«Если семья тратит больше 20% на ЖКХ — это экономическая проблема»

Глава Минрегиона в интервью «Газете.Ru» о жилье, ЖКХ и проблемах региональных бюджетов



Глава Министерства регионального развития Игорь Слюняев

Глава Министерства регионального развития Игорь Слюняев

Екатерина Штукина/ИТАР-ТАСС
Министр регионального развития Игорь Слюняев в интервью «Газете.Ru» рассказал о том, как формируются платежи за ЖКХ, где стоят памятники бесхозяйственности, а также о новых стимулах снижения ипотечных ставок.

— В связи с замедлением темпов экономического роста и снижением прогноза по инвестициям в основной капитал вы прогнозируете снижение темпов роста инвестиций в строительство, в том числе строительство жилья?

— Конечно, мы обеспокоены тем, что темпы роста национальной экономики несколько замедлились. Но такое замедление — общемировая тенденция. Я вспоминаю 2008 год, когда первые тревожные сигналы были ощутимы на рынках и напряженность, связанная с мировым финансовым кризисом, дошла до российских регионов. Нам удалось тогда достаточно серьезно поработать над стабилизацией рынка труда, созданием новых рабочих мест. В этот же период начал работать Фонд содействия реформированию ЖКХ — это тоже было формой поддержки региональных экономик и, по сути, антикризисной мерой.

Строительная отрасль всегда наиболее остро воспринимает любые неприятности в экономике. Порядка 7% ВВП в структуре экономики России — строительный комплекс. Со стройкой связаны 50 смежных отраслей и около 7% экономически активного населения.

Мы должны больше внимания уделять рынку строительства — промышленного, гражданского, жилищного, в том числе развитию промышленности строительных материалов. По итогам 2012 года в России введено в эксплуатацию 65 млн кв. м жилья. Это в два раза больше 2000 года, но недостаточно для удовлетворения спроса на жилье. Необходимо выходить на уровень примерно в 145–146 млн кв. м в год. Но, чтобы построить такой объем жилья, важно создать условия, в том числе обеспечить рынок жилищного строительства отечественными стройматериалами.

России необходима стратегия развития промышленности строительных материалов. Такая стратегия разработана Минрегионом 5 лет назад и до конца не реализована. Мы ее сейчас актуализируем.

По вводу жилья в первом квартале тревожных тенденций пока не наблюдаем. А если говорить о перевозке грузов, в частности железнодорожным транспортом, идет существенное снижение объемов перевозки строительных материалов, сокращается план заказа подвижного состава, сокращается существенно — и это уже настораживает.

Однако падения в отрасли в этом году быть не должно, можно лишь говорить о снижении темпов роста. Рассчитываем, что нового жилья построим не менее прошлогоднего.

— Идея направления средств пенсионных накоплений на строительство жилья экономкласса уже оформлена?

— Это одна из идей, связанных с поиском источников стимулирования отрасли. Мы ее разделяем, хотя решение будут принимать финансовые власти. На мой взгляд, если часть пенсионных накоплений будет перенаправлена на рынок жилищного строительства, от этого выиграют все: и финансовый рынок, и рынок жилищного строительства, и люди, желающие улучшить жилищные условия, и пенсионеры.

— Какие есть источники или резервы по снижению ипотечной ставки? Она опять пошла в рост в первом квартале.

— Ставка по ипотечным кредитам всегда была достаточно высокой. И на первом этапе удалось выработать инструменты, которые стимулировали всех — и девелоперов, и застройщиков, и потребителей. Важно более активно подключать муниципальный и региональный уровень. Где успешно развивается ипотека? Там, где первоначальный взнос или ставка субсидируются региональными (муниципальными) программами за счет собственных бюджетов. В активности региональных и местных властей есть серьезный резерв.

— Вы говорите о субсидировании ставок и других методах стимулирования на региональном уровне. Но не все регионы имеют такие возможности: многие являются дотационными. Сейчас на них «висит» обязательство по повышению зарплат бюджетникам.

— Говоря о необходимости развития ипотеки, мы забываем, что доходы домашних хозяйств тоже определяют спрос на ипотеку. Повышая заработную плату военнослужащим, работникам бюджетной сферы, настаивая на повышении оплаты труда в экономике, мы формируем платежный спрос. Люди становятся если не богаче, то благополучнее — разве это плохо?

Да, вызывает беспокойство, что региональные бюджеты, во-первых, сильно закредитованы. Объем кредитов на 1 апреля, по данным мониторинга Минрегиона, — 1,45 трлн рублей. В 2007 году госдолг регионов не превышал 300 млрд рублей.

В первом квартале текущего года он снизился, а сейчас опять начинает расти.

Во-вторых, тревожит сокращение объема капитальных вложений.

Если в 2007 году на капвложения приходилось 24% от общего объема совокупных расходов региональных бюджетов, то по итогам 2012 года этот показатель не превышает 11%. А это недостроенные дороги, мосты, путепроводы, жилье, новые производства, инфраструктура.

