Пенсионный советник

«Газпром» выменял Северное море

«Газпром» и Wintershall раскрыли параметры обмена активами

Алексей Топалов 28.10.2011, 19:14
Газодобывающая платформа Wintershall в Северном море wintershall.com
Газодобывающая платформа Wintershall в Северном море

«Газпром» и Wintershall назвали доли в активах, которыми они намерены обменяться: немцы получат блокпакет в разработке месторождений Уренгоя, а российская монополия — половину в проектах в Северном море. Но эксперты предрекают проблемы: стоимость добывающих активов «Газпрома» будет снижаться, а его приход в Северное море может вызвать негативную реакцию со стороны Еврокомиссии.

«Газпром» и германская Wintershall (100-процентная «дочка» BASF AG) в пятницу подписали рамочное соглашение, согласно которому Wintershall получит 25% плюс одну акцию в проекте разработки ачимовских отложений Уренгойского месторождения, а российская монополия — 50% в нефтегазовых проектах германской компании в Северном море.

Wintershall уже работает с «Газпромом» на ачимовских отложениях: их совместное предприятие «Ачимгаз» (сторонам принадлежит по 50%) в 2008 году уже ввело в эксплуатацию участок 1А Уренгойского месторождения. Пока эксплуатация этого участка считается опытно-промышленной, но в дальнейшем на нем планируется добывать 7,5 млрд кубов в год.

Как пояснили в «Газпроме», речь идет о проекте разработки двух других участков отложений, но, каких именно, не сообщили. Всего, по результатам геологоразведки, запасы ачимовских залежей превышают 1 трлн кубометров газа и 200 млн тонн конденсата.

Какие активы предлагает Wintershall, стороны тоже не уточняют. Компания в Северном море ведет добычу на 25 платформах, только в прошлом году Wintershall получила шесть лицензий на работу в его норвежской акватории.

Единственное, о чем сообщают компании, это что обмен будет эквивалентным.

«Wintershall наращивает масштабы своего бизнеса на ачимовских отложениях, что вполне логично, — говорит аналитик ИФД «Капиталъ» Виталий Крюков. — «Газпром» же получает опыт работы в море. С учетом того, что морские проекты становятся все более актуальными (в первую очередь «Штокман»), этот опыт монополии скоро пригодится».

Но несмотря на то, что обмен заявлен как эквивалентный, может возникнуть вопрос оценки активов. Это связано с введением новых газотранспортных мощностей «Газпрома».

Сам «Газпром» заявлял об опасности, которая может возникнуть, если введенные в строй мощности превысят реальный спрос, напоминает глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. В генеральной схеме развития газовой отрасли на период до 2030 года монополия отмечала, что в этом случае значительно снизится эффективность инвестиций в проекты по развитию добычи и транспорта газа, что, в свою очередь, повлечет существенное снижение показателей эффективности всей отрасли в целом. «К этому может привести строительство трубы Бованенково — Ухта и новых экспортных газопроводов, — предупреждает Корчемкин. — Стоимость добывающих активов «Газпрома» будет снижаться, а это может осложнить обмен с Wintershall».

Выход в Северное море интересен «Газпрому» с точки зрения доступности рынков.

«Северное море — богатый нефтегазоносный регион, который находится рядом с рынками стран Северной и Западной Европы, в том числе рядом с ключевым для «Газпрома» германским рынком»,

— говорит директор по развитию бизнеса в странах СНГ агентства Argus Media Вячеслав Мищенко. Германия — самый крупный европейский контрагент «Газпрома», в 2010 году монополия поставила в эту страну 35 млрд кубометров газа.

«Газпром» владеет долями в газораспределительных сетях Германии и Великобритании, а также планирует выйти на рынок европейской электрогенерации (недавно компания договорилась о совместных энергетических проектах с германской RWE). «Таким образом, «Газпром» выстроит полную цепочку — добыча, транспортировка и переработка», — указывает Мищенко.

Но это может повлечь за собой недовольство Еврокомиссии. Третий энергетический пакет Евросоюза запрещает одной и той же компании заниматься поставками и транспортировкой газа и электроэнергии. Россия неоднократно выступала против Третьего энергопакета, но ЕК на данный момент не намерена идти на какие-либо уступки в этом вопросе. На днях глава Минэнерго Сергей Шматко заявил, что переговоры между Россией и Евросоюзом по Третьему энергопакету зашли в тупик.