выставлять лот на торги можно будет только спустя год.

По словам Мирошникова, компания в свое время брала кредит в МПБ и не вернула его. В результате расследования АСВ обнаружило, что

на Snc Villacota 3 оформлен замок Шато де Гаро в Ницце. Это здание общей площадью 2686 кв. м, построенное между 1900 и 1904 годом. Стоимость дворца оценивается в €30 млн. Однако в данный момент официально обратить взыскание на замок невозможно. Сейчас французский суд рассматривает такое ходатайство агентства.

«У нас пока нет официального решения французского суда об обращении взыскания на замок. Для этого судебные органы Франции должны легализовать российское решение о взыскании с Snc Villacota 3 долгов Межпромбанка. Мы надеемся, что заседание, на котором будет рассматриваться этот вопрос, состоится 1 ноября», — рассказал Мирошников.

Известно, что еще в феврале 2012 года по требованию АСВ трибунал высшей инстанции Ниццы наложил арест на замок Шато де Гаро, принадлежавший семье Пугачева. Предварительный залог по этому кредиту оценивался более чем в €13 млн.

Скандально известный Межпромбанк лишился лицензии в октябре 2010 года из-за долгов в 80,9 млрд рублей. При этом задолженность МПБ перед Центробанком по взятому у ЦБ ранее беззалоговому кредиту составляла 32 млрд рублей. Проблемы банка начались в 2010 году, когда руководство МПБ допустило дефолт по еврооблигациям. Позже МПБ не расплатился с ЦБ по кредиту. 5 октября Центробанк отозвал лицензию у МПБ, а 21 октября — у его «дочки» «Межпромбанк Плюс». Уже в ноябре банк был признан банкротом.

Часть задолженности МПБ на сумму €3 млн была погашена 4 октября 2010 года, за день до отзыва лицензии у МПБ. Однако АСВ оспорило это погашение в рамках дела о банкротстве МПБ. Решением Арбитражного суда Москвы задолженность была восстановлена. Попытка погасить долг компании перед банком по второму кредитного договору, по которому компания должна была МПБ €5,312 млн, даже не была предпринята.

При этом в России экс-сенатор лишился почти всех своих активов. После банкротства банка Пугачеву пришлось продать Енисейскую промышленную компанию российским бизнесменам Игорю Алтушкину и Руслану Байсарову, а судостроительные активы – Объединенной судостроительной корпорации.

Бывший завсегдатай рейтинга Forbes и российский сенатор вышел из числа самых богатых миллионеров и Совета Федерации и теперь скрывается в Лондоне, а его представители сражаются за зарубежные активы Пугачева.

После банкротства МПБ эксперты заговорили о необходимости введения уголовной ответственности для банкиров за фальсификацию банковской отчетности. Минфин недавно подготовил и представил новый вариант документа, который поднимает штраф для банкиров до 1 млн рублей, а срок лишения свободы – до четырех лет. Впрочем, в АСВ все равно считают это наказание слишком мягким.

«У меня двоякое отношение к этому законопроекту. С одной стороны, он действительно нужен, так как угроза реальной уголовной ответственности за фальсификацию отчетности будет способствовать повышению финансовой дисциплины в банках. С другой стороны, нельзя исключить, что некая ошибка, совершенная без злого умысла, от которой не застрахован никакой бизнес, приведет к возбуждению уголовных дел, а, учитывая российские реалии, надеяться на беспристрастное правосудие приходится далеко не во всех случаях. Поэтому предложение Минфина неплохо в качестве превентивной меры. Кроме того, как показывает опыт, в частности ситуация с Банком Москвы или МПБ, хорошая финансовая отчетность, заверенная именитыми аудиторскими компаниями, может скрывать самые серьезные проблемы, которые вскрываются уже после того, как недобросовестные банкиры оказываются вне зоны действия российской юрисдикции», — отмечает аналитик компании «Инфина» Вероника Чекина.