И это тревожный симптом. Но радует то, что доходы региональных бюджетов все-таки растут. Допустим, бюджетообразующие поступления: налог на прибыль и НДФЛ. По итогам 2012 года они выросли на 8–15%.

Надо активнее заниматься мобилизацией доходов субъектам Российской Федерации, одновременно сокращать неэффективные расходы.

— Когда будут подготовлены генпланы городов? Переносили, переносили…

— Сроки переносили неоднократно. Думаю, что до конца текущего года мы закончим с территориальным планированием и генпланами. Останется проблема качества. Ее тоже надо будет решать, уточняя и дорабатывая те документы, которые вызывают вопросы.

— Говорят, что Минрегион — это ведомство губернаторов-отставников. Кадровые изменения в вашем ведомстве были довольно часто. Они уже, наконец, закончены? Или вам еще что-то придется подправить?

— В Минрегионе России работает слаженная и профессиональная команда. Кто лучше губернатора знает о региональных проблемах? Сергей Вахруков, Валерий Гаевский, Сергей Дарькин были хорошими губернаторами. И сегодня их региональный опыт помогает в выработке и реализации региональной экономической политики. Да, кстати и Костромская область, не самый богатый регион страны, в 2011 году заняла первое место в России по динамике социально-экономического развития в России и вошла в десятку лидеров по комплексному развитию, оказавшись рядом с Москвой, Санкт-Петербургом, Республикой Татарстан и Калужской губернией.

Кто-то из мудрых сказал, что нет предела совершенству. Я когда-то очень трепетно относился к науке управления. Первый трактат, посвященный управлению, — это древнеиндийский трактат «Артхашастра». Он старше Нового Завета, старше Евангелия. Его начали писать в X веке до нашей эры, а закончили в Рождество Христово. Как построить город, как собрать налоги, как воспитать царя и так далее. Если говорить о Минрегионе, мы жестко разграничили функции и задачи. Мы каждую функцию и задачу подкрепили людьми и регламентами. Мы разграничили полномочия между Минрегионом и Госстроем.

Что меня смущало? Выезжаешь на любой объект — там представители Госстроя не появлялись никогда. Кто занимается Олимпиадой в Сочи? Госстроя там нет. Объектами форума АТЭС? Госстроя опять нет.

Как правило, чиновники борются за расходные полномочия. Сейчас все финансовые полномочия мы передали Госстрою, за Минрегионом функция заказчика-координатора. Считаю такую систему управления более верной: министерство вырабатывает государственную политику, формирует программы, создает условия для работы, совершенствует нормативно-техническую базу, а агентство осуществляет финансирование объектов и оказывает услуги рынку.

Первоначальная настройка состоялась, люди подобраны квалифицированные, маховик этот работает, может быть, не всегда успешно.

Вижу нашу «ахиллесову пяту» — это отсутствие стратегии в отдельных направлениях деятельности, в частности в коммунальном хозяйстве.

Первые очертания стратегии появились после майских указов президента. А дальше программно-целевой подход. По отрасли ЖКХ, кроме программы «Чистая вода» и федеральной целевой программы (ФЦП) «Жилище», нет ничего. А где жилищная услуга, теплоснабжение, горячее водоснабжение, холодное водоснабжение, канализация, водоотведение, утилизация, сбор и обезвреживание бытовых отходов? За счет каких программ и мероприятий мы собираемся решать вопросы и проблемы в указанных направлениях?

Основная проблема ЖКХ, что государство из этой отрасли ушло, а рыночные отношения все еще не возникли.

Мы за последние годы в сфере ЖКХ приняли 158 законов и 3124 подзаконных акта. Такой объем не то что применить — прочесть невозможно. Сегодня идем по пути классификации нормативных актов и их структурирования.

Еще одна сторона — нормативно-технического регулирование. Мы в 2004 году практически отказались от советских норм и правил, вышли в режим технических регламентов.

Старая система все еще работает, новых технических регламентов и стандартов еще не создали, и мы живем почти что в условиях нормативно-технического бардака.

— Как продвигается работа по контролю над платежами? Президент ограничил рост совокупного платежа 6% в год.

— В коммунальной сфере в наших руках три основных инструмента. Первый — бюджетно-тарифные решения, или так называемые тарифы, повышения которых мы каждый год ожидаем с содроганием. Впервые за последние десятилетия естественным монополистам поставлены жесткие рамки: в ближайшие пять лет рост тарифов не должен превышать инфляцию. Все от этого только выиграют — и потребители коммунальных услуг, и бизнес! А заодно ресурсоснабжающие организации начнут управлять издержками, которые давно необходимо снижать так же, как и непроизводительные затраты, займутся повышением производительности труда, но это с 2014 года.

Очередное повышение состоится 1 июля. Предельный уровень тарифов на газ, электроэнергию, на тепловую энергию устанавливает федеральное правительство. Но конкретный тариф — это полномочия субъектов Федерации. Они должны быть взвешенными, экономически обоснованными.

Если посмотреть на тариф по теплоснабжению, там и коллекторные расходы, и плановые потери, и потери теплоносителя достигают 30–40%! Какое это отношение имеет к услуге, которую оплачивает потребитель? Ведь он ее не получил в том объеме, который предъявляется к оплате. И мы сегодня ориентируем регионы на взвешенный, экономически обоснованный подход к бюджетно-тарифным решениям, к анализу всех составляющих, из которых складывается стоимость, объем и качество услуги.

Второй момент — предельный уровень совокупного платежа. Его должно контролировать государство в лице регионов, потому что вопрос этот имеет колоссальное социальное значение.

Доходы домашних хозяйств не всегда успевают за аппетитами ресурсоснабжающих организаций. А это означает, что на федеральном уровне мы должны ограничить предельный уровень совокупного платежа за коммунальные услуги — и такие законодательные инициативы уже подготовлены.

Третий момент — норматив. Корректным объем потребления коммунальной услуги будет тогда, когда мы обеспечим установку приборов учета на всех этапах производства, транспортировки и потребления услуги. Пока этого нет, регионы принимают решения по нормативам потребления коммунальных услуг на основе расчетов, опираясь на нормативы и на данные показаний приборов учета в режиме аналогии. Нормативы регионам следует рассчитывать корректно, не завышая, не задирая этот показатель.

Если из месячного дохода семьи более чем 22% (в ряде регионов цифра меньше — 15-22%) направляются на коммунальные платежи — это экономическая проблема, проблема экономической безопасности семьи. И в этом случае должны включаться меры социальной поддержки в виде жилищной субсидии из регионального бюджета.

— Сейчас-то сняты уже претензии, пересчитали все платежки обратно, не осталось проблем у каких-то регионов или муниципалитетов?

— В основном эта проблема решена. Совокупный платеж ушел в те параметры, на которые нам указал президент.

— На недавнем заседании правительства рассматривалась ФЦП «Чистая вода». Как-то будете решать эту проблему?

— Приведу пример. Берем такой знаменитый остров, как Соловки. Это Архангельская губерния, русская Голгофа. Недавно, посещая Соловки, я посмотрел объекты, которые финансировались в предыдущие годы. Один из них — станция водоочистки стоимостью в сотню миллионов рублей.

Станция построена, а водозабора, водоподготовки, распределительных сетей нет. И стоит этот памятник нашей бесхозяйственности, на который потрачены большие федеральные деньги.

В одной из северокавказских республик есть водоканал, где мы тоже финансируем станцию водоочистки, причем остаточная ее стоимость превышает 1,5 млрд рублей. А ежегодные ассигнования там — 25 млн рублей. Какие перспективы по вводу в строй у этого объекта? На самом деле, это «поддержание штанов» подрядной организации — только и всего. Я против таких подходов. Если мы беремся за какой-то объект, он должен быть социально, экономически значимым, разделен на пусковые комплексы, и мы должны четко понимать его стоимость и срок ввода в эксплуатацию.

Еще одна проблема – недофинансирование заявленных объемов регионами: сначала просят денег, обещают вложить в определенной доле собственные средства, а как только федеральные деньги пошли, свои деньги регион придерживает. От этой финансовой необязательности у нас тоже немало долгостроев.

Но не все плохо по «Чистой воде», есть и хорошие примеры. Более 50 объектов по водоочистке и водоподготовке, распределительным сетям, водоснабжению введены в эксплуатацию.

Денег, которые ассигнует бюджет (3 млрд рублей), мало. Увеличивать финансирование «Чистой воды» нам необходимо кратно.

Либо надо создавать условия для инвестиций. Но если в крупных городах, мегаполисах, за счет тарифа на потребление воды можно вычленять инвестиционную составляющую и финансировать инвестиционные проекты, то в малых населенных пунктах окупаемых проектов нет. Здесь без госкапвложений не обойтись.

Минрегион за то, чтобы программа «Чистая вода» стала шире и финансово, и пообъектно. Мы ФЦП доработали, сконцентрировав ресурсы на вводных объектах, будем вносить на рассмотрение правительства.

— Минрегион разрабатывал законопроект, касающийся расширения должностей на муниципальном уровне, которые могут быть выборными. И этот законопроект не был внесен в Госдуму. Эта идея оставлена либо еще появится в каком-то виде?

— Законопроект был внесен в Думу еще в августе, в Думе и у экспертного сообщества неоднозначные мнения по поводу выборности — обсуждение продолжается. Буду опираться на собственный опыт губернатора. Необходимы индивидуальные подходы в каждом субъекте Федерации. Должны быть и назначаемые, и избираемые главы.

— А если говорить не о мэрах, а о вице-мэрах, других чиновниках — имеет ли это смысл?

— Мне кажется, нет такой необходимости. Сейчас назначаемость исполнительной власти в муниципалитетах компенсирует выборность законодательной власти. Надо доверять главам. Пусть они формируют команды с учетом того, что рядом должны быть люди, способные и готовые отвечать за результат.